ЛитМир - Электронная Библиотека

Иволы уничтожили часть волшебной стены и леса за ней, даже не заметив, серая лавина несла с собой смерть.

Загрохотали, без перерыва застрочили винтовки, одну за другой безошибочно посылая пули в цель. Живая убийственная река угрожала выйти из берегов, но не замедлилась ни на миг. Загнанные крыланы неслись вперед, чтобы не быть затоптанными напиравшими сзади сородичами, многочисленные чары дейминов заставляли их сворачивать туда, куда нужно.

Некоторым тварям все же удалось вырваться за пределы отведенного им участка. Раздался звон металла, крики боли и гортанные вопли ивол, метавшихся по поляне в окружении врагов, неповоротливых и странных, стоявших на пути к цели.

Темные действовали слаженно, четко выполняя распоряжения Джилса: делать строго определенные маневры, не выскакивать вперед, не разрывать цепочку и не геройствовать. Пока что им это удавалось. Прорвавшие волшебный коридор твари были встречены дружным разрядом молний, так что они чуть осоловело мотали головами и послушно поворачивали в ту сторону, куда их подталкивала чужая колючая магия.

Воины тоже не подвели. Мечи звенели, отскакивая от стальной брони крыланов, высекали яркие искры, но не дрогнули под бешеным напором ивол. Деймины уклонялись от летевших в лица крыльев, отводили смертельные удары металлических перьев и закрывались в нужный момент усиленными заклинанием щитами. Тем нескольким тварям, которые смогли порвать волшебные путы, подготовленные чародеями, не оставляли ни единого шанса.

Где-то в стороне испуганно верещали мершессы, скакали по загону, отвлекая внимание. Мускулы под рубашкой Моргана вздулись от напряжения, когда тяжелый меч встречал сопротивление, направляя сходящих с траектории ивол обратно в рамки коридора.

Раздался стон, и краем глаза воин заметил, как один из товарищей медленно осел в лужу, под дождем, обагряя темную траву яркой кровью. В располосованной броне застряло несколько смертельно-острых перьев, лицо и руки оказались покрыты глубокими порезами. Вдалеке застыло с открытыми глазами еще одно тело. А поток проклятых тварей все не кончался.

Повеяло знакомой магией, и вслед за этим, совершенно не отдавая себе отчета в своих действиях, Морган отшвырнул назад увлекшуюся сестру, которая подошла слишком близко к опасной границе.

— Дэйя, назад! — страшно закричал он, попытавшись вывести волшебницу из глубокого транса.

Прямо перед ее носом мелькнуло страшное крыло, чуть не снеся паршивке полголовы, но в последний миг эрл успел сделать неудобный выпад и вонзить кинжал прямо в уязвимую точку иволы. Тварь дернулась, задрожала и рухнула в грязь.

Мужчина наградил сестру злым взглядом, но рейвина вроде бы уже пришла в себя, благоразумно скрывшись среди листвы на безопасном расстоянии. Илану он не видел, но кровная связь молчала, а, значит, опасности пока не было. Какой каламбур!

Безумие продолжалось.

Чем сильнее был маг, тем большее пространство ему приходилось поддерживать своим волшебством. Отряд растянулся на сотни шагов, воины страховали чародеев, повсюду потрескивали голубоватые молнии, и пахло грозовой свежестью. Из обеих рук Джилса били ветвистые разряды, прохлада дождя смывала невероятную усталость, но слепила глаза и мешала четко видеть мельтешащих перед носом тварей.

Эрл бился, словно одержимый, забыв о времени. Затекли под тяжелыми доспехами спина и плечи, шлем давил на виски и тер шею, потому что приходилось постоянно вертеть головой в поисках возможной угрозы. Болела раненная нога, куда угодило перо поверженной иволы, чуть не лишившей Моргана любимой сестрицы. Удавить ее что ли своими руками, чтоб не заставляла нервничать?

Многие крыланы не могли попасть к цели, пав под натиском себе подобных. Природа оказывалась беспощадным судьей, но противиться ее повелениям было невозможно. Ежегодная миграция выявляла сильнейших, и только они достойны были продолжать род и вернуться обратно домой. Мужчина едва успел отпрыгнуть, когда ему под ноги вылетело из потока окровавленное, сплющенное тело, секунды назад бывшее иволой. Воин поторопился отшвырнуть месиво из плоти и стали подальше, чтобы не мешало маневрировать, в ногу вонзилось еще одно острое перо.

