ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока за закрытыми дверями зала шел секретный разговор, Влодар оставил папку с документами и докладами в кабинете и направлялся к выходу из дворца. Ему было тревожно во время совещания, не успокоился он даже после ужина с бокалом терпкого красного вина. Поведение Айвина в последние дни не укладывалось в обычные рамки, и следовало выяснить причины этого, но к Дираку идти не хотелось. Привычка главы тайной разведки мнить себя умнее всех и выставлять это напоказ раздражала, да и лишний раз дураком показаться перед союзником не стоило.

Что же случилось с Айвином? Выгорит ли дело с повстанцами, Дирак ведь говорил, что у него во многих их отрядах есть свои глаза и уши. Смогут ли шпионы найти то место, где выбралась на берег после побега тсаревна? Сколько вопросов, а к ним ни одного ответа!

И Влодар пошел туда, где не был ни разу за последние несколько лет. В храм Дракона.

В столь поздний час внутри было совершенно пусто, золотистые и зеленые свечи ярко горели, ровное пламя согревало и придавало уверенности. Проводя почти забытый ритуал, тсарский советник чувствовал себя неуютно и глупо, но не бросил начатое на полпути.

— Прошу тебя, Создатель наш, отец небесный, тот, кто дал жизнь Пайване и всему живому на нашей земле! Обрати ко мне свой взор и одари своей милостью!

Дальше Влодар что-то говорил, просил благословения, делился наболевшим, вполголоса, чтобы никто вдруг не подслушал, обращаясь к алтарю с выбитым на нем священным знаком круга — символом Дракона. На душе становилось легче, но ничего особенного не происходило.

Советник зажег последнюю свечу и собирался уже уходить, сочтя свою затею хоть и глупой, но не такой уж бесполезной, когда зеленые свечи вдруг загорелись ярче. Золотые почти погасли, а изумрудное пламя взметнулось на целый локоть, чтобы почти сразу опасть. Стало невероятно тихо.

— Тут кто-то есть? — спросил Влодар, надеясь, что все происходящее лишь чья-то шутка. — Покажи себя, приказываю!

Тихий, почти неуловимый шелест, похожий на смех, и ледяной ветер, разметавший волосы, но не потревоживший огонь. Появилось ощущение чьего-то осуждающего взгляда, но в храме по-прежнему никого не было. И тсарский советник, шейс, чья власть в Алайе была практически равна влиянию Айвина, поспешил уйти, зябко поводя плечами. Идея сходить в храм Дракона оказалась явно неудачной.

Морган

Старший эрл даже не сразу нашелся, как отреагировать на подобную глупость.

— Почему они должны гибнуть за меня? — тсаревна продолжала доводить наставника до нервного припадка. — Я не могу позволить себе оставаться в тылу, когда мои воины идут на смерть. Пусть я не владею мечом в должной мере, но стреляю метко и смогу принести пользу, сражаясь вместе с остальными.

— Хотите узнать, почему? — ответил он, стараясь придать своему голосу именно тот тон, которого больше всего боялась Соланж. — Следуйте за мной!

Он быстрым шагом направился в оружейную, игнорируя то, что девушка едва поспевала за ним и ей приходилось почти бежать. Ноздри его раздувались от гнева, даже дышать от возмущения было тяжело, хотя выражение лица при этом все же оставалось холодным и спокойным. К сожалению, Найт уехал с делегацией правителей проверять оплоты и не вернется раньше следующей недели, Дэйд с сестрой тоже отправились что-то там изучать на востоке, дома не оставалось никого, кто мог бы сдержать зловредного господина Моргана и спасти тсаревну от его нападок. Хотя, она прогрессировала и уже не давала так просто себя унизить.

— Берк, неси сюда старые доспехи Иланы! — скомандовал эрл с порога, даже не поздоровавшись.

В отличие от неопытной тсаревны, оружейник сразу определил, что его светлость не в духе и мигом принес огромный громыхавший мешок.

— Одевайте! — приказал он, потянув за завязки.

Соланж с подозрением уставилась на содержимое мешка, тускло блестевшие в сером свете местного дня части доспехов выглядели так, словно их не доставали из чулана несколько лет.

