ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейкоб со своим братом разыграл в карты право сообщить об этом Бет, и Хэнк остался с носом. И только поднявшись до половины лестницы, Джейкоб сообразил, что именно Хэнк будет сидеть с ней за одним столом, пока сам он будет дежурить возле Дункана.

«Надо скорее уезжать», — подумала Бет. Она чуть было не поцеловалась с этим Дунканом Фицхью, и хотя она не считала себя ханжой, этот шаг был чересчур рискованным даже для нее.

Кивнув, Бет направилась к двери:

— Да, благодарю вас. Мне нужно только…

— Она будет завтракать здесь, — тоном, не терпящим возражений, заявил Дункан. Его голос звучал властно: он привык повелевать едва ли не с шестнадцати лет. — Со мной.

Вся та нежность, которая охватила Бет всего лишь несколько секунд назад, в мгновение ока испарилась, как утренняя роса. Обернувшись к Дункану, девушка едва сдерживала ярость. Как он смеет думать, будто может командовать ею?

— Сэр, я буду завтракать, когда хочу, где хочу и с кем хочу. Вы не имеете права распоряжаться мною. И я не собираюсь подчиняться вашим капризам. — Подобрав юбки, чтобы не споткнуться, борясь с охватившим ее гневом, Бет повернулась спиной к Дункану и уже собралась, как и обещала, выйти из комнаты.

Гнев охватил и самого Дункана, однако он подавил его усилием воли. Криком он не добился бы желаемого результата. Дункан был тонким знатоком женщин и знал, что любую из них можно приручить лаской. Даже такую, чьи глаза мечут молнии, такую, как эта Диана-охотница.

— Прошу вас, пожалуйста.

Эти слова заставили Бет в нерешительности замереть на месте. Она хотела только одного: как можно скорее покинуть эту комнату. Но делать это в присутствии Джейкоба — после того, как сам Дункан обратился к ней с униженной просьбой, — было бы несправедливо и жестоко. Бет могла, конечно, быть упрямой и своевольной, но жестокость была ей чужда. Не в ее натуре было и намеренно унижать человека — даже тогда, когда он этого заслуживал. А Дункан, честно говоря, этого все-таки не заслуживал. По крайней мере не в такой степени и не в присутствии своего подчиненного.

Глубоко вздохнув, Бет опустила юбки, медленно повернулась к Дункану и пристально посмотрела ему в глаза, зная, что Джейкоб все еще здесь и жадно вслушивается в каждое ее слово.

— Хорошо, я останусь. Но только для того, чтобы позавтракать, — подчеркнула она на случаи, если Дункан захочет превратно истолковать ее согласие. Но Дункан лишь улыбнулся в ответ и, склонив голову, проговорил:

— Благодарю вас, Бет.

Джейкоб не знал, как ему ко всему этому относиться. Он понял только одно: их атаман интересуется этой женщиной. Значит, ему, Джейкобу, запрещено даже приближаться к ней. «Да, так оно и есть», — печально подумал он. Во всяком случае для него Бет теперь недосягаема.

— Значит, вы будете завтракать здесь? — спросил юноша.

Бет кивнула, решив, что пока лучше подчиниться обстоятельствам. Впрочем, по правде сказать, все выходило не так-то уж и плохо.

— Похоже, что так, — ответила она.

— Тогда я принесу вам еду, — заявил Джейкоб, стремясь заслужить еще одну ее улыбку. И нисколько не посягая при этом на неотъемлемое право Дункана, приберегающего эту девушку для себя.

— Я вам буду очень признательна, — машинально ответила Бет. — Принесите, пожалуйста, тарелку супа и для Дункана.

Джейкоб, словно на крыльях, вылетел из комнаты.

Уговорить ее остаться оказалось не так уж и трудно, подумал довольный собой Дункан. Интересно, что надо будет сказать ей, чтобы уговорить ее лечь с ним в постель.

Повернувшись спиной к двери, Бет приблизилась к Дункану и прикоснулась к его лбу. Как она и предполагала, его состояние оставалось прежним.

— Лоб у вас холодный, — проговорила девушка.

Взяв ладонь Бет, Дункан приложил ее к своей щеке и хотел поцеловать, но Бет вырвала руку.

Его лукавые, насмешливые глаза следили за ней.

— Но я весь горю, да еще как!

