ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Из других, столь же малопонятных событий тех дней стоит, пожалуй, упомянуть еще четыре. Все они нашли отражение в документах, не имеющих как будто бы между собою ничего общего. Вот они.

ДОКУМЕНТ ПЕРВЫЙ

Вчера у 12-го причала городской пассажирской линии полицейским Дж. Ринсом был выловлен труп матроса К. Стиммела. На теле утопленника обнаружены три ножевые раны. Предпринимаются розыски убийцы.

Газета «Дэй», 18 октября, стр. 36.

(— Брось ты шуточки, парень, брось… Добром прошу…

Он был уже здорово пьян и тряс головой, но уходить не собирался: уязвленное самолюбие не давало покоя. И он бормотал, раскаляясь:

— Не веришь, да?.. Мне не веришь?!.. А я своими руками — вот этими, видишь, — своими руками ящики сгружал. И никого там не видел — пусто на островке было, совсем пусто. Мне здорово платят, чтоб молчал, а ты, подлец, не веришь… Я тебе всю душу распахнул, секреты, понимаешь, выкладываю… У, скотина!

— Т-трепло ты… Стиммел, — с трудом произнес его собеседник, тщетно пытаясь подняться из-за столика. — Ник-какого острова… нет… И все ты… в-решь…

— Есть!.. Говорю тебе, скотина, есть!.. Мы там весь трюм вывалили… Своими руками…

— И вовсе н-нет… — Встать ему так и не удалось, и он положил голову на залитый пивом столик.

— А я говорю — есть… Своим руками я…

Никто в грязном ресторанчике-поплавке не обращал внимания на препирательства захмелевших грузчиков. Никто, кроме незаметного, щуплого человечка с лисьим, нездоровым лицом. Подсев за пустой столик по соседству, он изредка прихлебывал пиво и чутко прислушивался к спорщикам. Но вот приятели, наконец, сползли со стульев и, шатаясь, побрели к двери. Человек с лисьим лицом проводил их взглядом и тотчас же подозвал кельнера. Расплатился, одним звучным глотком допил остатки пива. Озабоченно взглянул на часы и быстро направился к выходу.)

ДОКУМЕНТ ВТОРОЙ

Оригинально и потрясающе!

Журналист, живущий среди дикарей Амазонии, диктует книгу по радио.

Ждите! Если Эдвин Конрад не будет съеден индейцами, его бестселлер украсит ваши библиотечки!

Помните: «На грани тысячелетий» — так называется эта волнующая повесть-репортаж, которую в ближайшее время преподнесет вам в законченном виде издательство «Квинн».

Из рекламной листовки

(Когда ему сказали: «Эдвин, тебя уже целый час разыскивает Старик», он понял, что вот, наконец, и пришло время серьезного разговора. Вчера Старик распорядился снять с полосы его статью. А сегодня… Что ж, пусть попробует. В желтой папке, зажатой у Эдвина под мышкой, кое-что собрано. Вряд ли Старик знает, например, о странных заказах, кем-то одновременно сделанных крупнейшим строительным фирмам. Правда, пока неясно — кем и зачем. Но у Конрада есть чутье: пахнет тайной и, возможно, сенсацией.

Конрад вошел в приемную, кивнул секретарше и направился к обитой кожей двери.

— Наконец-то! — встретил его обрадованный возглас. — Куда это вы запропастились, Эд?

…Через полчаса дверь кабинета издателя еженедельника «Уик ревью» распахнулась. Сам Старик вышел в приемную проводить Эдвина Конрада.

— Счастливого пути! — сказал он покровительственно. — Эд, я надеюсь на ваше перо!..

Чтобы немного прийти в себя, Эдвин решил пренебречь лифтом. Медленно спускаясь по лестнице от площадки к площадке, он никак не мог до конца осознать, что ему, Эдвину Конраду, уже завтра предстоит очутиться в непроходимых дебрях Бразилии. Замысел Старика поистине грандиозен: повесть-репортаж о жизни диких индейских племен Мату-Гроссу! Он будет диктовать ее по радио каждый день. Если все сойдет благополучно, через три-четыре месяца он станет почти капиталистом…

Погруженный в сладостные грезы, Конрад больше уже не думал ни о «зарезанной» статье, ни о желтой папке. «Забудьте обо всем, — сказал ему босс. — Пусть волнует вас только одно: скорее, увлекательнее, острее написать свою будущую книгу… А ваши заметки от вас не уйдут…»

Уйдут — не уйдут… Не все ли равно? Главное, завтра он летит в Мату-Гроссу… И это великолепно, черт побери!..)

