ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но непрямота и хороший эффект Брусиловского наступления оказались скоротечными. Русское командование слишком поздно переориентировало свои войска в этом направлении. А ведь это диктовал естественный закон войны, который гласит, что продолжение усилий по линии все усиливающегося сопротивления поглотит все русские резервы без какой-либо отдачи. Окончательные потери Брусилова в 1 млн человек (это потери убитыми, ранеными, пропавшими без вести с мая по октябрь. — Ред.) хоть и ужасны по размерам, но могли бы принести пользу; но, будучи свидетельством бездарности и ограниченности русского командования, они привели к моральному банкротству русской военной мощи.

Одержимая навязчивой идеей концентрации сил на этом направлении, Россия позволила Гинденбургу и Людендорфу провести еще один непрямой удар, подобный нанесенному по Сербии в 1915 году. Частично в силу обстоятельств он стал, по сути, более настоящим стратегическим непрямым воздействием. Целью была Румыния. В начале военных действий у нее были 23 пехотные дивизии (а также две кавалерийские дивизии), плохо оснащенные, а ей противостояли семь, и Румыния надеялась, что давление Брусилова и британцев на Сомме и то, что союзные войска находились в Салониках, не даст противнику возможности усилить эти семь дивизий. Можно только сказать, что все эти действия были прямыми и что они не помешали переброске достаточного количества войск, чтобы сокрушить Румынию.

Румынская территория, зажатая межу Трансильванией и Болгарией, имела сильные естественные укрепления по обе стороны Карпат и Дуная, но своей ситуацией она была приспособлена к стратегии непрямых действий. Кроме того, «задворки» Румынии в виде низменности в Добрудже по другую сторону Дуная возле Черного моря создали наживку, которую искусный оппонент мог насадить на свой крючок.

Желание и решение Румынии провести наступление на северо-запад в Трансильванию заставило ее противников применить более искусные непрямые контрманевры, чем предполагалось вначале.

Румынское наступление началось 27 августа 1916 го да тремя главными колоннами, каждая примерно по четыре дивизии, двинувшимися на северо-запад через карпатские перевалы в прямом наступлении в направлении Венгерской равнины. Три дивизии были оставлены для охраны Дуная, еще три — в Добрудже, куда русские пообещали прислать подкрепления. Но медленному и осторожному продвижению румынских колонн в Трансильванию, осложненному тем, что противник уничтожал мосты, но не оказывал сопротивления, не угрожали пять слабых австрийских дивизий, которые прикрывали границу до тех пор, пока не были усилены пятью германскими и двумя австрийскими дивизиями. Для выполнения второй половины плана, принятого Фалькенхайном перед его падением, четыре болгарские дивизии с германским усилением и австрийский понтонный парк были переданы под командование Макензена для вторжения с юга в Добруджу.

В то время как румынские колонны вползали с востока в Трансильванию, Макензен 5 сентября атаковал туртукайский плацдарм, разбив три румынские дивизии, защищавшие его. Затем, обезопасив свой фланг со стороны Дуная, он двинулся на восток, глубже в Добруджу, как будто в сторону от Бухареста — наиболее вероятного направления движения. Это был умный моральный удар, потому что автоматический стратегический эффект состоял в том, чтобы отвлечь румынские резервы, намеченные для поддержки трансильванского наступления, которое утратило свой прежний импульс.

