ЛитМир - Электронная Библиотека

Шейн

Младший эрл последний раз ударил молотком, загоняя гвоздь в неподатливое дерево, и вытер со лба пот. Его и многих воинов из столицы недавно перебросили в оплот Молари помогать восстанавливать его после нападения тварей несколько лун назад. Когда стало понятно, что, в конце концов, Шейд все же придет сюда снова, чтобы получить желаемое, Найт попросил кузена присмотреть за всем, пока Зигмунд и остальные пытались выяснить причины такого интереса именно к этому месту.

Поначалу Шейну было немного неловко сталкиваться с красавицей Утой в широких коридорах крепости, видеть ее, смеющуюся, с мужем и друзьями, но потом он перестал заморачиваться по этому поводу. В конце концов, он не мог нести ответственности за выходки братца, а его бывшая подруга всегда хорошо относилась к младшему эрлу. Постепенно лед растаял, они снова начали общаться, не сговариваясь, избегали только обсуждения Моргана и его дел.

— Привет! — девушка неслышно приблизилась и протягивала задумавшемуся Шейну кружку с терпким травяным настоем, отлично утолявшим жажду. — Многое успели сделать за сегодня?

— Здравствуй, Ута, — поздоровался мужчина уже после того, как с жадностью осушил кружку до дна и утолил жажду. — Все вообще почти закончено. Остались кое-какие заклинания и что-то из области, в которой я мало понимаю. Ощущение в последние луны такое, что я переквалифицировался из шпиона в строителя, иногда даже скучаю по интригам и опасностям!

Он вернул пустую чашку Уте и только сейчас заметил, что она выглядела немного бледнее обычного. Легкие тени под глазами делали и чуть запавшие щеки выдавали усталость и беспокойство.

— Что случилось? Ты заболела?

— Нет, не волнуйся, — она улыбнулась и откинула со лба смоляные волосы. — Немного нездоровится, но нет ничего такого, о чем стоило бы волноваться. Криштоф тоже иногда ведет себя так, будто я ваза стеклянная, а все и в самом деле прекрасно.

Работы по восстановлению стен оплота Молари близились к завершению, и многие призванные из столицы мастера и воины готовились к скорому отбытию домой. Лейри была с Шейном и в этом его походе, молодая врачевательница помогала поднимать на ноги пострадавших от налета тварей дейминов. Иногда они вчетвером с Утой и ее мужем ужинали, обсуждали дела и планы, новости из столицы. Жизнь с постоянной угрозой нападения утомляла, но в Сумрачном Эйде редко было по-другому, так что новая напасть воспринималась скорее философски.

— Будете сегодня в общем зале на ужине? — поинтересовался Шейн, разминая затекшие мышцы. — Лейри дежурит в ночь, и мы как раз успеем повидаться перед ее уходом.

— Пока не могу сказать, — пожала плечами девушка, затем почему-то приложила ладонь к груди. — Пожалуй, я пойду, увидимся позже, ладно?

Шейн успел заметить, как от бледных щек отхлынула кровь, придавая коже зеленоватый оттенок, но Ута слишком быстро скрылась из виду. Значит, ему не показалось, и она действительно заболела. Странно, но во время военных действий быстро привыкаешь к ранам и боли, а то, что кроме этого существуют и обычные простуды, забывается.

Молодой человек вымыл руки и зашел в их с Лейри комнату, чтобы взять зеркало. Несколько дней все никак не получалось выйти на связь с родными, захотелось узнать, не произошло ли чего нового в столице за время его отсутствия. Шейн уселся на подоконник и активировал заклинание зазеркалья, настраиваясь на Стеллу.

Далеко внизу над темной землей стелился полупрозрачный туман. Весенняя зелень тронула редкие деревья под стенами оплота, трава тянулась к скрытому в вечном сумраке солнцу. Накануне прошла гроза, поэтому земля оказалась разрыта глубокими колеями, оставленными телегами со строительными материалами, камнем и древесиной, привезенной для окончательной отделки стен.

— Здравствуй, сынок! — улыбнулась Стелла, внимательно рассматривая отпрыска из домашнего зеркала в кабинете отца. — Все в порядке?

