ЛитМир - Электронная Библиотека

В правоохранительных органах смерть родителей квалифицировали как несчастный случай, но я-то понимала, что Дэн мог как-то проникнуть ночью в дом, снять трубу с газового котла, дождаться снаружи, когда родители угорят, а потом вернуть трубу на место. А с другой стороны – отопительный котёл давно отслужил своё, и папа недавно даже купил новый котёл, планируя весной установить его вместо старого. В новом котле было предусмотрено всё – и газ-контроль, и отключение при отсутствии тяги, и теперь я мучилась, не зная – я ли, со своим гаданием, виновата в преждевременной смерти родителей, или это воля случая.

«Если это сделал Дэн, значит, только я виновата в смерти в своих родителей» - на глаза опять навернулись слёзы и, сжавшись в комочек, я уткнулась лицом в подушку. «Мамочка, папочка, простите! Я не желала вам смерти!» - хотелось закричать, и на меня нахлынула новая волна боли, а сердце защемило. «Я не знаю, как мне теперь искупить перед вами свою вину. Я была так глупа и так много не успела вам сказать! О том, как я вас любила, и то, что всегда чувствовала вашу поддержку. Я всегда воспринимала это как должное, и редко благодарила вас за то, что вы у меня есть, и что вы именно такие – добрые, любящие и заботливые. Мне казалось, что я еще не раз успею вам все это сказать, а теперь не знаю, слышите ли вы меня?» - слёзы полились сильнее и, укрывшись с головой одеялом, я, не сдерживая себя, заплакала.

Неожиданно одеяло откинули, и я почувствовала, что на диван ложится Лигуар. Развернув к себе лицом, он обнял меня одной рукой, притянув к себе, а другой начал гладить по волосам, приговаривая:

-Виви, не плачь… Я больше не могу смотреть, как ты мучаешься. Хватит уже рвать и себе, и мне сердце. Понимаю, что тебе сейчас очень больно, но ты должна быть сильной.

-Это я виновата в их смерти, - сквозь слёзы пробормотала я.

-Не факт. Может, это несчастный случай.

-Может, но мамы и папы больше нет!

-Да, нет, но ты жива, и твои родители хотели бы, чтобы ты была счастлива.

-Счастлива? Счастлива! Я уже никогда не буду счастлива! – с отчаянием произнесла я. – Родители были единственными людьми, которые меня любили всем сердцем и душой, и больше никто и никогда меня не будет так любить! Мне двадцать пять, и я до сих пор одна, а это значит, что я никому не нужна!

-А может, нужна? – тихо спросил он.

-Да, вообще-то нужна, - вспомнив всех своих парней, согласилась я. – Как ручная зверюшка, которую можно показать своим друзьям и похвастаться, что она принадлежит тебе, но как только она надоедает, её сразу выбрасывают!

-Перестань так говорить о себе, - прошептал он. – Твои парни были трусами и дело совсем не в тебе, а в них.

-Какая теперь разница, - устало пробормотала я. – Всё равно, в итоге всё ужасно.

-Согласен, сейчас ужасно, но после ночи всегда приходит день…

-Мой день закончился, и солнце навсегда ушло за горизонт, когда забили последние гвозди в крышках гробов моих родителей. Не будет больше солнца, да и не хочу я его, - вяло ответила я.

Последние силы казалось, покинули меня - хотелось свернуться в комочек и забиться в угол, чтобы ничего не чувствовать и ни о чём не думать, поэтому я отстранилась от Лигуара, и отвернувшись, отодвинулась подальше от него.

-Значит, ты сломалась после первого же удара судьбы? – холодно произнёс он. – Я не позволю тебе это сделать. Ради тебя я ушёл из своего мира и прошёл через зазеркалье, подвергая свою жизнь опасности, а ты вот так сразу сдалась? Ну уж нет! Есть много вещей, ради которых стоит жить и бороться!

И в следующее мгновение он развернул меня и, уложив на спину, навис надо мной.

-Не смей сдаваться! Слышишь! Ты хочешь, чтобы Дэн получил всё вот так просто?

-Мне плевать на Дэна и на то, что он получит, - апатично ответила я, пытаясь снова отвернуться.

-А мне не плевать! Я хочу, чтобы ты осталась в этом мире самой собой, а не сломленной или озлобленной девушкой, которая просто плывёт по течению. И я выведу тебя из этого состояния.