Фалькенхайн, которому было поручено командование на этом участке, пошел в контрнаступление, возможно, слишком нетерпеливо и прямолинейно. Он умело сосредоточил свои войска против южной и центральной румынских колонн, пользуясь меньшими, если не минимальными силами для сковывания других оппонентов, которые вряд ли даже нуждались в этом. Но в результате румыны были только отброшены, но не отрезаны от гор. Эта неудача нанесла вред всему германскому плану, ибо, удерживая в своих руках все перевалы, румыны стойко отражали все попытки пробиться по пятам за ними. Его первая попытка продвинуться дальше на запад провалилась, но новый удар принес результаты как раз перед первыми зимними снегопадами. Развернувшись на запад, он сейчас, однако, вошел в Румынию через парадную дверь, и в ходе последующего прямого наступления ему пришлось переправляться через несколько рек. К счастью, когда Фалькенхайн был остановлен на рубеже реки Олт, вмешался Макензен. Макензен перебросил основную часть своих войск из Добруджи мимо Туртукая в Систово, где 23 ноября отправил их форсировать Дунай. Вопрос спорный, было ли самой выгодной стратегией это оставление его потенциальной позиции в румынском тылу ради наступления по сходящимся направлениям на Бухарест вместе с главными силами. Это наступление позволило Фалькенхайну форсировать Олт, но также дало румынам возможность использовать свою «закрытую» центральную позицию для нанесения опасного контр удара во фланг Макензену, которым тот был почти окружен. Однако, как только эта опасность была отведена, объединенный натиск Фалькенхайна и Макензена выдавил румынскую армию назад через Бухарест, откуда она отошла на линию Серет — Черное море. Германское командование завладело большей частью территории Румынии с ее зерном и нефтью, но не отрезало и не уничтожило румынскую армию, чья моральная и духовная сила заметно укрепилась при сопротивлении неприятелю на последнем этапе его наступления. (Немцев и австрийцев останавливали уже русские соединения — в Румынии уже к 15 ноября действовали 17 русских дивизий, подпирая не очень боеспособные 19–21 румынскую дивизию. Всего же для оказания помощи Румынии русское командование перебросило 35 пехотных и 11 кавалерийских дивизий. Они и остановили натиск врага, образовав так называемый Румынский фронт (с участием румын и лично румынского короля Фердинанда I, формально им командовавшего, на самом деле командовал генерал Сахаров, затем генерал Щербачев (формально «помощники»). — Ред.) Следующим летом это стойкое сопротивление (русских войск при поддержке румын. — Ред.) сорвало германскую попытку оттеснить румын за реку Прут и завершить оккупацию Румынии. Лишь в декабре 1917 го да, когда большевистская Россия подписала перемирие с Германией, изолированная Румыния была вынуждена последовать этому примеру.

Глава 11

Средиземноморский, или юго-восточный театр военных действий

Итальянский театр военных действий.Осенью 1917 года Италия была ареной и объектом действий германского командования. И опять конфигурация границы давала ему целый ряд возможностей для географически непрямых действий, которых был лишен его оппонент. А последний и не проявлял склонности попробовать психологический непрямой подход. Итальянская пограничная провинция Венеция образовывала выступ, направленный в глубь австрийской территории, имея на северном фланге австрийские Тироль и Триент (Трентино), а на юге Адриатику. Вдоль границы с Адриатикой протягивалась полоса относительно невысокой местности вдоль реки Изонцо, но затем граница шла вдоль Юлийских и Карнийских Альп, описывая широкую дугу в северо-западном направлении, и далее дуга продолжалась на юго-запад до озера Гарда. Огромный размах альпийских массивов на севере и отсутствие каких-либо ценных объектов не прельщало Италию предпринять наступление в этом направлении. Таким образом, будучи ограничена в отношении наступательных возможностей на севере, Италия была вынуждена предпринять прямое наступление на Австрию в восточном направлении. Итальянский фронт неизбежно находился под потенциальной и вечной угрозой удара со стороны Триента в тыл. Но при столь ограниченном выборе Италия избрала этот путь. В течение двух с половиной лет она упорно продолжала попытки прямых действий, и к этому времени «одиннадцатое сражение» на Изонцо закончилось ничем, итальянские армии едва сдвинулись со своих стартовых позиций, а потери превысили 1 млн 100 тысяч человек, в то время как австро-венгры потеряли около 650 тысяч. В этот период Австро-Венгрия один раз переходила в наступление. Это случилось в 1916 году, когда Конрад Хетцендорф стремился заручиться поддержкой Фалькенхайна в попытке уничтожить Италию прорывом на юг из Триента (Трентино) в тыл итальянских армий, в то время занятых на Изонцо. Но Фалькенхайн, не веря в этот план и «решающие» удары, сосредоточенный на «мясорубке», работавшей под Верденом, уклонился от выделения даже минимума из девяти германских дивизий, которые Конрад просил для того, чтобы не трогать австрийские дивизии на Восточном фронте. Не получив этой помощи, Конрад решил попытаться в одиночку, сняв с Востока некоторые из своих лучших дивизий и тем самым ослабив этот фронт перед Брусиловским наступлением, не получив, однако, адекватных сил для реализации своего итальянского плана. Тем не менее это наступление было весьма близко к успеху.

42
{"b":"152099","o":1}