Стараясь, чтобы он ничего не заметил, Бет потерла ладонь о складки своего платья: она хотела, чтобы поскорее прошло то странное волнующее ощущение, которое она только что испытала.

— Сейчас уже не горите, но ночью у вас был жар, — серьезно ответила девушка. — Я боялась, как бы у вас не началась лихорадка. Многие раненые погибают от нее.

— Но я уже погиб.

«Если он намерен совратить меня, то ничего у него не выйдет, — подумала Бет. — Я не какая-нибудь девка, готовая отдаться первому встречному и теряющая голову от нескольких нежных слов».

— Сэр, если вы собираетесь продолжать в том же духе… — И Бет, отступая к двери, сделала шаг назад.

Дункан поднял руку словно для торжественной клятвы.

— Обещаю вести себя хорошо.

— Мне с трудом верится в это, — ответила Бет, оставаясь на месте.

— Клянусь вам, — повторил Дункан, — но с одним условием.

Бет недоверчиво взглянула на него:

— С каким условием?

Его улыбка могла бы обворожить даже птиц, заставив их слететь с деревьев и сесть к нему на ладонь, а не только сбить женщину с пути добродетели.

Но Бет покачала головой:

— Это слишком фамильярно.

— Но ведь это соответствует теперешним нашим отношениям, не так ли?

Девушка строго взглянула на него и возмущенно проговорила:

— Я же предупредила вас, сэр: если вы будете продолжать в том же духе…

Но Дункан, казалось, не слышал ее слов.

— Мы спасли друг другу жизнь, — спокойно продолжил он. — Разве это не сделало нас родными в глазах Божьих? Так что эта фамильярность вполне оправдана…

Бет понимала, что он лукавит, но не стала ему сейчас возражать. «По всему видно, говорить-то он мастер», — подумала она.

— Ну хорошо, Дункан. — Она произнесла его имя так, словно оно было горьким на вкус.

Хотя он и заметил это, но не подал виду.

— Вот так-то лучше. Мне не нравится, когда мои гости разводят церемонии, — весело проговорил он.

— Я не ваша гостья, а всего лишь путешественница, временно здесь остановившаяся, — резко ответила Бет.

Дункан сделал вид, что не заметил ее тона, и спросил с явным любопытством:

— А куда вы едете?

— Во Францию, — ответила она и подумала про себя: «Какие бы беды меня там ни ждали».

— Но вам нельзя ехать, пока не пройдет этот ливень.

Бет взглянула в окно на бесконечные потоки воды и вздохнула. Нет, она не может позволить себе больше медлить. Ее отец ждет помощи.

— У меня нет выбора, — ответила она.

Глава 12

Дункан долго молча смотрел на нее. Что могло заставить такую молодую женщину, как Бет, пересечь океан в такие опасные времена и скитаться по чужой земле? Или у нее есть любовник, ради которого она готова рискнуть жизнью? Путешествовать опасно в любое время, а сейчас — тем более.

— У вас есть выбор, — тихо сказал Дункан. — Останьтесь со мной.

Бет отвернулась от окна. Ее потемневшие глаза смотрели на него враждебно. Как он посмел предложить ей такое? Или еще не понял, с кем имеет дело? Ведь она не какая-нибудь глупая девчонка, которую легко обмануть, она вполне самостоятельная женщина, во всем отдает себе отчет и прекрасно знает, что собирается делать.

Дункан смог без труда прочесть все мысли Бет. Достаточно было только взглянуть ей в глаза. Он понимал, что она не такая, как Илейн или другие покладистые красотки, и ему предстоит немало потрудиться, чтобы сделать ее своей возлюбленной. Однако Дункан был уверен, что его труды будут щедро вознаграждены.

Он радушно улыбнулся.

— Будете моей гостьей, — сказал он. — Или моей сиделкой, если вам это нравится больше. Вы будете жить здесь столько, сколько вам захочется. — Дункан взглянул на свое плечо и продолжил: — Чувствую, что я еще долго буду нуждаться в уходе и нежной заботе.

Бет видела его насквозь: напрасно этот человек пытается сыграть на ее отзывчивости и добросердечии. Он вполне может поправиться и без ее помощи. На самом деле он хочет совсем другого. Но она вовсе не собирается врачевать его телесные страдания, вызванные обыкновенной похотью.

18
{"b":"152073","o":1}