ЛитМир - Электронная Библиотека

— И вам тоже, — отозвалась Бет.

Дункан взял ее за руку, и они вышли из палатки.

Часовые смотрели на них любопытством. Все указывало на то, что эти люди снискали милость их командира. И только лейтенант, стоя в стороне, делал усилие, чтобы скрыть свою неприязнь.

Это случилось, когда до Парижа оставалось уже менее трех миль. Хотя Бет и ее спутники слышали, что окрестности Парижа кишат разбойниками, которые используют революцию как предлог для грабежей, все же нападение, которому они подверглись, застало их врасплох.

Разбойники выскочили из-за деревьев и кустов. Их было несколько человек: Дункан не мог их сосчитать, так быстро они двигались.

— Нас окружают! Беги, Бет! — Выпрямившись, он хлестнул ее коня, но было уже поздно.

Руки бандитов потянулись к поводьям ее коня. Кто-то толкнул ее, и Бет упала на землю, ударившись так сильно, что едва не потеряла сознание.

В следующую секунду она вскрикнула: она почувствовала на своем лице чье-то горячее, смрадное дыхание, грязные мужские руки жадно шарили по ее телу.

— Эге! — радостно завопил разбойник. — Да ведь это женщина! Не бойся, красотка: я убью тебя быстро, но сначала малость потешусь.

Он начал сдирать с Бет одежду, а его спутник заломил ей руки за голову. Бет кричала и брыкалась, но все было напрасно: она не могла вырваться. Внезапно она услышала яростный крик Дункана. Мгновение — и разбойник рухнул на землю. Дункан по самый эфес вонзил свою шпагу в спину несостоявшегося насильника и бросился на второго. Тот в ужасе пытался отползти в кусты. Но его нагнал Джейкоб и проткнул насквозь.

Когда третий бандит бросился на ее спутников, Бет подняла свой пистолет и выстрелила в него. Он упал как подкошенный. Дункан, обернувшись, выбил шпагу из руки четвертого и тут же покончил с ним. Двое остальных бросились бежать. Все кончилось так же быстро, как и началось. На земле валялись четверо убитых, но Дункан быстро огляделся вокруг: он хотел убедиться, что поблизости нет других бандитов. Никого не обнаружив, он повернулся к Бет и спросил:

— С тобой все в порядке?

— Да. Благодаря тебе, — ответила она, стараясь привести свою одежду в порядок.

Ему захотелось крепко прижать ее к себе, почувствовать, что она теплая, живая и ей больше ничего не грозит.

— Господи помилуй, Бет, когда я увидел, как его мерзкие руки…

Она почувствовала, как бешено бьется его сердце, и заморгала, смахивая набежавшие на глаза слезы.

— Ты меня спас, — прошептала она. — А все остальное не важно.

— Боже, у тебя голова разбита! — Дункан осторожно ощупал края раны. — Надо остановить кровотечение.

Но Бет решительно высвободилась из его объятий.

— Нет, нельзя терять ни минуты! Мы должны скакать в Париж. Лафайет сказал, что их казнят завтра на рассвете. Если это правда, то времени у нас совсем мало.

Но стоило ей сделать шаг, как она покачнулась и едва не упала.

Дункан схватил ее за руку:

— Ради Бога, Бет, ведь ты все-таки человек, а не сверхъестественное существо. — Крепко держа ее за руку, он взглянул на Джейкоба. — Джейкоб, принеси мне флягу с водой.

Джейкоб поспешил выполнить его приказ.

Дункан осторожно вылил немного воды на свой носовой платок и вытер им рану Бет.

Бет попыталась оттолкнуть его:

— У нас нет времени на пустяки.

— Но я не могу видеть, как ты истекаешь кровью!

Дункан перевязал ей голову платком, надеясь, что кровотечение скоро прекратится.

— Со мной все в порядке, — Бет оттолкнула его руку. Теперь она уже держалась на ногах куда устойчивей. — Не надо обращаться со мной, как с ребенком. Кстати, а где моя лошадь?

Они оглянулись по сторонам: лошадей осталось только две.

— Дункан! — Бет вцепилась в его рукав. — Тот бандит уехал на моей лошади!

Дункан одобряюще улыбнулся:

— Ничего, поедем на моей лошади вдвоем, а потом постараемся купить третью. Когда освободим твоего отца, нам обязательно понадобится лошадь.

