ЛитМир - Электронная Библиотека

Настройка должна была быть очень точной, чтобы получилось то, что он задумал. В каждый новый виток заклинания эрл вкладывал все, что узнал о тсаревне за время тесной работы бок о бок с ней. Сомнения, страхи, обиды и ослиное упрямство, желание быть сильной и выйти живой из всех передряг на пути к трону. Все, что давалось ей легко или заставляло кусать губы от напряжения, эмоции, которые она пыталась научиться скрывать, и открытость в общении с другими, не с ним. Испуганные золотистые глаза, полные жалости и недоумения, когда девушка увидела двух скованных темных на той площади, где их чуть не казнили, стыд и раскаянье после встречи с речным шессом.

И, отталкиваясь от получившейся картины, двигаться назад. Какой она была раньше, пять лет назад, когда произошло ее заточение в Залы забвения? Слабой. Более доверчивой, чем сейчас. Послушной? Скорее всего, хотя упрямство давало о себе знать, если читать и стрелять она все же научилась, вопреки запретам отца. Застенчивой? Возможно. И каким мог быть ее жених? Очевидно, что его тоже тщательно выбирали. Знатен, хорош собой, достаточно умен, чтобы не отпугнуть от себя наивную неопытную девчонку.

Вряд ли Соланж хорошо представляла себе, что ее ждало в замужестве. Возможно, после знакомства с женихом и согласия на помолвку, девушку удостоили парочкой поцелуев тайком и какими-нибудь романтическими сказочками. Так же могло быть, что жених и сам был не в курсе всех интриг обоих родителей, хотя…жениться по чужой указке и не знать?

Потихоньку настройка привела Моргана к снам тсаревны. Коридор несколько раз вильнул и вывел его к открытой двери прямо в какой-то сад. На улице было темно, теплые летние сумерки благоухали какими-то сладкими цветами, ярко сияли звезды, совсем не такие, как в Сумрачном Эйде. Где-то за цветочной изгородью раздался счастливый смех, и голос отдаленно напоминал Соланж. Эрл поспешил присоединиться к событиям навеянного им сна.

Девушка сидела на невысокой белоснежной скамейке и абсолютно не походила на ту тсаревну, которую Моргану довелось встретить в Алайе и видеть каждый день в оплоте Арвахо. Длинные медовые кудри спускались почти до талии, заколотые несколькими драгоценными шпильками на затылке. Личико дышало свежестью и невинностью, волшебные глаза никогда не видели ничего страшнее прихлопнутого комара, она была полностью открыта миру и всему, что ее окружало. Очарование юности и краска смущения на бархатных щечках от свидания с милым ее сердцу кавалером придавали ей небывалую красоту, элегантное малахитовое платье только подчеркивало это. Небо то и дело вспыхивало огнями фейерверков, отражавшихся в бриллиантах ее серег и обращенных к молодому человеку глазах.

Да, он и впрямь был хорош собой, но эрл с его знанием чужих характеров и умением читать по лицам сразу определил, что мальчик был с гнильцой. Он разливался соловьем, рассказывая собеседнице какие-то небылицы о своих похождениях, сыпал банальными комплиментами и распушал перья. Морган было скривился от отвращения и подумал, кто мог купиться на подобное, но тсаревна слушала и смотрела во все глаза, и явно не была способна в тот момент мыслить критически.

— Я совсем не силен в магии, — с притворной скромностью произнес парнишка, проделав бездарный трюк с розой и зеркалом, эрла снова передернуло от отвращения.

Далее последовал вполне закономерный поцелуй, а Морган так и не услышал имени избранника, чтобы использовать его против светлой. И в этот момент чары снов повели себя странно. Девушка вздрогнула и отстранилась от своего ухажера, посмотрела на него другими глазами. Глазами той Соланж, которой удалось совершить невозможное и сбежать из Залов забвения.

— Келин? — она словно очнулась от сна, хотя мороком было все вокруг. — Что ты делаешь?

Ее собеседник тоже менялся, плыли декорации, подстраиваясь под настроение героев, неизменным оставался лишь деймин, темным пятном застывший на яркой картине солнечного дня. Шейс стал явно взрослее, шире в плечах, обзавелся дурацкой бородкой, скрывавшей безвольный подбородок. Алый плащ и княжеская корона свидетельствовали о довольно успешном карьерном росте за те годы, что девушка провела в заточении. В руках молодого правителя почему-то был хлыст.

