ЛитМир - Электронная Библиотека

Похоже, девочка все же испугалась, и теперь будет скрывать свои страшные сны так же, как это делал и сам Найт, только по несколько иным причинам. Проклятье! Но с этим все же придется как-то разобраться.

— А насчет эмоций, — продолжил говорить рей, не обращая внимания на молчание светлой, — без них ты не сможешь по-настоящему быть той, кто поведет за собой шейсов. Чувства значат очень многое, и без них нам, правителям, никуда. Другое дело, как я уже говорил тебе, если ты идешь у них на поводу.

— Как мой отец? — мрачно уточнила Соланж, не поднимая глаз.

Умная девочка.

— С ним это случается, — прозвучал дипломатичный ответ. — Со мной тоже, просто вряд ли об этом кто-то знает. Все привыкли к тому, что я поступаю разумно, только Морган любит иногда вспоминать наши юношеские выходки, когда они еще не стоили Сумрачному Эйду так дорого, как это обошлось бы сейчас.

— Глядя на тебя мне бы тоже в голову не пришло назвать тебя импульсивным, — улыбнулась тсаревна, немного оттаивая. — Хотя мы друг друга знаем не так хорошо.

— О, в вещах, которые не касаются правления, он настоящий чудак, — раздался веселый смех с порога. — Прости, любимый, я ведь не выдала государственную тайну?

Кайсе тряхнула абсолютно сухими кудрями и поставила на стол корзину с едой. Там были и фрукты, и диковинные овощи, подобных которым тсаревне еще не доводилось пробовать. Поверх всего этого пестрело несколько пятнистых яиц, наполняли хижину ароматом завернутые в листья медовые соты.

Найт отставил чашку и отправился помогать колдунье, посмеиваясь удивлению на лице тсаревны.

— Не выдала. С теми, кого мы любим, можно не носить масок, Сола. Семья знает меня прекрасно, близкие не сомневаются ни во мне, ни в моих решениях, считая нужным лишь давать ненавязчивые советы в тех областях, где квалификация рея может оказаться недостаточной. Но вместе с тем для подданных я всегда должен оставаться безупречным. Непогрешимым примером стойкости, трудолюбия и преданности Сумрачному Эйду. Вряд ли кто может похвастаться тем, что видел меня таким, как ты сейчас.

Соланж рассмеялась, наблюдая за парочкой, но грусть в золотистых глазах никуда не делась. Найт прекрасно понимал, как трудно этой хрупкой напуганной девушке приходится свыкаться с мыслью о будущем, но слишком высока была цена ее сомнений. Чем быстрее она возьмется за их разрешение, тем проще ей будет потом. Хотя, рей мог сказать это по себе, легко не будет никогда.

В молчании под аккомпанемент постепенно стихавшего ливня странная троица приступила к еде. Дух, деймин и шейса — невероятное сочетание, собранное на небольшом пятачке Пайваны. Терпкий чай с медом прекрасно согревал, ощущение сытости невероятно умиротворяло. Тем неожиданней оказался вопрос тсаревны, который она, видимо, обдумывала последние полчаса.

— Найт. Ты говорил о том, что правитель должен держать в узде свои чувства, не давать им влиять на решения и в любой ситуации руководствоваться благом страны и подданных, — светлая водила пальцем по шершавой поверхности стола, прослеживая извилистую линию годовых колец. — А что бы ты почувствовал, если бы твое собственное дитя, плоть и кровь, собирало армию врагов для того, чтобы отобрать трон и править Сумрачным Эйдом? Получилось бы подавить свою импульсивность и действовать правильно и в этом случае?

Ровный голос светлой был лишен интонаций, даже любопытства, но деймин ясно ощущал ее жажду услышать ответ. Понятно, девочка изводила себя две луны подобными вопросами, но говорить придется предельно честно и открыто, даже если это не слишком-то устроит тсаревну.

— Видишь ли, Сола…Эмоции, они всегда с нами, как бы ни была сложна ситуация. Только в отличие от того же Моргана или любого другого существа на темной стороне, мои действия не могут быть подчинены им. Это правда, дорогая, я ведь уже говорил тебе. Так вот, что бы я почувствовал? Сердце оказалось бы безнадежно разбито, уничтожено! Но судьба Сумрачного Эйда или Алайи важнее моей. И на чаше весов всегда остается она против личных страданий. Если после относительно трезвых раздумий о причинах такого поступка я приду к выводу, что своими действиями гипотетический наследник сохраняет равновесие, ведет политику в лучшую сторону, о каком выборе вообще может идти речь? Поддавшийся влиянию своей боли Айвин этого не понимает.

