ЛитМир - Электронная Библиотека

Шейн и Лейри прибыли в оплот Натии по очереди, эрл в составе отряда, присланного из столицы на помощь осажденным, а его супруга — с лекарями, которых отчаянно не хватало в последние дни. Постоянные нападения тварей бездны заставили Найта распределить резервные запасы специалистов по всем возможным направлениям, предвосхищая вражеские действия. Морган не мог рисковать жизнями подчиненных, новые агенты в Алайю не отправлялись уже несколько лун, прежние затаились, опасаясь разоблачения. Старшему эрлу оставалось только расследование покушений на семью и рея, чистка собственных рядов на предмет неблагонадежных и поиски шпионов Айвина. Поэтому Шейну на некоторое время предстояло служить под началом отца.

Несмотря на работу в одной крепости, они с Лейри практически не виделись. Темноволосая целительница постоянно помогала раненным, вместе с травниками и магами поддерживала жизнь даже в самых безнадежно больных. Проблема состояла в том, что магия бездны отторгала лечение кровью, только ускоряя наступление конца, и дейминам, в течение столетий привыкшим полагаться на практически универсальное средство, приходилось на ходу придумывать, как спасать соотечественников. Конечно, после такого жена возвращалась в их с Шейном покои и падала без сил до нового дежурства.

— Привет, эрл! — прозвучало за спиной. — Рвешься к трудовым подвигам? Иначе зачем было вставать в такую рань?

Шейн улыбнулся и поздоровался с Шани, одним из рыцарей оплота Натии. Тут их было немного, поскольку для получения рыцарского титула необходимо было соответствие определенным критериям, а где набрать кандидатов, если население крепости едва ли переваливало за несколько тысяч дейминов? Однако с первого дня Шани показал себя достойным этого звания, помогая как в бою, так и в мирном строительстве, восстанавливая оплот после нападения врагов.

— Как ты догадался? — молодые люди были примерно одного возраста и отлично поладили, работая плечом к плечу. — А сам почему не спишь? Совесть не дает или Флер разбудила?

Невеста рыцаря была знахаркой, старалась чем могла помочь столичным лекарям. Веселая черноглазая девчонка своей непоседливостью чем-то напоминала Шейну кузину Дэйю. Как раз на последних словах эрла девушка выпорхнула их приоткрытой двери на площадку, одной рукой придерживая теплый плащ, второй прикрывая небольшой аккуратный животик.

Оба деймина откровенно залюбовались грациозной красавицей, которую беременность несказанно красила. Малиновые губы Флер изогнулись в приветливой улыбке, две толстые косы лежали на плечах, спускаясь почти до пояса, а сама знахарка двигалась легко и стремительно.

— Вы говорили обо мне? — деймина чмокнула гостя в щеку и обняла возлюбленного. — Воинам не к лицу сплетничать.

— Ты о нас слишком плохо думаешь, дорогая, — потрепал ее по макушке высокий Шани. — Всего лишь утренняя болтовня.

Шейн не мог не восхищаться смелостью этой пары, решившейся быть вместе, любить друг друга и создавать семью, когда за стенами оплота каждый миг поджидала смерть. Это еще раз подчеркивало разницу между крепостью Натии, другими небольшими поселениями и, например, оплотом реев, где, несмотря на практически такие же опасные условия жизни традиции складывались совершенно по-иному. Родись Шейн тут, ни у отца, ни у брата не возникло бы сомнений в его желании жениться на Лейри луны тому назад, ведь тут по-другому просто не получалось. В постоянной борьбе за выживание деймины старались брать от жизни все, зубами урывая у судьбы право на счастье.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил эрл, с разрешения Флер прикасаясь к ее животу.

Будто почувствовав чужое присутствие, ребенок внутри шевельнулся, несколько раз постучался изнутри прямо в том месте, где материнского тела касался чужой дядька. Шейн сначала испуганно вздрогнул, потом ошарашено улыбнулся.

— Видишь, он поздоровался с тобой, — засмеялась девушка. — Отлично себя чувствую, скоро моя смена, так что морально готова трудиться.

