ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Вырвался барс из клетки рук моих, – тоскливо подумал он. – Себя губит – ладно. Царство рушит, вот беда. И не он Агая, а меня скиф сбросит с этой крыши. Доносили – не жалует чужих оракулов».

VI

ПОБОИЩЕ

Зима была необычной – морозной и снежной. По морю гоняло ветром льдины. Но все кончилось с весной. Зазеленела трава, исчез лед. Напуганные холодами и откочевавшие к теплу, вернулись назад тучи чаек. За ними потянулись на родной север бесчисленные косяки гусей. Лебеди садились в настуженную синюю воду, отдыхали и казались ослепительными комьями снега.

Лог с Олой радовались одиночеству. Царевне было в удовольствие заботиться о мастере, вести немудреное хозяйство, как простой небогатой скифянке. Пока он работал, она бродила по острову, собирала ракушки, делала из них ожерелья. Все стены грота были увешаны пестрыми гирляндами. «На счастье», – уверованно говорила она, укрепляя каждую новую связку. Вдвоем выезжали в лодке, ставили сеть. Ола ловко выпрастывала рыбу из ячеек. «У тебя быстрые руки», – хвалил Лог. Слова его радовали. Очаг их не остывал. Ола оказалась неплохой хозяйкой. Изредка остров посещали старики-рыбаки. Они привозили муку, масло, сладости. Сосандр твердо держал слово. За зиму сам наведался дважды.

И теперь Ола вбежала в пещеру, весело оповестила:

– Едут!

Лог вышел на берег, издали увидел на носу лодки Сосандра. Когда лодка подошла к пещере, художник вышел из нее хмурым, кивнул на приветствие, сказал:

– Персы покончили с Элладой. Теперь перешли Босфор. С другой стороны пошли, откуда не ждали. Ольвия под ударом.

Лог потупился… До этого дня в нем жила надежда, что войны может и не быть. Он работал, и жизнь была ясной и радостной. Теперь все рушилось. Не оставаться же на острове. Он решил давно, если придется умирать – умрет среди своих.

Сосандр прошел в мастерскую. Лог с Олой понуро поплелись следом. Художник молча глядел на готовые статуи, не порадовался новым работам Лога, может, просто не заметил их.

– Ты можешь остаться, – сказал Сосандр. – Хотя не усидишь здесь, не зная, что творится там.

– Мы поедем с тобой, друг. – Лог бережно притянул к себе Олу. Сосандр встретился с ее взглядом, отметил про себя, что царевна сильно переменилась. Лицо ее заострилось, в глазах появилась нежная грусть, темные тени подковками лежали вокруг них. Ола за время его последнего приезда пополнела еще больше.

– Собирайтесь, – одобрительно кивнул Сосандр. – В беде надо быть поближе друг к другу.

Пока они укладывали самое необходимое, художник снял с постамента скульптуру девочки, вынес. Когда Лог вышел из пещеры с мешком в руке, он увидел лодку недалеко от берега и Сосандра со статуей. Он держал ее, как держат младенца. Потом бережно опустил к самой воде и разжал руки. Без шума и плеска девочка скрылась в море. Старики подогнали лодку к берегу. Художник сидел на борту, виновато улыбался.

– Ничего. Жив буду – подниму. – Он шевельнул пальцами. – А нет – пусть лежит, только бы не досталась персам. Они все рушат. Нет им ни на что запрета. Еще глумиться будут. Вот за твоего раба пугаться не надо. Его и с места не сдвинуть.

– Он мужчина и постоит за себя, – сказала, подходя к ним, Ола. Она не видела, что сделал Сосандр, не слышала начала разговора.

Уже по пути к Ольвии, художник рассказал Логу, что главный жрец храма Зевса спрашивает его о частых поездках на острова, мол, не человеческими ли жертвоприношениями вымаливаю у богов умение творить их облики. Худо было, если бы жрец узнал о мастерской и некультовых скульптурах. Пока все обошлось, но чей-то глаз следит за островом. Другого дела им нет. Вроде бы цела Эллада, и персы не движутся к Ольвии.

– Всех бойся, – с горечью закончил он. – И своих, и чужих. Неужели так и суждено художнику на все времена?

