ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Непрекращающаяся череда войн между концом Тридцатилетней войны (1618–1648) и началом Войны за испанское наследство (1701–1714), в которой армии Людовика XIV (и его союзников) противостояли все вместе или по очереди, большинство других сильнейших армий Европы (кроме Швеции, Польши, Саксонии и России — они сражались в судьбоносной Северной войне 1700–1721 гг. — Ред.), выделяется или, скорее, не выделяется своей безрезультатностью, отсутствием явной победы одной из сторон. Цели часто были ограничены, как и задачи. Но две более глубокие причины этого отсутствия решающего результата были, во-первых, в том, что фортификация обогнала мощь оружия и дала обороне превосходство, которое было возвращено оружию в ХХ веке разработкой пулемета. Во-вторых, армии еще не были разделены на постоянные автономные части, а обычно перемещались и сражались как единое целое — условие, которое ограничивало их силу «отвлечения» — обмана противника и лишения его свободы движения. Во всей серии шедших одна за другой войн, известных как Фронда, войны за наследство (испанское, австрийское. — Ред.), голландские войны и войны Священного союза, только одна кампания выделяется как решающая. Это зимняя кампания Тюренна 1674–1675 годов, увенчавшаяся победой у Тюркхайма (Тюркема). Это было критическое время для Франции. Союзники один за другим покинули Людовика XIV, и испанцы, голландцы, датчане, австрийцы и большинство германских князей присоединились к враждебной коалиции. Тюренн был вынужден отступить через Рейн после того, как уничтожил пфальцграфство, а курфюрст Бранденбургский приближался сюда, чтобы объединиться с имперской армией Бурнонвилля. После нанесения удара в октябре 1674 го да у Энцхайма по Бурнонвиллю до того, как подошел курфюрст, Тюренну пришлось ретироваться в Детвайлер, пока немцы разошлись по Эльзасу и стали на зимние квартиры в городах между Страсбургом и Бельфором. Так что была подготовлена сцена для прекраснейшего шедевра Тюренна. Первоначальная внезапность состояла в том, чтобы решиться на кампанию посреди зимы. Чтобы обмануть противника, он привел крепости среднего Эльзаса в состояние готовности. А потом тихо вывел всю полевую армию в Лотарингию. Далее Тюренн совершил быстрый марш на юг, прикрываясь Вогезскими горами и набирая на своем пути все возможные подкрепления. На последних этапах этой операции он даже разделил свои войска на многочисленные небольшие отряды, чтобы ввести в заблуждение вражеских шпионов. После сурового марша через гористую местность и сквозь метели он собрал свою армию воедино возле Бельфора и без какой-либо паузы ворвался в Эльзас с юга, а не с севера. Бурнонвилль с имевшимися у него поблизости войсками попытался остановить его у Мюлуза (29 декабря), но был сметен с дороги. И тут французский шквал ринулся вверх по ущелью между Вогезами и Рейном, гоня разбитые отряды имперских войск на север в направлении Страсбурга и отрезая каждый отряд, который пытался сопротивляться. В Кольмаре, на полпути к Страсбургу, курфюрст, теперь командовавший немцами, построил последнюю преграду, подкрепленную силой, равной той, что была у Тюренна. Но импульс как физический, так и моральный был на стороне Тюренна и искусно поддерживался тактическим непрямым воздействием на поле битвы у Тюркхайма (Тюргейма, современный Тюркем). Здесь Тюренн не столько старался уничтожить армию противника, сколько подавить крепнущее сопротивление, предоставляя природе самой завершить дело разгрома врага. Он в этом настолько преуспел, что через несколько дней мог доложить, что в Эльзасе не осталось ни одного вражеского солдата. Французы затем восстановили силы на зимних квартирах в Страсбурге, свободно добывая провиант на противоположном германском берегу Рейна и даже вплоть до реки Неккар. Курфюрст отступил с остатками войск в Бранденбург, а старый соперник Тюренна Монтекукколи был вновь призван весной командовать имперскими войсками. И его также завели в позицию, в которой Тюренн имел над ним преимущество (у Оттерсвейера 27 июля 1675 г.); но в самом начале боя Тюренн, выехав на рекогносцировку, был убит орудийным ядром (в результате единственного орудийного выстрела. — Ред.), и с его смертью баланс сил в этой войне опять изменился (имперцы вторглись в Эльзас, но здесь их остановил Конде).