Произнеся это, он наклонился и стал нежно целовать меня. В первые секунды я оцепенела, не зная, как реагировать, потому что могла ожидать чего угодно, но никак не поцелуев. А потом на ум пришли его слова о моей распущенности, и я со злостью оттолкнула его.

-Не смей ко мне прикасаться! Думаешь, что если я позволила Дену целовать себя на второй день знакомства, а на третий чуть не легла с ним в постель, то и тебе что-то перепадёт? Нет! Даже не надейся! Можешь, сколько угодно считать меня шлюхой, но я не такая!

-Я никогда не говорил, что ты шлюха, - тихо ответил он, схватив меня за оба запястья и заведя руки вверх, не давая мне оттолкнуть себя. – Ты слегка импульсивна, не более. И ты очень страстна. В этом и основная проблема, потому что всю свою страсть ты направляла не на тех мужчин. У тебя просто дар выбирать тех, кто тебе совершенно не подходит, но я быстро всё исправлю.

-Спасибо огромнейшее, но обойдусь без ваших услуг, - с сарказмом произнесла я и предприняла ещё одну попытку вырваться. Но силы были явно не равны, да и последние пять дней вымотали меня, поэтому ничего не получалось. – Отпусти!

-Не отпущу, - ласково сказал он и, удерживая одной рукой мои запястья, второй начал водить телу. – Ты никогда не задумывалась, почему я до сих пор рядом с тобой? Ведь я мог рассказать тебе о твоём поступке в будущем и уйти, потому что ты, зная все последствия, точно бы уже никогда не захотела заниматься криминальным правом. А также я не раз говорил, что нас не волнуют открытые проходы и последствия для отдельных людей. Я мог спокойно тебя бросить разбираться с последствиями твоего гадания самостоятельно, но я до сих пор рядом с тобой и хочу тебе помочь. Как думаешь – почему?

Я замерла, обдумывая его слова. Он действительно мог, рассказав мне всё, уйти, и я никогда бы в жизни не решилась заниматься криминальным правом. «Как бы фантастично не звучали слова Лигуара о моей причастности к апокалипсису через сто двадцать три года, я бы побоялась брать на себя такую ответственность».

-Почему? – пробормотала я.

-Может, ты мне нравишься?

-Я? Тебе? – изумлённо спросила я. - Но ты меня постоянно попрекаешь моим поведением и считаешь непроходимой тупицей.

-И опять ты говоришь то, чего не было, - улыбнувшись, сказал он. – Я никогда не считал тебя тупицей. Я говорил, что ты недостаточно внимательно слушаешь. Ну, а с первым – согласись, я прав. Да и потом, какому мужчине будет приятно смотреть на то, как девушка, которая ему нравится, готова заняться сексом с другим, который недостоин её?

Я онемела, не зная, как реагировать на это признание. «Лигуар без сомнения и красив, и самодостаточен, и силён волей, но он меня так достал за первые дни нашего знакомства, что мне не раз хотелось его придушить. А с другой стороны, он пришёл мне на помощь и не бросает, хотя мог бы. Я уже не говорю про его поддержку во время похорон родителей и после них. Не будь его, даже страшно представить, что было бы со мной».

-Ты что, меня любишь? – нерешительно спросила я.

-Это ещё не любовь, - проведя пальцами по щеке, с нежностью прошептал он. – Я ещё плохо тебя знаю, но мне кажется, что ты идеально подходишь мне, поэтому именно я согласился прийти в ваш мир. Меня влечёт к тебе. Я пытался побороть это чувство и хотел сначала поближе тебя узнать, но не могу смотреть, как ты несчастна и хочу дать тебе стимул для дальнейшей жизни и веру в себя. И думаю, что всё у нас получится. Ты именно та, кто сможет дать мне счастье, и кого я буду любить всем сердцем, а в ответ, сделаю тебя не менее счастливой.

Произнеся это, он не дал мне ничего сказать и снова стал целовать. В первые секунды я не знала, что мне делать, но его слова звучали так искренне, что я поняла, что не хочу сопротивляться. «В конце концов, чего уж греха таить, как бы он меня не раздражал, меня и саму к нему тянет. И потом, он сказал правду – это пока не любовь, но ведь и я чувствую, что это не просто мимолётное увлечение. Лигуар пытается изменить меня - привить свои взгляды на жизнь и поведение, а какой мужчина будет это делать, если он не заинтересован в женщине? Мы пытаемся подстроить под себя только тех, кто нам нужен, а остальных только используем. Он старается изменить меня, выказывая недовольство моим поведением, значит, я ему действительно небезразлична?».

17
{"b":"152126","o":1}