— У тебя такое удивление на лице, — поддел товарища Шани, — будто ты никогда подобного не испытывал. Или…?

Шейну действительно не приходилось раньше близко сталкиваться с беременностью. Когда Илана носила Ярса, ее настроение всегда было непредсказуемым, соваться к вооруженной воительнице, находившейся под властью дурного настроения и гормонов, было вдвойне опасно для жизни, а остальные его друзья пока не спешили обзаводиться семьей и детьми. Странное чувство колыхнулось в груди эрла от соприкосновения с подобным чудом. Все волшебство природы, с которым обычная магия никогда не способна будет сравниться, концентрировалось в хрупком теле черноволосой девушки, внутри которой жила по собственным законам новая жизнь.

— Или! — улыбнулся он.

Пара тактично не стала комментировать удивление Шейна, они просто переглянулись и поцеловались взглядами, демонстрируя собеседнику безграничную любовь и счастье. И настолько контрастировало это яростное жизнелюбие с тем, что пришлось пережить им всем вместе всего несколько дней назад, когда темная лавина тварей буквально захлестывала стены крепости, словно злая стихия, что эрл невольно отвел взгляд. Его мысли переключились на собственные воспоминания о сегодняшнем утре, когда он оставил Лейри спать после ночного дежурства, с нежностью поправив одеяло на худеньких плечах жены. Соседство войны и смерти только острее подчеркивало ценность жизни и простых, но сильных чувств.

Позже, когда они с Шани присоединились к остальным защитникам крепости, мысли эрла все еще возвращались к тем или иным моментам жизни, казавшимся ему удивительными. В невероятно опасных условиях существования крепостей деймины все еще жили надеждой на будущее и на счастье своих детей. Не было обреченности или отчаяния, хотя кто-то на месте этих воинов и членов их семей мог бы испугаться. Жители оплота постоянно посещали небольшую молельню, чтобы Создатель мог услышать просьбы уберечь от смерти или обеспечить покой в следующей жизни на продолжении пути.

— Дружно! Взяли! — начальник крепости вместе с остальными мужчинами по команде взвалили на плечи огромные бревна, доставленные из леса, и медленно понесли их по узкой дорожке к месту пробоины в стене.

Камни и дерево пропитывались специальными растворами, укреплялись магией и деймины устанавливали их, чтобы закрыть пробитые тварями бреши в стенах. Магия бездны делала пораженные места хрупкими и ломкими, твердый природный материал осыпался под когтями и руками. Хранитель оплота Натии не показывался ни разу с момента нападения, залечивая раны и по-своему помогая возрождать чудом спасенную крепость.

— Кто взял мой топор?

— Жди, сейчас отдам.

— Удар. Еще удар!

— Осторожно, сейчас лопнет!

— Иди отдохни, всю ночь тут торчал, ведь падаешь от усталости!

Такие диалоги повторялись ежедневно, временами не хватало инструментов, а единственное волшебное зеркало не справлялось с нагрузкой. Найт обещал прислать еще одно, но верхом по лесам путь занимал слишком много времени.

— Ваша светлость, передайте гвозди!

Шейн и Лейри не хотели афишировать свою принадлежность к правящей семье, но их довольно быстро вычислили. Трудно было сохранить инкогнито, проводя с этими дейминами каждую свободную минуту.

Младшему эрлу было не привыкать к тяжелой работе. Да, последние пару лет службы в разведке под началом собственного брата больше похожи были на увлекательный и опасный приключенческий роман, но каждый в их семье умел не только хорошо играть свою роль.

Сыновья Зигмунда учились у наставников в воинской академии, и оба закончили ее с отличием. Правда, Моргану сделали больше замечаний за дисциплину, чем всем их предкам, вместе взятым, но на остальные его личные качества мерзкий характер не повлиял. Мальчики в академии занимались общеобразовательными предметами, искусством дипломатии и маскировки, фехтованием, запоминали шпионские премудрости и изучали Алайю со всех сторон. Каждый выпускник этого престижного учебного заведения умел драться, готовить, выживать в самых неблагоприятных условиях, танцевать на балу и вести светские беседы, остальному их учили жизнь и выбор пути.

35
{"b":"152102","o":1}