— Проклятье! — прошипел сквозь зубы эрл.

Усталому воину начало казаться, что это безумие никогда не закончится. Он не уставал так ни разу за последние луны, даже в битвах с тварями тьмы. Любая схватка была с примерно равным по силе противником, здесь же звериные мускулы и невероятная мощь многократно увеличивались скоростью движения, намного превышавшую даже огромные возможности дейминов.

В ушах звенело от топота, лязга и криков. Азартные вопли воинов вторили тягучим завываниям тварей, свисту пуль. Тело горело огнем, вынужденное использовать все запасы сил хозяина. Исчерпавшись до конца отступали маги, но пока что было не ясно, удалось ли им задуманное, успеют ли справиться со своей задачей следующие участники гонки со смертью? Во всяком случае, чары отряда Джилса смогли замедлить ивол по максимуму, только вот чего это стоило?

Морган не сразу понял, что сражение окончено, когда поток внезапно иссяк. Там, где только что была несметная туча, где текла железная смертоносная река, постепенно остался тоненький ручеек, а потом исчез и он. Последняя ивола, чуть отставшая от сородичей, скрылась в темноте среди истрепанных магических линий, и теперь можно было опустить оружие, подсчитать убытки.

После непрерывного многочасового шума упавшая на лес тишина просто оглушала.

— Надо скорее приводить здесь все в порядок и отступать, — устало произнес невдалеке Джилс, полностью игнорируя тот факт, что он наполовину сидел в луже — истощение делало непривередливыми даже самых заносчивых выскочек. — Вскоре на пир слетятся все обитатели окрестных лесов, а мы не в том состоянии, чтобы дать отпор.

Погибло шестеро воинов и один маг — по чистой случайности, просто не успел увернуться от стальных перьев. Тела мертвых дейминов завернули в плащи, обработали магией, кто был еще способен произнести хоть парочку заклятий, и погрузили на спины мершессам. Дэйя зашептала раны на ноге брата, несколько неглубоких царапин мрачной донельзя Илане: один из погибших был ее давним товарищем по отряду. Часы показывали два ночи, значит, сражение длилось около пяти с лишним часов. То-то Морган ощущал себя так, будто на нем бочки с водой возили!

Медленно, словно нехотя, деймины сворачивали временный лагерь и направлялись к оплоту Палау, где их уже, наверное, ждали прибывшие ранее загонщики ивол с западных участков леса. Можно будет подлечить раны, передохнуть и подвести итоги этого года, которые все же омрачились несколькими смертями вопреки всем усилиям.

Дождь усилился и зарядил как сумасшедший, будто подгонял непрошеных гостей поскорее покинуть затаившийся лес, чтобы можно было смыть следы недавнего хаоса. Усыпанная щепками и металлическими перьями земля словно все еще вздрагивала, вспоминая очередную смертельную гонку на выживание.

Морган поправил капюшон, сморщился от ноющей боли в ноге и оседлал своего мершесса, вопросительно оглянувшегося на хозяина. Зверь встряхнул мокрыми сапфировыми ушами, потом понуро побрел вперед, туда, где уже скрылись в чаще первые всадники. Такие дни и ночи, полные криков, звона оружия и какого-то бессмысленного безумия, похоже, становились нормой в Сумрачном Эйде, даже любопытно стало узнать, что же спугнуло стаю ивол.

В воздухе остро и приторно пахло кровью.

Сола

В ванной отвратительно пахло кровью, ее металлический соленый привкус ощущался во рту, вызывая тошноту. Как обычно, тренировки с Морганом оказались крайне изнурительными и опасными для жизни и здоровья, после них злорадствовавший деймин уходил, оставляя тсаревну лежать обессиленным кулем в пыли плаца или на холодном полу оружейного зала. Сейчас же девушка кое-как добралась до своих покоев через зазеркалье и пыталась заставить себя забраться в холодную воду. Но для этого надо было совершить подвиг: перекинуть сначала правую ногу, а потом и все остальное тело через высокий бортик.

13
{"b":"152102","o":1}