ЛитМир - Электронная Библиотека

Но столько еще осталось. Кристи Бенц станет идеальной святой Люси, а как насчет святой Оливии? До ее праздника еще слишком далеко... конечно, он может спасти Оливию Бенчет, переименовав ее... именно так. Он бросил взгляд на большую книгу, лежащую на столе с парой фестонных ножниц, которыми он вырезал картинки со страниц. Да, именно так, он найдет еще одну достойную дочь бога...

– Детектив Рик Бенц из полицейского департамента Нового Орлеана...

При упоминании имени Бенца Избранник резко поднял голову. Он сердито посмотрел на крохотное радио, и его губы скривились. Из-за Бенца Избранник остался без своего ученика, единственного человека, которому он доверил свой секрет. Отец Джон. Сейчас он, скорее всего, мертв. Погиб от руки Бенца.

Но Бенц заплатит за это дорогую цену.

Избранник встал, и его халат соскользнул на пол. Медленно и осторожно он провел косой по своему голому телу. Глядя на свой коллаж, он видел лица своих жертв, когда коса плавно скользила по его мускулам.

Все они прекрасны, замечательны и достойны быть святыми.

Его дыхание стало затрудненным и неровным. Член дрожал от сильной эрекции. Он обвязал его косой, представил дюжину рук и чувственных губ на своей коже, соблазнительных, дразнящих... обещающих грешные наслаждения.

Голова у него закружилась, и он тяжело сглотнул, вспоминая их ужас, и как они его упрашивали. Он вызвал в своем воображении лицо Кристи Бенц... о да... она будет идеальна, но теперь ее уже недостаточно. Нет... у него есть другие, кого нужно спасти. Со зловещей улыбкой он подумал об Оливии Бенчет.

Она должна благодарить его за то, что он ее спасет.

Потому что она дочь шлюхи.

Глава 25

– Итак, что у нас есть? – спросила Мелинда Джескил у Бенца и Монтойи. – Пресса требует больше информации, шеф на меня наседает, интересуясь, как продвигается дело с еще одним серийным убийцей, и у меня беседа с главой спецгруппы и ФБР через... – она посмотрела на часы, – двадцать три минуты.

– Я разговаривал с главой спецгруппы и с Тортори-Чи из ФБР, – ответил Бенц. Было примерно два часа дня, он и Монтойя сидели в кабинете Джескил. Все утро он провел, работая над этим делом и всячески отгоняя от себя мысли о ночи с Оливией Бенчет.

– Есть ли какая-то вероятность, что это тот же самый Религиозный Убийца? – спросила Мелинда. Она стояла в своем строгом темно-синем костюме, бедра и руки покоились на краю ее стола, на котором царил полнейший порядок. Бенц и Монтойя сидели перед ней на стульях для посетителей. На углу стола находилась хрустальная ваза, в которой всегда были свежие цветы, а на невысоком шкафу – несколько фотографий ее родителей и двух дочерей. Если бы не эти маленькие штрихи, табличка с ее именем и несколько наград на стене за ее стулом, кабинет мог принадлежать кому угодно. Ну, любому педанту.

– Я говорил с Нормом Стоуэллом... бывшим профайлером.

– Он уже не служит? – Ее глаза за стеклами очков сузились.

– Да, и...

– Так, так, Рэмбо. Сейчас мы играем по правилам.

– Конечно, по правилам, – ответил Бенц, делая необходимое ей признание на случай, если вдруг возникнет проблема. – Не похоже, что это прежний Религиозный Убийца. Уж слишком отличаются детали преступлений, то, как он выставляет тела. Он склонен к большей жестокости и насилию. Это не тот же самый парень.

– Но вы считаете, что это имеет какое-то отношение к святым?

– Святым мученицам, – ответил Бенц и шевельнулся на стуле. Чем больше он думал о том, что этих женщин убили так же, как святых, тем больше он нервничал. Некоторые из тех женщин ходили в колледж, и его собственная дочь училась в колледже Всех Святых – с таким названием он просто должен был привлечь внимание убийцы, даже если и находился в Батон-Руж.

– Все мученицы?

– Да. Это несколько сужает список. Католических святых сотни, и мы не знаем, каких именно он выберет, но, по-видимому, тех, которые погибли необычайно жестокой смертью.