— Да, — кивнул эрл. — Заканчивали стройку, совершенно измотан всей этой мирной работой, вот и не вызывал вас. Как в оплоте Арвахо, все ли спокойно?

В зеркале рядом с матерью появилось суровое отцовское лицо, он кивнул сыну в знак приветствия.

— Пока все. Найт продолжает идти на поправку и нагружать своих помощников заданиями, никак не можем на него нарадоваться. Не знаю, что за пророческий сон ему приснился, но он уже которую ночь ложится спать почти вовремя. Даже Дэйд отметил, что его состояние улучшилось, ты ведь знаешь, какой он у нас внимательный.

— Ладно вам, мам, не приставайте к кузену. Будешь тут спать спокойно, когда светлые чудят. На границе были новые столкновения?

Ответил отец.

— У Айвина появилась проблема, которая отвлекает его от войны с нами. Он ведет переговоры с мятежниками в княжествах и вербует армию, которая еще луну назад готова была его самого разорвать на части. Князья, разумеется, недовольны, что приходится развязывать кошельки и частично возвращать в казну награбленное, поскольку трогать налоги тсарь запретил. Надеюсь, все это затянется на достаточно длительное время, чтобы мы успели подлатать собственные прорехи в обороне.

— Ясно, — Шейн вздохнул и снова уставился вниз на туман и едва шевелившиеся от слабого ветерка кроны. — Как там мой любезный братец? Третирует бедняжку тсаревну?

Стелла засмеялась.

— Нет, девочка в безопасности. Я бы назвала их странную неприязнь друг к другу брачными танцами ивол, но Морган не склонен воспринимать такие шутки, да и вряд ли позволил бы себе воспылать страстью к светлой. Кстати, Карин ушла от него.

— Только не начинайте обсуждать его личную жизнь у него за спиной, — недовольно буркнул Зигмунд, сверкая черными глазами из-под кустистых бровей.

— Как это случилось? — удивился Шейн, игнорируя пожелание отца.

Печально, он-то надеялся, что уж эта девушка добьется своего и удержит старшенького от глупостей. Видимо, последние все же оказались сильней его обаяния.

— Вскоре после синего полнолуния, — вздохнула Стелла. — Разумеется, ни один из них не поделился подробностями, но я встретила девочку в оплоте, и она ясно дала понять, что так больше продолжаться не могло.

Деймины на миг замолчали. Вот почему закончился краткий период добродушия Моргана тогда, вот почему он снова стал просто невыносимым и продолжил доводить всех окружающих, включая тсаревну, до бешенства. Может, он и впрямь был неравнодушен к Карин, а когда повторилась ситуация, которая была много лет назад между надменным эрлом и красавицей Утой, брата снова понесло по старому пути. Эдак он всех девушек растеряет, каким бы умницей ни был. Проклятье!

— Как Лейри? — спросила Стелла.

— Хорошо, устает сильно на дежурствах, — задумчиво ответил Шейн, рассматривая странные движения тумана вдалеке.

Светлый полупрозрачный кисель колыхался, будто круги по воде только что разошлись и волшебным образом собирались вернуться обратно в ту точку, где упал камень. Плавное шевеление уже не походило на дуновение ветра, поскольку деревья гнулись совсем в другую сторону. Что же это? Темное…

— Отец, на нас нападают! — завопил Шейн, мигом скатываясь с подоконника. — Твари бездны! Я должен идти, готовьте подмогу, я не уверен, что мы справимся с таким нашествием!

Молодой воин мигом сплел привычное заклинание тревоги, и по крепости во все стороны раскатился низкий будоражащий звук. То, что увидел из окна младший эрл, заставляло волосы на голове шевелиться. Огромная орда блестящих черных тел текла со всех сторон сквозь лес, чтобы оказаться под стенами оплота Молари.

По многочисленным коридорам топали тысячи ног, давно заготовленное оружие само просилось в руки, старики и раненные, не способные держать на весу даже ружья, сразу же оказались во внутренних, наиболее защищенных магией Хранителя помещениях. Дозорные рассматривали в подзорные трубы катившуюся к оплоту лавину и передавали сведения начальнику оплота.

— Как вы смогли их заметить, эрл? — встревожено спросил какой-то воин, на ходу застегивая ремни перевязи.

76
{"b":"152102","o":1}