Почему решительность в этой зимней кампании Тюренна являет собой такой поразительный контраст с остальными кампаниями XVII века в Европе? Это был век, когда военачальники, как бы ни был ограничен их горизонт, были как минимум весьма искусны в маневре. Но они были настолько равны друг другу в этом искусстве, что даже фланговые обходы, которые в другие века удались бы, сейчас умело парировались, а реальное смещение баланса «системы» оппонента было достигнуто всего лишь один раз. Тюренн известен как один из великих полководцев, которые постоянно совершенствовали свое военное искусство, и наверняка есть какое-то особое значение в том факте и в манере, в которой после командования в большем числе кампаний, чем любой другой генерал в истории, он нашел в своем финале решение проблемы достижения окончательной победы в войне XVII века. Потому что Тюренн делал это, не отступая от золотого правила тех времен — разбрасываться хорошо обученными солдатами выйдет слишком дорого.

Из его опыта очевидно, что в этих условиях конечный результат может быть достигнут только с помощью стратегического плана, в котором воздействие было радикально более непрямое, чем любое другое, замышлявшееся до сих пор. Таким образом, во времена, когда маневры основывались на крепостных опорных пунктах, которые также представляли собой и защищенные склады припасов для поддержания полевых армий, он отрывался от этой базы и видел в своей внезапности и мобильности не только ключ к конечной победе, но и к своей безопасности. Это была не азартная игра, но точный расчет на нарушение устойчивости противника в контексте ментальности, боевого духа и снабжения, и этот расчет давал Тюренну солидный запас прочности.

Глава 6

XVIII век — Мальборо [1]и Фридрих

Война за испанское наследство (1701–1714) — это вторая общеевропейская или великая война в современной истории. Интересно, что они произошли с интервалом в одно столетие. В начальный период XVII века мы видим начало Тридцатилетней войны; в начале XVIII века — Война за испанское наследство; в конце того же столетия Европу охватил пожар Великой французской революции, но только в первые два десятилетия XIX века угроза Наполеона подняла борьбу на критическую высоту; а во втором десятилетии ХХ века разразилась самая напряженная из всех до сих пор происходивших великих войн.

Война за испанское наследство примечательна своей странной двойной сутью. В политике это был одновременно и крайний случай «войны с ограниченной целью», и решающее сражение для того, чтобы укрепить или разрушить господствующую власть Франции при Людовике XIV. В стратегии эта война в основном состояла из безрезультатной серии прямых воздействий или редко более осмысленных непрямых операций, но все же перемежалась рядом блестящих непрямых действий, главным образом связанных с прославленным именем Мальборо (скорее, Евгения Савойского, а с французской стороны — маршала Виллара. — Ред.). Существенный интерес представляет то, как такие действия определили несколько решающих моментов войны.

Коалиция против Франции включала в себя Австрию, Великобританию, несколько германских государств, Голландию, Данию и Португалию, в то время как основная поддержка Людовику XIV исходила из Испании, Баварии и, в начале военных действий, Савойи. Война началась в Северной Италии, а в это время другие армии к ней готовились. Австрийцы под командованием Евгения Савойского собрались в Тироле, и Евгений делал демонстративные приготовления к прямому наступлению, на что противостоявшая ему армия под командованием маршала Катина расположилась так, чтобы блокировать ему путь через узкий проход у Риволи. Но Евгений, проведя тайную разведку трудного горного прохода, давно не использовавшегося войсками, спустился в долину, совершив обходной маневр (и одержав победу при Капри 9 июля 1701 г. над ослабленным левым флангом французов). Подкрепляя полученное таким образом преимущество последующими маневрами, которые неоднократно вводили его оппонентов в заблуждение относительно его истинных намерений, он, в конце концов, спровоцировал их на самоубийственную атаку при Кьяри (1 сентября 1701 г.) и утвердился в Северной Италии. Результат этих непрямых действий не только повысил боевой дух союзников, в самом начале войны с непобедимыми армиями великого монарха (Людовика XIV), но и нанес удар по французским и испанским позициям в Италии, от которого противник не оправился. Важным следствием было и то, что герцог Савойский, прирожденный сторонник сильнейшей партии, перешел на сторону антифранцузской коалиции.

вернуться

1

А также Евгений Савойский и Виллар. — Ред.

16
{"b":"152099","o":1}