Вряд ли до тсаревны полностью дошел смысл сказанных темным слов, но ужас на ее лице отразился не шуточный. А я ведь не говорил, что будет просто, девочка, никогда не говорил. Мы оставляем в истории неизгладимые следы и отдаем своей крови и слез гораздо больше, чем другие смертные. Это и есть судьба хорошего правителя, только вот ты пока об этом не знаешь.

— Но как же любовь? — одеяло упало к ее ногам, когда светлая вскочила и заметалась по крошечной хижине, заламывая руки. — Это ведь тоже эмоция, но ей позволено влиять на наши поступки! Разве с ней я должна буду бороться тоже? И ты?

Найт обменялся долгим тяжелым взглядом со своей лесной колдуньей. Что тут сказать? Они оба слишком хорошо друг друга знали и никогда не скрывали от любимых правду.

— Вот и подумай на досуге о том, почему я не провожу все свое время здесь, — с печальной иронией ответил вмиг помрачневший правитель.

Плечи Соланж поникли, тсаревна с болью смотрела на своих собеседников, понимая, что в лесной идиллии многое оказалось не так безоблачно, как могло выглядеть, что подобных открытий будет еще бесконечное множество. Сегодня девушка получила несколько важных уроков, которым надо дать время уложиться в голове, и от сделанных наследницей выводов может зависеть ее дальнейшая судьба. Расчет, расчет, расчет! Во всем, даже в добрых намерениях! Иногда это бывает так противно. И он до сих пор не решил, рассказывать ли Соланж о том, что первые стычки с ее сородичами в приграничье уже унесли несколько десятков жизней с обеих сторон, хотя официально о войне еще речь не шла? Разбойники, как же!

Что ж…Первые зерна были посеяны, значит, время прошло не зря, а оставшиеся сводки из дальних регионов он дочитает ночью вместо сна.

Найт поднялся.

— Думаю, нам стоит отправляться в оплот Арвахо, — легко сказал он. — Завтра трудный день.

Горько-сладкий поцелуй любимых губ, ясные глаза с вертикальными зрачками напротив, привычный аромат лесных трав от ее волос. Прости, душа моя, мы не можем себе позволить упустить возможность ускорить процесс, даже если слова отдавались болью в нас обоих. Светлой необходим был этот разговор.

— Люблю тебя.

— Люблю тебя.

И легкий звон сомкнувшегося зазеркалья за спиной. На этот раз путь домой показался Найту самым долгим на его памяти.

Морган

Мужчина резко сел на кровати, пытаясь отдышаться. Да уж, давно ему не снились такие кошмары, когда мастер сновидений не мог контролировать порождения собственного подсознания. Даже когда их с Шейном почти казнили в Алайе две луны назад, никаких ужастиков в мире грез и в помине не было, а тут вдруг случились. Он всегда считал, что общаться со светлыми — вредно для здоровья, надо же было тощей замухрышке оказаться наследницей!

Эрл поднялся и долго умывался ледяной водой, чтобы как-то избавиться от мерзкого ощущения, настигшего его во сне. Мало ему всех неприятностей последних лун, постоянные потери среди агентов, так еще и это. А говорить о том, что рей приказал скрыть от него нападение на оплот Молари, вообще не приходилось. Не прошло и суток с момента возвращения блудного разведчика, как подопечные доложили ему все, что пытались умолчать родственники.

Вода стекала по лицу, холодные капли падали на грудь, заставив кожу покрыться пупырышками. Вот теперь Морган был окончательно бодр и готов портить настроение всему остальному миру.

Сквозь яркие витражи окон едва пробивался тусклый свет нового дня, придавая просто обставленной спальне эрла больше уюта. Мужчина немного размялся, отжался от пола, чтобы разогреться перед традиционной утренней тренировкой, быстро натянул рубаху и вышел. В такой ранний час крепость еще оставалась тихой, гомон и суета начнутся немного позже, когда все будут спешить по своим делам, потихоньку разгоняя сонную дрему. День обещал быть насыщенным, так что не следовало терять ни минуты.

6
{"b":"152102","o":1}