ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

233

БЕНЕДИКТ эстетики, а физиологией творимых познаний: «Послушайте, размышляли ли вы до блистающей «искры из глаз»? Если — нет, рассмеетесь наверное вы надо мною; но вы не философ тогда; философия есть живая страна, преисполненная невыразимых ландшафтов» (Белый А. Кризис культуры. — В кн.: Он же. На перевале. Берлин, 1923, с. 153). Нет сомнения, что с точки зрения философской ортодоксии подобные критерии никак не могут стать предметом серьезного обсуждения, но, с другой стороны, столь же очевидно, что только они способны решать там, где философия доходит до своего предела и «заставляет услышать крик в видимых вещах» (Ж. Делез). То, что философия Белого игнорируется цеховыми философами, есть недоразумение, мотивированное их вполне понятным нежеланием видеть ее в одном ряду со своими философиями. Недоразумение исчезает тотчас же, если согласиться, что с этой философией надо считаться не «коллегиально», а тематически. Отношение философов к ней строилось бы тогда по аналогии с отношением литературных критиков к романному творчеству Белого, именно: она могла бы стать сама темой философского исследования — как покушение на исконно философскую проблематику с абсолютно годными средствами: «Самое мое мировоззрение — проблема контрапункта, диалектики энного рода методических оправ в круге целого; каждая, как метод плоскости, как проекция пространства на плоскости, условно защищаема мною; и отрицаема там, где она стабилизируема в догмат; догматов у меня не было, ибо я символист, а не догматик, то есть учившийся у музыки ритмическим жестам пляски мысли, а не склеротическому пыхтению под бременем несения скрижалей. [...] Пока не усвоен стержень моего мировоззрительного ритма, бойтесь полемики со мной; всегда могу укусить со стороны вполне неожиданной; и укусив, доказать по пунктам (гносеологически), что я поступил не вопреки мировоззрению своему, а на основании его данных, ибо мировоззрение мое для вас весьма туманная штука: оно ни монизм, ни дуализм, ни плюрализм, а плюро-дуо-монизм, то есть пространственная фигура, имеющая одну вершину, многие основания и явно совмещающая в проблеме имманентности антиномию дуализма, но — преодоленного в конкретный монизм» (Белый А. На рубеже двух столетий. М.-Л., 1930, с. 187—188). Лит.: Монульский К. Андрей Белый. Париж, 1955; Бугаева К. Н. Воспоминания о Белом. Berk., 1981; Cioran S. The Apocalyptic Symbolism of Andrey Bely. The Hague, 1973; KozJik F. L'influence de l'anthroposophie sur l'oeuvre d'Andrei Bolyi, Bd. 1—3. Fr/ M., 1981; Deppermann M. Andrej Belyjs asthetische Theorie des schopferischen Bewusstseins: Symbolisierung und Krise der Kultur um die Jahrhundertwende. Munch., 1982; Andrej Belyj, Pro et Contra. Atti del Г Simposio Internazionale Andrej Belyj. Mil., 1986; Malmstad. J. (ed.). Andrey Bely: Spirit of Symbolism. Ithaca, 1987; Andrej Belyj, Symbolismus. Anthroposophie. Ein Weg, hrsg. von Taja Gut. Dornach, 1997; ZinkA. Andrej Belyjs Rezeption der Philosophie Kants, Nietzsches und der Neukantianer. Munch., 1998. К А. Свасьян

