ЛитМир - Электронная Библиотека

Конец Голой луны в Сумрачном Эйде был намного холоднее, чем самая лютая зима в Алайе. Непрерывные ливни и грозы отбивали желание даже думать о том, чтобы выйти наружу, но приходилось не только выходить, но и бегать, прыгать, падать в грязь, пытаясь выжать максимум усилий из неуклюжего тела наследницы. Всеми этими неприятными занятиями руководил старший эрл, причем часто Соланж казалось, что его наказание с каждым днем становилось для него все приятней и с новыми ее промахами все сильнее грело душу темного. Если она у него, конечно, была.

Девушка совершила подвиг и очутилась по уши в холодной воде. Пучок на затылке развязался, длинные пшеничные волосы мигом намокли, но облегчение, принесенное прохладой исцарапанному телу, компенсировало все неудобства. Небо, как же тяжело оказалось быть наследницей!

В тот странный день, когда Темная луна была еще в самом разгаре, Соланж дала свое согласие дейминам на то, чтобы они сделали все, что считали нужным, для претворения неуклюжей неудачницы в настоящую тсаревну Алайи. Дракон свидетель, даже после того, как ей рассказали обо всем, что произойдет во время предстоящего обучения, она не понимала, во что ввязывалась.

— Присаживайтесь, госпожа, — учтиво поклонился ей тогда Зигмунд, предлагая занять кресло во главе небольшого овального стола.

Встреча проходила в максимально секретной обстановке в одном из малых залов совещаний, выделенных и опутанных защитными чарами специально для этой цели. За столом сидело семеро мужчин, с плохо скрываемым интересом рассматривавших Соланж. Что бы им ни наговорили Зигмунд и Найт, морок, который помогал тсаревне оставаться не раскрытой до сих пор, действовал.

Все мужчины были примерно такого же возраста как и дядя рея или старше, строгие придворные наряды весьма сдержанных цветов отличали их от аристократов Алайи.

— Позвольте представить вам наших заслуженных преподавателей истории, математики, права, экономики, дипломатии. Стратегией и тактикой при дворе его величества занимаюсь я, Сален мне помогает в случае необходимости, а теорией и практикой построения магических заклинаний в совершенстве владеет ее высочество рейвина Дэйя.

Сола молчала, пытаясь скрыть свое изумление. Найт решил до конца дней засадить ее за учебники? Нет, она бы и не возражала, но занять трон Алайи следовало до того, как Айвин развяжет против темных полномасштабную войну, что могло произойти в самое ближайшее время.

— Ко всему вышеперечисленному обязательно нужно добавить военное искусство и физическую культуру, плюс несколько факультативных курсов.

— Вы шутите? — тсаревна беспомощно переводила взгляд с одного незнакомого лица на другое, но ни о каком смехе или сочувствии речи не шло и в помине. — Для того, чтобы я научилась разбираться во всем этом, нужна уйма времени, а его у нас нет!

Найт с непроницаемым лицом расхаживал возле окна, с интересом наблюдая за беседой, но не вмешивался. Зигмунд так же не показывал своих чувств, однако по тому, как дрогнули густые темные брови, Сола поняла, что ее вопросы восприняты суровым деймином как непростительная слабость. Уж этот-то старый вояка, так же как и его старший сын, не намерен был делать девушке скидку на то, что она не по своей вине росла в полном невежестве.

— Уверяю вас, госпожа, — произнес он холодным властным голосом, — мы учли всю сложность предстоящей задачи. И проблема не только в том, что нам нужно за несколько месяцев превратить вас в пригодную для управления целой страной наследницу, но и в отсутствии подходящей базы знаний у вас. Так же, Сола, в конце того пути, который проходит каждый член нашей семьи, вас ждет испытание, ничего общего не имеющее с обычными экзаменами. Это может стоить вам рассудка и жизни, если, конечно, вы выдержите и не сдадитесь на полпути.

Тсаревна молчала.

Наверное, эти стариканы думали, что она какая-то незаконнорожденная рейвина, которую растили в глуши и скрывали до поры до времени от врагов. Или что там себе еще могли навоображать темные? Слово «испытание» настораживало и без того напряженную и испуганную Соланж. Восемь пар необычных темных глаз, буравивших ее, абсолютно не выглядели дружелюбными и заставляли девушку паниковать сильнее обычного.