В Ольвию прибыли ночью. Лога с Олой Сосандр поселил на втором этаже своего дома. Жили они тайно, никуда не выходя. Художник приносил новости. Все они были плохие. Однажды пришел стратег Гекатей. Его рассказ о продвижении персов вызвал тревогу. И Гекатей, и Агай ждали появление персов через Танаис и Тавриду, но они двинулись из завоеванной Аттики кратчайшим путем через Босфор и Балканы. Навстречу им спешно и налегке ушел со своими кочевниками Ксар. Остальная орда во главе с Агаем двинулась следом. С шумом и ревом прокатилась она мимо Ольвии. С женщинами и детьми, гоня перед собою несметные стада коров, овец и коней. Агай не въехал в город, но через посыльного велел узнать, где обещанные ему гоплиты. Гекатей тут же отправил ему когорту из обученных пехотинцев, и она ушла со скифами, предводимая вторым пылким стратегом Тесеем. Теперь жители Ольвии собирают вторую когорту. Гекатей сам возглавит ее. Так он решил давно. Но вторую когорту теперь придется оставить для защиты Ольвии. Дело в том, что поступили известия о скифах Ксара. Они встретили персов где-то за Тирасом, но, не принимая сражения, отходят сюда к Гипанису, а следовательно, к Ольвии. Видимо, Ксар не решается начинать сражения сам, ждет воссоединения с Агаем. А если соединятся, примут бой и не выстоят? Тогда персы появятся под стенами города. Кому ж его защищать?

– Вы думаете отбиться? – спросил Лог.

– Думаем умереть, защищая свои дома, – ответил Гекатей. – Агай не упрекнет нас в измене. Настоящие солдаты ушли с ним, а эти – вооруженные виноградари, горшечники и рыбаки – плохая опора.

– Вы неладно решили! – Лог подошел к комнатке, в которой отдыхала царевна, послушал, не встала ли она, не слышит ли их разговора. Тихо было за дверью.

– Тогда советуй свое, – попросил Гекатей.

– Вторую когорту надо тоже послать вперед, – подходя к ним, сказал Лог. – С ней я и царевна. Когда Агай увидит ее среди своего войска…

– Это придаст ему решительность! – поддержал его молчавший до этого Сосандр. – Царь скифов не допустит пленения царевны и ускорит сражение. К тому же царевна вот-вот станет матерью, а гибели ее и, возможно, наследника, единственного внука… Да что там! Прав Лог. Надо выступать немедленно. Что за выгода умереть здесь, когда это станет неотвратимым? Лучше встретить врага на дальних подступах к Ольвии, а если уж погибать, так не видя мучений наших жен и детей.

Гекатей молчал. Видно было, что ему очень не хочется принять решение Лога и Сосандра. Но стратег, как и Сосандр, хорошо знал о постановлении Совета граждан. В нем предписывалось новую когорту так же послать навстречу врагу. Богатые горожане не хотели злить персов обороной, если они подойдут к городу. Умилостивить их покорностью и щедрой данью, вот о чем они думали. Присутствие же в Ольвии Гекатея во главе когорты помешало бы этому.

Знал Гекатей и другое: если ослушаться Совета, его сместят с поста главного стратега. Его, воздвигшего несколько трофеев на полях брани во славу Эллады!.. Недаром же раздавались крики с кольцевых сидений Совета о своенравии стратега. Мол, Гекатей, не забудьте – спартанец! А Спарта всегда глядела свысока на остальных эллинов, в том числе на боголюбивые Афины. А то, что он проводил ночи без сна, мучаясь раздробленностью Эллады и не видя способа свинтить ее в один механизм, об этом не было сказано ни полслова.

– Один персидский корабль подойдет к Ольвии и захватит ее, безоружную, – наконец проговорил он. – Но вижу я, как все сговорились. Принимай и веди ты, Сосандр, вторую когорту. Я поспешу к первой и вышлю тебе навстречу Тесея.

Он взмахнул рукой, повернулся и быстро вышел. Сосандр пожал плечами.

– Так решил Совет, друг Гекатей, – сказал он в пустой и яркий от солнечного света дверной проем. – Можно ли перечить Совету?..

На другой день утром Азгур приволок в дом художника мешок. В нем был панцирь, шлем и поножи для Лога. Все это мастер заказал через Сосандра. Пока Лог облачался в сверкающие доспехи, юноша принес снизу огромный щит и короткий меч.

Азгур окреп. Плечи его раздвинулись, голова на сильной шее сидела гордо. С того дня, как его чуть живого подобрал на волноломе Астидамант, прошли долгие месяцы. Благодарный юноша многое поведал своему спасителю. Когда Скил навестил Ольвию, поэт представил ему Азгура. Выслушав повесть о его приключениях, о судьбе наконечника, Скил только крякнул, потер рукой закрасневшие шрамы. Выходило так, как он и предполагал. Ксар отобрал наконечник у Опии, оболгал Лога перед Агаем.

44
{"b":"152053","o":1}