ЛитМир - Электронная Библиотека

Он не ожидал, что тсаревна так быстро согласится, поэтому пропустил стремительный удар и схлопотал по лицу. Кожа покраснела, да и разозлился он не на шутку. Похоже, Соланж несколько отрезвила эта неожиданная удача, но упрямство так и не отступило до конца. Оба тяжело дышали, злобно глядя друг на друга исподлобья.

— Я обвиняю вас в том, что вы пытались, вопреки запрету рея, проникнуть в мои сны с личной целью и узнать информацию, которая вас не касается. Это было одиннадцать дней назад, и с тех пор все изменилось. Быстро отвечайте, что вам надо? Проклятье, да вы с ума сошли, когда решили залезть мне в голову!

— Мои намерения и цели вас не касаются, тсаревна, — холодно ответил Морган, отмечая, что в голосе наследницы прорезались властные нотки, которых раньше никогда не было. — Вы забыли, что вы гостья в Сумрачном Эйде, причем, будущая правительница исконно враждебной нам страны. Разумеется, я никогда не позволю вам уйти отсюда со всеми знаниями и навыками, если есть хоть шанс, что все это обернется против нас. И если для этого понадобится вывернуть наизнанку ваше подсознание, не сомневайтесь, я так и сделаю!

— Вы не посмеете!

— Еще как посмею! Вы и ваши мысли не принадлежите себе с тех пор, как согласились на участие в плане рея, и так будет отныне всегда. Сейчас вы в Сумрачном Эйде, завтра будете в Алайе, где вашего позволения никто не будет спрашивать, прежде чем насыпать яда в тсарский бокал или использовать враждебную магию. Либо защищайтесь лучше, либо не предъявляйте претензий.

Морган намеренно доводил наследницу до бешенства, преследуя разные цели. Он собирался заставить ее, наконец, принять боевую ипостась, ведь у воинов это обычно происходило под действием ненависти к врагам, а девушка пока не умела так сильно злиться и ненавидеть. Кроме того, это и впрямь был урок, что нельзя доверять никому, даже тем, кто сегодня вроде бы помогал ей. Плюс следовало выяснить слабые места ее ментальной защиты и способы воздействия на нее, чтобы позже это не сделали враги короны.

К сожалению, несмотря на ярость, смена формы в этот раз так и не произошла. Зато Соланж забыла о страхе и ринулась атаку, стараясь достать обидчика и применить все, что она когда-либо знала, лишь бы только стереть эту холодную усмешку с его проклятого лица. Моргана такой поворот вполне устраивал.

Девушка размахивала узким деревянным клинком с удивительным проворством, скользя вокруг наставника по льду, юрко уклоняясь от его выпадов. Конечно, он не мог позволить себе выступать против нее в полную силу, чтобы не убить ненароком, поэтому пока просто защищался, отбивая сыпавшиеся на него градом удары.

— Ярость не лучший помощник в бою, — между вздохами сказал он, что разозлило ее еще больше. — Кто такой Келин?

Морган сказал это намеренно, чтобы вывести Соланж из равновесия и вынудить ее сделать ошибку, чтобы проучить ее потом, но к его удивлению, бомба не взорвалась. Девчонка зло оскалила белые зубки, шапка давно слетела с нее и валялась где-то на другом краю катка, светлая коса жестко била по спине во время стремительного скольжения по льду.

— Кто такая Ута? — насмешливо спросила она, снова чуть не достав его, и целила зараза в то же место на щеке, куда ударила его во время разговора.

Мужчина спокойно улыбнулся, будто его нисколько не удивило упоминание бывшей возлюбленной, и позволил силе всего на миг получить свободу. Деревянные клинки столкнулись так, что от твердых лезвий посыпались щепки. Инерция от удара оказалась страшной, тсаревна отлетела в сторону, распласталась на льду и осталась лежать неподвижно.

— Один-один, девочка, — спокойно произнес эрл, подъезжая ближе.

У наследницы оказалась сломана рука, а еще она ударилась головой о лед и явно сильно. Морган не чувствовал ни злости, ни раскаяния. Только мрачное удовлетворение от того, что его уроки, все же, постепенно усваиваются. В противном случае Сола никогда бы не сказала ему то, что сказала. А в тот момент ей, наконец-то, было наплевать на него и его чувства или что там она себе думала.