— Есть подвох, о котором вы не успели рассказать, господин Зигмунд? — нетвердым голосом произнесла наследница, коря себя за очередное проявление страха. — Если бы подобное обучение было сочтено невозможным, вряд ли мы собрались бы здесь сегодня. Позвольте мне услышать все до конца.

Найт одобрительно кивнул и снова отвернулся к окну. В сполохах молний четкий профиль темного правителя с пышной копной каштановых волос, прямым носом и сурово сжатыми губами казался выточенным из серебра. Раскатистый удар грома заставил тсаревну вздрогнуть и отвлечься от разглядывания рея.

— Мы очень долго думали над поставленной перед нами необычной задачей, — низким приятным голосом заговорил один из дейминов, вроде бы специалист в области математики, если она правильно запомнила. — Программа обучения, которая вместила бы в себя все необходимые знания, рассчитана не на один год. Мы же не знаем, в какой момент произойдет изменение вашего статуса, и должны быть готовы к этому в любую секунду. Поэтому пришлось делать все курсы динамическими.

— Совершенно верно, мэтр Явис, — кивнул Зигмунд. — Одновременное изучение всех дисциплин совершенно необходимо, это поможет вам в будущем вести дела и быть в курсе всего, что происходит. Мы не надеемся на то, что вы станете экспертом хоть в какой-то из перечисленных областей, но наверстывать упущенное за двадцать два года следует в самом быстром темпе.

— Двадцать три, — поправила его Сола.

Подумать только, ей летом исполнилось двадцать три года, а такое событие прошло абсолютно незамеченным. Год свободы выдался не самым легким в ее пустой жизни, но самым насыщенным приключениями, в этом девушка могла поклясться!

— А это означает невероятную информационную и физическую нагрузку, — подхватил преподаватель истории. — Нам придется с помощью заклинаний и эликсиров задействовать все возможности вашего разума, госпожа, чтобы ни одна крупица информации не прошла мимо. Это может вызвать головные боли, бессонницу и некоторые другие побочные эффекты.

Мужчины замолчали, давая тсаревне возможность осмыслить всю сложность ситуации.

— Плюс ко всему часть вашего обучения будет продолжаться и во сне, — невозмутимо продолжил Зигмунд. — Придется воссоздавать учебные или важные исторические ситуации, некоторые сражения, исход которых зависел от одного слова монарха. Это по-своему станет влиять на организм и психику, но другого выхода нет. Такими сумасшедшими темпами мы сможем каждые суки использовать максимально эффективно, начиная с азов, сколько бы времени ни отвела судьба всем нам.

Соланж опустила дрожащие руки на колени, чтобы никто не видел, как она до боли сжала тонкие пальцы. Невероятно!

— Боюсь, у меня нет и половины тех качеств, которые нужны хорошему правителю. Ведь их выработкой и воспитанием занимаются с детства, — с разочарованием произнесла девушка.

— Боюсь, что вы правы, — в тон ей ответил невозмутимый главнокомандующий. — Но вы — здесь, а это означает, что не все еще потеряно. Сейчас от вас требуется лишь обдуманный и взвешенный ответ «да» или «нет». Вряд ли будет достойно вас и вашего происхождения бросить все на полпути.

Тсаревна опустила взгляд, отчаянно стараясь собрать в единое целое ту информацию, которую на нее вывалили достойные мужи. Страшно-то как, кто бы знал! Все эти темные словно ждали, когда же она покажет очередную слабую сторону, чтобы можно было вцепиться в чужачку, высмеять ее и унизить, как будто остального им мало! Ну и что, что их бледные лица оставались непроницаемыми, в душе они скорее всего удивлялись, откуда в правящей семье взялась такая странная родственница.

— Напомните, прошу вас, пункт о физической подготовке, — тихим голосом сказала Сола, непонятно почему выделив особо этот странный предмет. — При головных болях, бессоннице и других неясных побочных эффектах, а так же с истощенной предельной нагрузкой психикой мне нужно будет учиться владеть мечом? Зачем?

14
{"b":"152102","o":1}