ДОКУМЕНТ ТРЕТИЙ

АКТ

о частичной утрате документации сектора «М» В результате пожара, возникшего из-за преступной небрежности младшего секретаря отдела Периферийных территорий г-на Мигуэля Альканареса, комплекту документации сектора «М» нанесен серьезный ущерб…

(Глаза Мигуэля стали похожи на черные пуговицы.

— Оформить аренду?.. И уничтожить документы?.. — растерянно бормотал он. — Зачем это? Не понимаю вас, господа, право, не понимаю…

— Это неважно, Альканарес, совсем неважно — понимаете вы или нет. Сумма, которую мы предлагаем, окупит ваше недоумение. Документация на аренду острова должна быть только у нас, и в одном экземпляре, ясно? Другой должен исчезнуть.

Мигуэль пожал плечами. Что ж, деньги и в самом деле немалые. Надо подсунуть договор об аренде на подпись Санчесу де Карранса. Он всегда либо спит, либо пьян. Кто об этом вспомнит? А пропажу документов обстряпать проще простого…

— Рискованно… — лицемерно вздохнул Мигуэль. — Придется вам все же… прибавить…

Если б Альканарес знал, что ровно через неделю ему самому суждено исчезнуть столь же бесследно, он бы едва ли счел сегодняшнюю сделку удачной.)

ДОКУМЕНТ ЧЕТВЕРТЫЙ

15 декабря. Серьезная неисправность в машине. Вынужденная стоянка в открытом море.

18 декабря. Ремонт двигателей закончен. Идем по курсу.

(Эти записи в судовом журнале сухогруза «Эшби» сделаны поверх старательно вымаранных строк.)

(Капитан Бероун с отвращением швырнул радиограмму и придавил ногой. Прокуренные висюльки усов возмущенно дергались, ноздри крупного загоревшего носа раздувались. Капитан был вне себя.

И было отчего. Ему предлагалось — и в самой категорической форме — испохабить судовой журнал, вписав туда липу. Какая, к дьяволу, стоянка в море? Трое суток проторчали они у паршивенького клочка суши. Люди измотались на разгрузке, рады-радехоньки были, что расстались с этим поганым островком. А ему, честному моряку, предстоит теперь напакостить в журнале!.. Мало им того, что весь маршрут оказался до омерзения кривобоким и путаным.

Бероун свирепо покосился на клочок бумажки, торчащий из-под ботинка. «И кому все это нужно? — раздраженно подумал он. — С жиру бесятся, что ли?..»)

* * *

Четыре документа, случайно выхваченные из сотен и тысяч разнокалиберных бумаг. Но кроме них были еще и люди.

Десант из прошлого - i_003.png

Часть вторая

ПАРАЛЛЕЛИ ПЕРЕСЕКАЮТСЯ

Глава I

ДЕСЯТЬ СТРОЧЕК ПЕТИТА

— Вон идет твой… — Девушка рассмеялась, — инфант… Как ты его называешь, мам? Инфан…

Сухонькая женщина поморщилась.

— Анфан тэррибль… Ужасное дитя. Опять все перероет. О господи, сюда идет! Не пронесло…

Девушка поправила высокую прическу и без смущения уставилась на высокого, грузноватого мужчину, крупными шагами пересекавшего улицу. Копна светлых вьющихся волос надо лбом, развевающийся плащ, разбухший портфель под мышкой и, главное, потрясающая небрежность, с какой он переходил улицу, делали его фигуру весьма заметной.

Сухонькая женщина отошла в глубь киоска и стала быстро пересчитывать стопку журналов «Чехословакия». Она не любила этого покупателя. Беспорядок, который он учинял на прилавке, не окупался, по ее мнению, парой взятых им газет и журналов. Она считала аккуратность существенным достоинством человека.

С размаху швырнув на прилавок кожаный сундук, грузный мужчина принялся за газеты и журналы. Кое-что он совал под мышку, остальное отодвигал в сторону.

9
{"b":"152052","o":1}