— Ну же! Так вот, любезная тсаревна, — едко произнес эрл, когда девушка попробовала засунуть руку в латную перчатку и согнуть пальцы. — На поле боя вы — самая лучшая мишень. Каждый, будь то командир любого ранга или простой боец, попытается достать именно вас. Стоило столько недель изучать тактику и стратегию, чтобы продолжать задавать подобные вопросы!

Морган заставил тсаревну надеть на себя плетеную металлическую рубашку, которая оказалась ей практически до колен, кирасу, воротник, наплечники, закрепил те части, которые девушка была не в состоянии достать сама. Далее по максимуму обеспечил защитой нижнюю половину туловища.

— А теперь берите лук и стреляйте в мишень, желательно еще при этом двигаться, а не стоять на мете. Ну же!

Тсаревна бросила на него злой взгляд сквозь прорези шлема и тяжело подняла лук. Как и предполагал Морган, сдалась упрямая девица минуте на двадцатой, когда оружие просто выпало из ее рук, да и сама Сола, утомленная огромной тяжестью доспехов, заметно пошатнулась.

— Поздравляю! — радушно воскликнул эрл. — Ты защищена почти пятнадцатью килограммами металла, и это еще облегченный вариант из дорогих и прочных материалов. Тебя хватило на полчаса, битва же длится намного дольше. А без защиты наследницу престола, потенциальную правительницу целой страны в опасное место просто никто не отпустит. Раз! И у светлых больше нет тсаревны.

Последние слова сопровождались приставленным к горлу тсаревны мечом, невесть когда вынутыми из ножен на бедре Моргана.

— У вас странная привычка усложнять объяснения, — задыхаясь под тяжестью доспехов сказала тсаревна. — Неужели нельзя было пояснить, что женщина вроде меня не сможет долго носить такую тяжесть? Хотя как это делает Илана?

— Рыцари и воительницы учатся носить доспехи с детства. Они развивают природную силу и выносливость, тренируются годами изо дня в день. Если вы серьезно думали, что за пару лун овладеете всеми премудростями воинского искусства, тогда я сочувствую вашим будущим подданным.

— Спасибо, — вежливо ответила девушка. — Думаю, они вполне обойдутся без вашего сомнительного сочувствия. Итак, моих физических возможностей не хватит на то, чтобы носить доспехи. Лучники, насколько я поняла, имеют другое обмундирование, в отличие от пехотинцев и кавалерии. Кстати, наездники вьернов тоже не обременяют себя лишним весом. И что мне мешает присоединиться к битве?

Морган всерьез заподозрил тсаревну в издевательстве над своей драгоценной персоной, хотя мерзавка оставалась удивительно спокойной внешне. Только упрямо сжимала губы в особо тяжкие моменты.

— Вот вам мое простое объяснение, раз уж наглядное ничему не научило, — вздохнул эрл, признавая свое поражение. — На поле боя ваши войска подчиняются в первую очередь верному вам главнокомандующему, командирам и начальникам. Любое их действие требует подтверждения и одобрения, во многих случаях лишь формального, поскольку все эти достойные специалисты обычно лучше знают, что делать. Но в ключевые моменты, способные кардинально изменить ход сражения, ответственность ложится на правителя. Именно глава государства решает, наступать или держать оборону, тратить силы и ресурсы на захват объекта или нет. Когда вас убивают, на поле битвы наступает хаос, генштаб перестает принимать решения, каждый действует сам за себя, и это неминуемо ведет к поражению и гибели тысяч солдат. Вот почему вам придется слушать меня и остальных наставников и все же принимать наши слова на веру, даже если они кажутся вам недостаточно героическими.

— Но вы взяли меня в сражение против безликих! — Соланж использовала свой последний козырь и с любопытством ждала ответа, борясь с желанием вытереть стекавшую по лбу каплю пота.

— Да, разумеется. Во-первых, вы не видите иллюзий, о чем любезно поделились с нами, и благодаря вам в битве с мерзкими тварями мы не потеряли ни одного деймина. Ведь главное их оружие против нас оказалось на этот раз бессильным! А во-вторых, разве вам выпал шанс обнажить меч? Рядом всегда оставались Форс, Дэйд и несколько самых лучших мечников из нашей семьи, готовых погибнуть ради того, чтобы с головы наследницы чужой, враждебной нам страны не упало ни единого волоса. Надеюсь, я ответил на все вопросы?

43
{"b":"152102","o":1}