– Полагаю, их было много.

– Да, – пробормотал Монтойя и развернул веером страницы, которые распечатал из Интернета. – Мы знаем о святой Сесилии; Стефани Джейн Келлер была убита точно так же – обезглавлена тремя ударами меча после пыток. Мы знаем о святой Жанне д'Арк, и мисс Икс была найдена у ее статуи тридцатого мая в праздник святой Жанны, хотя мы не знаем, у какого столба жертву сожгли; с Кэти Адамс дело обстояло иначе. Мы считаем, что из нее сделали Марию Магдалену, так как она была убита в день ее праздника – двадцать второго июля. – Монтойя протянул Джескил несколько страниц.

Она принялась просматривать материалы, и ее лицо становилось все напряженней.

– Чем дальше, тем хуже.

Бенцу пришлось согласиться.

– Мы считаем, что могут быть и другие смерти, две как минимум.

– Почему? – спросила Джескил, и когда Бенц не ответил, она кивнула. – А, понимаю... потому что Оливия Бенчет «видела»... – Джескил изобразила пальцами кавычки, – эти смерти.

– Пока она оказывалась права. – Монтойя все еще просматривал страницы, которые держал в руке.

– Мы проверяем пропавших по всему штату, особенно по кампусам у нас в городе. Стефани Джейн Келлер и Кэти Адамс были студентками неполной формы обучения – одна в Тулейнском университете, другая в Лойольском. – Бенц ненавидел эту связь. Он напомнил себе, что убийца преследовал студенток здесь, в Новом Орлеане, а не в Батон-Руж, где училась Кристи. Но разве большинство серийных убийц не меняют территорию? Разве не ищут новых просторов для охоты? – Оливия Бенчет – аспирантка Тулейнского университета. Мы связались с местными учебными заведениями, не просто с кампусами колледжей, а со всеми местными учебными заведениями и предупредили их администрацию. Они советуют ученикам соблюдать предельную осторожность, не перемещаться в одиночку, тщательно запирать двери, не выходить по вечерам, короче, безопасность по полной программе.

– Как по-вашему, Оливия Бенчет, наш главный свидетель, если, конечно, можно ее так назвать, связана с жертвами из-за того, что учится в аспирантуре? – Брови Джескил сошлись в сплошную тонкую линию.

– Может быть, но она не знала никого из жертв, – ответил Бенц.

Монтойя кивнул.

– И мы занимаемся проверкой Оскара Кантрелла, он был одним из многочисленных отчимов Бенчет. Его фирма «Бенчмарк Риэлти» является управляющей компанией того сгоревшего шотгана... у него был доступ.

– Он знал жертву?

– Это установить мы не можем.

– Нам нужно допросить его, – сказал Бенц и посмотрел на часы. – На праздник он уехал из города, попытался исчезнуть, но мы выловили парня через его секретаршу, и чтобы не связываться с полицией другого города, он решил вернуться на допрос.

– А он не может улизнуть?

– Кое-кто проследит, чтобы он сел на самолет. А я встречу его в аэропорту, – ответил Бенц.

– А свидетели? Кто-нибудь видел хоть что-то? Я имею в виду свидетелей помимо нашего медиума.

– Никого, кто бы действительно мог помочь. – Бенц покачал головой. – Последним человеком, видевшим Стефани Джейн Келлер живой, был механик автосервиса, где она высадилась из машины. Он чист, как и ее приятель. У Таунсенда железное алиби, он с готовностью согласился на тест на детекторе лжи и триумфально его прошел. Он не наш клиент. А что касается ее машины, пока никаких зацепок.

Монтойя добавил:

– Я получил фотографию парня, заснятого на видео на месте преступления. Его личность мы не в состоянии установить, несмотря на то, что изображение улучшили на компьютере. По крайней мере, пока. Мы уже проверили местонахождение владельцев сгоревшего дома, брата и сестры, которым он достался по наследству. Похоже, они чисты, алиби сильные. Брат, вероятно, пытается получить страховое возмещение. В тот вечер он работал допоздна; получил в качестве доказательства записи камер видео наблюдения и выписку из вахтенного журнала. Другой владелец, сестра, безмерно расстроена – она любила место, где выросла. В ночь убийства она была дома с мужем и детьми.

56
{"b":"152078","o":1}