«Он ничего не понял», — подумала Бет. Ее охватил ужас.

— Письмо, Дункан!

И тут он понял все.

— Письмо Лафайета находится в моей седельной сумке. Там же и золото, половина всего нашего золота, которое я взяла, чтобы выкупить отца!

Глава 37

От отчаяния Бет готова была рвать на себе волосы, а между тем на них уже надвигалась новая опасность. Джейкоб дернул Дункана за руку.

— Посмотри на восток! — Все еще возбужденный после недавнего боя парень выхватил свою шпагу, готовясь, если потребуется, защищать Бет до последнего вздоха. — Там еще люди.

Дункан обернулся и увидел четверых всадников. Они мчались к ним во весь опор.

— Проклятая страна! Она просто кишит убийцами и головорезами. Бет, Джейкоб, садитесь на коней. А я останусь здесь и задержу их, сколько смогу. Живее, живее!

Джейкоб схватил Бет за руку, намереваясь, как всегда, выполнить приказание Дункана, но Бет тотчас вырвалась.

— Черта с два! — крикнула она. — Либо мы все едем, либо все остаемся. Я не оставлю тебя здесь!

Закусив губу, чтобы не выругаться, Дункан снова бросил взгляд в сторону всадников. Они были уже близко.

— Да ты просто… — тут он вдруг оборвал речь и махнул рукой Джейкобу, чтобы тот подошел ближе. — Джейкоб! Посмотри внимательнее на тех людей — особенно на того, что впереди, с длинными развевающимися волосами. По-моему, это Кристиан.

Джейкоб прищурился и вытянул шею: теперь он был похож на птицу, которая рассматривает свое отражение в пруду. На его губах заиграла улыбка.

Бет подбоченилась.

— Вы что, с ума сошли? Какое вам дело до того, какой веры эти люди?

Дункан расхохотался: он сообразил, что имя «Кристиан» звучит по-английски точно так же, как слово «христианин».

— Нет, Бет, это не его вера, а его имя. Его зовут Кристиан. Жак Кристиан.

— Эй, путники! Вас тут не обижают? — крикнул по-французски человек, которого Дункан назвал Жаком Кристианом.

Дункан понятия не имел, о чем спросил его Жак, однако усмехнулся и, сложив руки рупором, крикнул:

— Нам не надо никакой помощи от такого гнусного пирата, как ты, Кристиан.

Удивившись тому, что его назвали по имени, высокий мужчина на мгновение придержал своего коня, чтобы получше рассмотреть встреченных. Перекинув ногу через луку седла, он ловко соскочил на землю. Его чувственные губы изогнулись, обнажив два ряда великолепных белых зубов: он прямо-таки сиял от удовольствия.

— Дункан! Дункан Фицхью! А я-то думал, что дьявол уже давным-давно забрал тебя к себе!

— Пока еще нет, — ответил Дункан и вздохнул с облегчением оттого, что наконец-то увидел знакомое лицо.

Жак Кристиан прижал Дункана к своей груди. Тот тоже крепко обнял старого друга, подумав, что из них двоих у него куда больше оснований радоваться этой встрече.

— За какой добычей ты приехал во Францию? Я что-то не слыхал, чтобы здесь были спрятаны сокровища. Хотя я вижу, — пират взглянул на Бет, — свое сокровище ты привез с собой. У тебя всегда был превосходный вкус.

Смеясь от всей души, Кристиан сердечно пожал руку и Джейкобу, все еще не отрывая взгляда от Бет.

Тем временем к нему подъехали его люди. Их лица были Дункану незнакомы.

— Наши пути разошлись лет пять назад, не так ли, Дункан? — спросил Жак.

— Семь лет, — поправил его Дункан. Да, уже семь лет, как он перестал плавать по морям.

Жак оглядел валявшихся рядом мертвецов, и на его губах мелькнула улыбка.

— Вижу, ты не разучился это делать, дружище. — Подумав было, что он знал одного из убитых, Жак перевернул его тело носком сапога, но лицо, которое он увидел, было ему незнакомо. — Судя по физиономиям этих разбойников, Франции не станет хуже оттого, что их уже нет на свете. Я бы даже сказал, что вы оказали ей услугу.

Бет переводила взгляд с Жака на Дункана, не зная, что ей теперь делать. Она была рада, что это не грабители, но ей не терпелось отыскать своего коня.

49
{"b":"152073","o":1}