В

ВЕНЕДИКТ(Benedict) Рут (15 июня 1887, Нью-Йорк - 7 сентября 1948, там же) — американский антрополог и культуролог, представительница этнопсихологического направления. Бенедикт испытала значительное влияние идей 3. Фрейда. При объяснении происхождения и сущности институтов культуры она исходила из концепции подобия индивидуальных и коллективных психологических закономерностей, а также из представления о сходстве механизмов формирования нормальных и патологических явлений психики. В этнографических исследованиях она развивала идеи Фрейда, рассматривая архаические культуры различных племен как проявления специфически присущих им патологий. Главный теоретический труд Бенедикт — «Модели культуры» (Patterns of Culture. Boston, 1959), в котором обнаруживается влияние не только Фрейда, но и «философии жизни» О. Шпенглера. Основным понятием культурологической концепции Бенедикт выступает «pattern» — модель (образец) как ключ к пониманию морфологии данной культуры. Бенедикт отстаивает принцип культурного релятивизма, согласно которому каждое явление культуры может быть адекватно понято только в общем контексте культуры. Каждая культура представляет собой определенное внутреннее единство форм мышления, единство стилистики, запечатленное в формах экономической, политической, духовной, религиозной, практической, художественной жизни. Выявление этого стилистического единства форм, с точки зрения Бенедикт, — основная цель исследования культуры. Свой метод изучения культуры она называет «дистанцированием». Согласно Бенедикт, культуролог или антрополог вовсе не обязаны жить какое-то время в стране изучаемой культуры или знать язык ее народа. «Дистанцированное» изучение культуры предполагает анализ социологических и этнографических данных, фольклора, религиозных верований, художественной и научной литературы, прессы, киноискусства и т. д. Бенедикт признавала первичным в каждой культуре личность и особенности ее психики. При этом межкультурные различия объясняются прежде всего различиями в индивидуальной психологии. Но между обществом и индивидом существует неразрывная взаимосвязь, и личность, с точки зрения Бенедикт, следует изучать именно в системе этой взаимосвязи. Метод «дистанцирования» и концепция культурного релятивизма в начале 1940-х гг. были использованы ею для критики германского фашизма и японского милитаризма. Соч.: Race: Science and Politics. N.Y., 1940; The Chrysanthemum and the Sword. N.Y., 1943; Психологические типы в культурах Юго-Запада США. — В кн.: Антология исследований культуры. СПб., 1997. Лит.: MeadM. R. Benedict. N.Y-L., 1997. Т. П. Лифинцева

БЕНЕКЕ(Beneke) Фридрих Эдуард (17 февраля 1798, Берлин — 1 марта 1854, там же) — немецкий философ, представитель эмпирически ориентированного психологизма. Изучал философию и теологию в Галле и Берлине. Преподавал в Берлине (1820) и Геттингене (с 1822). С 1827 профессор в Берлине. В полемике с философами немецкого идеализма (в особенности с преподававшим тогда в Берлине Гегелем) Бенеке, опираясь на Канта и Локка, отстаивал тезис о том, что индуктивная психология может стать основой не только теории познания, но также логики, этики и метафизики. Считая, что априорного знания не существует, Бенеке в целом развивал идеи, сходные с английской ассоциативной психологией и учением Шотландской школы философии здравого смысла; его последние труды несут на себе печать влияния Гербарта. Психологическое исследование, по Бенеке, должно основываться на внут-

234

БЕНТАМ реннем опыте — это естествознание «внутреннего чувства». Корректируя учение Локка о сознании как «чистой доске» (tabula rasa), Бенеке исходит из представления о «задатках», которые могут быть развиты внешними побуждениями. Душа — сумма «задатков» (или «способностей»), стремящихся к своему осуществлению. Эти способности многогранны, душевными образованиями они становятся тогда, когда соединяются с адекватными им раздражителями, что порождает первоначальные ощущения; душа приобретает в своем развитии новые душевные способности и приводит затем к возникновению представлений. Представления обладают способностью притягивать друг друга в зависимости от степени однородности своего содержания и стремиться к более устойчивым соединениям. Если душевные образования (в т. ч. «дарование» и «талант») появляются в результате воздействия раздражений на способности души, то воспитание должно так упорядочить воздействие раздражений, чтобы они соответствовали его цели — развитию, обогащению и укреплению первичных способностей. Таким образом, психология лежит в основе педагогики Бенеке, а философия становится истолкованием самопознания человека. Соч.: Erkenntnislehre nach dem Bewusstsein der reinen Vernunft. Jena, 1920; Erfahrungslehre als Grundiage alles Wissens in ihren Hauptzugen dargestellt. Jena, 1920 (Repr.: Amst., 1965); Neue Grundlegung zur Metaphysik. В., 1822; Kant und die Philosophische Aufgabe unserer Zeit. Eine Jubeldenkschrift auf die Kritik der reinen Vernunft. В., 1832; Lehrbuch der Psychologie als Naturwissenschaft. В., 1833 (Repr.: Brussel, 1969); Die Psychologie in ihrem Verhaltnis zur Erfahrung, zur Spekulation und zum Leben. В., 1833; Grundlinien des naturlichen Systems der praktischen Philosophie, Bd. 1—4. В., 1837—40; System der Logik als Kunstlehre des Denkens, Bd. 1-2. В., 1842. И. А. Михайлов

143
{"b":"152055","o":1}