ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И моя дочь! — прорычал Клафф, и его глаза загорелись недобрым огнем.

— Эй, не набрасывайся на несущего весть, дружище! — Чарльз вытянул руки в усмиряющем жесте.

Квентин крепко сжал зубы, и на его скулах заходили желваки. Он громко выдохнул, пытаясь восстановить спокойствие.

— Я рассказывал тебе, как случайно услышал, какие гадости говорила эта старая мегера моей дочери?

— Нет.

— Ее якобы любящая бабуля открыто сокрушалась, что Андреа не так красива и талантлива, как ее мать, что своей невзрачностью она позорит род Элдриджей и, самое ужасное, что если бы не она, Гленда была бы жива. - Квентин прикрыл глаза. - Чарли, что бы ты сделал на моем месте?

В шоке от таких откровений, Осмонд лишь покачал головой.

— Кто знает, сколько еще яда она вылила в детские уши. Я никому не позволю так обращаться с моей дочерью. Истории об отце, которому безразличен собственный ребенок, не про меня, — добавил Клафф. — Для Стефани внучка — лишь орудие, чтобы наказать меня.

Он снова поднялся на ноги. Непоколебимая решимость угадывалась в каждом жесте этого высокого энергичного мужчины.

— Все эти годы я мирился с ее презрением и сарказмом, но на этот раз она перешла все границы.

- Элдриджи скорее всего будут настаивать на том, что они защищают интересы девочки, — мягко предположил адвокат. — Что Андреа должна расти в окружении полноценной любящей семьи, что ей необходимы оба родителя, а не... неразборчивый в связях Казанова в качестве отца.

Клафф состроил гримасу. Осмонд неуютно поерзал в своем кресле.

— В общем, вероятно, они попытаются сделать акцент на отсутствие женского вклада в воспитании Андреа. Что среди твоих... — он замялся, — ммм... пассий нет достойного образца для подражания.

— Моих пассий? — Бровь Клаффа поползла вверх.

Чарльз вздохнул.

— Я хочу сказать, что во время исполнения профессиональных обязанностей судьи производят впечатление не самых тактичных людей на свете, для них не существует понятия о невмешательстве в личную жизнь, Квин. Приготовься к тому, что на свет божий вытащат все твое грязное белье.

— Чарли, я не монах, — спокойно отозвался собеседник. — И все же, поверь, моя личная жизнь не настолько занимательна, чтобы пресса могла посмаковать с удовольствием каждую ее деталь.

— Я-то тебе верю, Квин, но поверят ли присяжные? Прозвище Канадский Казанова, придуманное журналистами, вряд ли сослужит тебе добрую службу. А Эллиотта в суде ты представляешь? Пойми меня правильно, я ничего не имею против него, он прекрасный человек, только, боюсь, далеко не каждый увидит в нем образцовую няню.

- Никакой суд не заставит меня уволить Эллиотта, - отрезал Квентин, и Чарльз, знавший по собственному опыту, насколько непоколебима преданность Клаффа своим друзьям, не стал спорить по этому поводу.

— Но я могу...

В ту же секунду раздался телефонный звонок. Нахмурясь, Квентин, снял трубку и пробурчал недовольным тоном:

- Кажется, я попросил, чтобы меня не бес-пок... — Внезапно он умолк и выслушал звонившего. — Хорошо, передайте, я перезвоню ему через пять минут.

Клафф повернулся к адвокату.

— Извини, Чарли. Это Джастин. Опять влип в передрягу.

А когда старина Джастин впутывается в какую-нибудь историю, то всегда бежит за помощью к сводному брату. Осмонд не смог удержаться и неодобрительно покачал головой. Абсолютно необъяснимо, почему Квентин, обычно такой нетерпимый к человеческой глупости, всегда готов по первому же зову броситься на помощь непутевому, безответственному братику?

Клафф заметил неблагосклонное выражение на лице друга.

- Недолюбливаешь Джастина, да?

— Любой на твоем месте презирал бы бесшабашного малого, которого к тому же еще и незаслуженно боготворят родители.

Суровые морщинки на лбу Клаффа разгладились, он задумался.

— Тебе когда-нибудь приходило в голову, что быть любимчиком родителей — не самая завидная роль? Нужно постоянно оправдывать репутацию безупречного сына. А ведь у нас у всех свои слабости и недостатки.