Ута. Ах, Ута! Время ведь лечит, как ни странно. Боль почти ушла, просто остальные этого не знали и все еще ограждали Моргана по старой памяти, чем он и пользовался. Он многим умел пользоваться, если это помогало ему достичь своих целей, и в этом был гораздо менее щепетилен, чем тот же Найт или отец, не говоря уже о младшем брате.

Интересно, кто сказал девчонке об Уте?

Он нес тсаревну на руках, равнодушно поглядывая на мерное биение жилки на ее виске. От девушки все еще пахло яростью и победой, несмотря на плачевный финал. Нет, сегодня она все-таки добилась того, чего от нее хотел наставник, а перелом срастется быстро, так же, как и пройдет сотрясение.

Морган устроил девушку на скамейке и переобулся. Единственный неприятный сюрприз ждал его возле выхода с катка в виде огромного мастера-оружейника.

— Что произошло? — встревожено спросил он, не приглядываясь пока к брату. — Она упала? Я хотел позвать ее в кузницу кое над чем поработать.

— Да, — коротко ответил эрл, старательно экранируясь, чтобы мастер, не приведи небо, не считал что-то такое, чего ему знать было не положено.

— Морган? — было поздно.

— Обычная тренировка, — с досадой ответил эрл, не глядя на родственника. — Мы все получали травмы на катке.

— Оставь ее в покое! — заявил Дэйд, угрожающе нависая над братом, и не считаться с такой угрозой было верхом глупости. — Твои фокусы погубят девчонку и испортят вам обоим жизнь.

— Дэйд, мне не нужны твои лекции! — огрызнулся Морган. — Я сам могу портить себе жизнь сколько пожелаю, а наследница всего лишь учится выживать в нашем мире, так что не стоит беспокоиться.

— Ты и так напоил ее своей кровью, что будет дальше?

— С чего ты это взял? — нахмурился Морган.

— С того! Трудно было догадаться, что ты ее лечил, когда вы с Шейном ее упустили в лесу, а младший никогда не оставил бы кровную связь намеренно. Я понял это после первого покушения на девочку, а после второго это стало очевидным не только мне, но и Найту, и остальным.

— Зато теперь я всегда знаю, что она замышляет и не лезет ли в самоубийственную ловушку с присущей ей дуростью, — буркнул пойманный с поличным Морган. — От нее зависит будущее сотрудничество, пусть ценит то, что мы для нее делаем. Или я один болею за выполнение наших планов? Как вы мне надоели! Она всего лишь средство достижения цели и не друг нам!

— Ох, Морган, — недовольно сказал Дэйд, открывая занятому своей ношей брату зеркальный переход в больничное крыло. — Если ты обидишь Соланж или превратишь ее в злобную стерву, ненавидящую всех вокруг, я сам тебя придушу, понял? И если разобьешь ей сердце, лучше мне на глаза не появляйся.

— Да нужно мне ее сердце! — засмеялся эрл и подумал об Уте.

Его сердце ей тоже теперь не нужно, да и слишком поздно уже. Они оба не оставили себе пути назад.

— Я тебя предупредил, — закончил неприятный разговор Дэйд.

Флавий

Творилось что-то странное, но придворный маг пока не мог определить причины. В начале Розовой луны его вдруг стали вызывать срочными сообщениями в разные уголки Алайи встревоженные маги, чтобы доложить о странных происшествиях с бывшими коллегами.

Те чародеи, которые в силу разных причин теряли силу и разум, находились в специальных лечебницах, где за ними присматривали и могли оказать надлежащий уход в соответствии с достатком и необходимостью. Учитывая, что магами не становились бедняки, а те из низов, чей дар выделялся среди других, долго не оставались без денег, то такие пансионаты процветали и приносили казне немалый доход. И вдруг весной начались обострения и приступы.

Умалишенные начали буйствовать и твердить о какой-то черной яме, в которую скоро упадет Пайвана. Поначалу никто не обращал внимания на бессмысленный лепет пациентов, но когда один за одним о странном явлении заговорили десятки, то лекари послали за придворным магом.

52
{"b":"152102","o":1}