— Ты обещал ждать меня и солгал, — резко заявила тсаревна, отходя от обоих мужчин подальше. Они трое оказались на какой-то широкой улице, где кроме них не было ни единой души. Все было украшено, словно к празднику, цветы и ленты на стенах домов и фонарных столбах говорили о том, что в пустом городе намечалось какое-то торжество.

— Ты слишком все усложняешь, дорогая, — насмешливо отвечал Келин. — Не я все испортил, ты сама виновата во всем.

— Тогда зачем ты пришел?

— Я? — князь растерянно уставился на нее. — Я не…так было надо, наверное.

Морган понял, что в ближайшие мгновения его заклинанию придет конец, поэтому пора уносить ноги. Сценарий развалился в тот момент, когда чары нашли нестыковку между его догадками и тем, что произошло с девушкой в реальности. И что произошло? Пока оставалось догадываться и дальше, но, по крайней мере, имя он раздобыл.

Эрл со всех ног бросился по улице ненастоящего города, на ходу формируя выход в коридор сновидений. Стены вокруг него рушились, краски мерцали и выцветали, а он слишком сосредоточился на заметании следом.

— Морган! — послышался крик, но виновник только ускорил шаг, почти выбравшись из чужого сна. — Это твои проделки, негодяй?

Тсаревна бессильно кричала, но так и не могла сказать наверняка, был ли этот сон искусственным, или долго сдерживаемые мысли самостоятельно выплыли из подсознания. Эрл захлопнул за собой дверь и постарался отдышаться. Вот в чем был минус подобных чар, управлять происходящим не было почти никакой возможности, как только Соланж что-то почувствовала, заклинание лопнуло.

Наутро он проснулся крайне довольным и чуть не забыл отчитать ученицу за трехминутное опоздание, но вовремя спохватился.

— Вчера не было тренировки в снах, — подозрительно спросила она. — Что-то случилось или вы неожиданно решили дать мне выходной?

— К сожалению, тсаревна, даже мне иногда приходится просто спать, не прибегая к магии снов, — надменно ответил эрл, игнорируя тон ее голоса. — Но ваша страсть к учению похвальна, поэтому сегодня мы сможем наверстать то, что пропустили вчера.

— Так вы не приходили вчера в мои сны? — в упор поинтересовалась Соланж. — Мне почему-то показалось, что я засекла чье-то присутствие.

Морган очень натурально усмехнулся.

— Если вам что-то кажется, лучше осените себя святым знамением, Создатель вас убережет от подобных расстройств зрения. Не думаю, что нам стоит и дальше терять время. Итак, что вы можете сказать о двойной защите Астина Хитрого?

Конечно, она ему не верила и пыталась вывести на чистую воду, но не на того напала. Морган до поры до времени держал все добытые знания в секрете, чтобы воспользоваться только в нужный момент, и ее осторожные расспросы ни к чему не привели. В конце концов, когда поведение наставника, его постоянные насмешки и усталость от невероятной нагрузки сделали свое дело, тсаревна позволила себе проявить гнев и настойчивость.

Они были на катке, когда это случилось. Девушка поднялась после очередного падения, потирая ушибленный локоть, не успев скоординироваться и отразить удар Моргана. Ее светло-карие глаза полыхали гневом, боль от ушибов только подстегивала.

— Это ведь ваших рук дело, признавайтесь! Или я узнаю, как закрыть свое сознание от вашего вмешательства и вам не поздоровится!

— Не знаю о чем вы, тсаревна, но вести праздные разговоры и терять напрасно мое время я вам не позволю. Защищайтесь.

Паршивка не пошевелилась, так и стоя на льду со сжатыми от гнева кулачками.

— По вашей милости я снова не сплю и точно знаю, что причины этого не естественные, а магические! За столько времени общения со всеми вами и вашей магией, я могу это определить! Как вы посмели!

— Еще раз повторяю, защищайтесь! — медленно и угрожающе произнес Морган, которого старательно выводили из себя. — Либо мы продолжаем занятие, либо вы уходите. И если вы думаете, что я не нападу на вас, пока вы стоите, как памятник самой себе, то вы забыли все, чему я вас учил.

51
{"b":"152102","o":1}