— Да уж, у Джастина их предостаточно, - сухо усмехнулся Чарльз. - И все же, признайся, Квин, гораздо труднее при всех твоих заслугах не только не быть в почете у своей семьи, а еще и постоянно выслушивать их «фи».

— Я не жду ничьей похвалы, - заявил Клафф с холодной надменностью, которая заставила бы девятерых из десяти прикусить язык.

Осмонд же оказался тем самым десятым.

— Ох уж эта твоя гордыня!

Неожиданная очаровательная улыбка осветила суровые черты знаменитого дизайнера.

— В ней-то и кроется секрет моего успеха! — согласился он. — Я позвоню тебе позже, — добавил Квентин, провожая друга до двери.

— Когда собираешься въезжать в новый дом? Ремонт уже закончили?

— Закончили, только мы еще пару деньков поживем у Джастина. Да, и спасибо тебе, Чарли, за все!

— Не за что. Ты же знаешь, что всегда можешь рассчитывать на меня, — улыбнулся тот.

— Отлично. Тогда можно прямо сейчас попросить еще об одной небольшой услуге?

— Валяй.

— Посоветуй, где мне искать подходящую невесту?

Чарльз, уже было взявшийся за ручку двери, остановился.

— Я знаю тебя уже десять лет, Квин, но до сих пор не привык к твоим шуткам.

— Никогда в жизни я еще не говорил более серьезно, Чарли.

— Мама, мне ну никак без тебя не обойтись! — Каролайн так крепко вцепилась в телефонную трубку, словно та служила своеобразным рычагом для улаживания серьезных проблем.

— Что же мне теперь, детка, бросить все дела? — Кайли Лейкис постаралась вложить в свой голос как можно больше деловитости. — Керри, пойми, другие тоже бывают заняты.

Изначально было понятно, что взывать к ее материнским чувствам практически бесполезно. Но Каролайн приготовилась поступиться своей гордостью и умолять дальше.

— Мама, поверь, я бы не стала беспокоить тебя по пустякам.

— Керри, ты же знаешь, если бы на самом деле все обстояло настолько серьезно, насколько ты себе представляешь, естественно, я не оставила бы тебя одну в беде. Но, дорогая, не надо преувеличивать. Подумаешь, всего двое маленьких детей! Разве это катастрофа?

— Катастрофа — еще мягко сказано! — Керри стояла посередине просторной гостиной, стены которой, казалось, готовы раздавить ее. — Я не знаю, с чего мне начать. О Боже, мам, дело не в детях, а во мне!

Логика подсказывала девушке, что она понапрасну тратит время. Как объяснить, какие проблемы возникают с детьми, человеку, чье представление о родительском воспитании ограничивалось открытием банковского счета и покупки машины на совершеннолетие?

Каролайн и ее старшего брата Мэтью растила огромная армия квалифицированных гувернанток, которые следили за тем, чтобы дети представали перед родителями умытыми, аккуратно одетыми и причесанными, отчитывались о сделанных уроках, а еще желали им «спокойной ночи». Когда же они подросли, их тут же отослали в частный пансион в Англию. Наверное, именно там, в чужой стране, брат и сестра так сблизились.

— Мама, я все понимаю, но у меня вообще нет никакого родительского опыта, — начала Керри, но тут краем глаза уловила движение у дивана-канапе. - Ой, подожди, — бросила она уже на ходу, спеша на помощь флакончику с муссом для укладки волос, содержимое которого трехлетний мальчик намеривался щедро нанести на щеки своего спящего брата.

— Нет, нет, Энди, это не для Бена!

Каролайн с отчаянием обнаружила, что ее возражение не возымело абсолютно никакого эффекта на маленького ребенка. Может, дело не в том, что я говорю, а как говорю? - засомневалась она.

— А папа так делал! — со знанием дела заявил мальчик, когда Керри попробовала взять у него из рук флакончик:

Как объяснить трехлетнему ребенку разницу между муссом для укладки волос и пеной для бритья?

— Хорошо, хорошо! Только тише, а то разбудишь Бена, — взмолилась несчастная женщина, с беспокойством глядя на заворочавшегося мальчика.

В конце концов флакончик был обменен на шоколадное печенье. Психологи, правда, не рекомендуют прибегать к подкупу в воспитании детей, но Каролайн сейчас не до таких тонкостей.

2
{"b":"152144","o":1}