ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как в бреду Керри несколько раз подряд пробормотала его имя.

— Боже, эти губы, — заплетающимся языком едва выговорил Квин, когда, наконец, оторвался от ее рта. Он буквально пожирал ее лихорадочно горящими глазами. Какое-то первобытное чувство внутри нее, спящее до этого древним сном, вдруг проснулось и заполнило все ее естество.

— Что с моими губами?

— Они созданы для поцелуев. Точно так же, как ты сама вся создана для любви, — добавил он, запуская руку ей под свитер.

Ощутив на своей коже прикосновения его теплых нежных пальцев, Каролайн вздрогнула, словно по позвоночнику пробежал разряд электрического тока.

Квентин не видел ее глаза, только черные ресницы, отбрасывающие тень на покрытые румянцем скулы. Его тело мгновенно отозвалось на призыв возбужденной женщины, зрачки расширились так, что остался лишь тонкий ободок радужки.

— Мне хочется тебя увидеть, — выдавил он из себя, решительно снимая с нее свитер. Керри смутилась и инстинктивно потянула руки к груди.

— Я не ожидала... Это все так...

Простенький бюстгальтер, что был на ней, вряд ли предназначался для обольщения.

— Если ты хочешь, чтобы я снимал с тебя соблазнительное кружевное белье, я куплю тебе его, — пообещал Квин, заметив ее смущение. — Хотя мне вовсе не нужны такие стимулы, мне нужна ты.

— Правда? — У Керри запершило в горле.

— Истинная.

— Ты само совершенство, — вздохнул он отрывисто, любуясь ее молочно-белой грудью.

Каролайн застонала, когда Квин прикрыл один из упругих холмиков своей ладонью и стал большим пальцем теребить тугой сосок.

— Ты будто создана специально для меня. - Он засветился от радости, увидев, что ее грудь уместилась в его ладони, словно именно здесь ей было место.

Голова Керри вдруг стала непомерно тяжелой и беспомощно откинулась назад. Квентин склонился и попеременно коснулся языком каждого из затвердевших сосков.

— О Боже, Квин, никогда не думала, что может быть так...

Затем, покусав мочку ее уха, он прошептал:

— И тебе это нравится?

— Нравится? — Каролайн подняла голову. Его потемневшие от страсти глаза притягивали ее к себе как гигантский магнит. — Мне кажется, я сейчас умру от желания.

И от любви к тебе!.. - подумала Керри, но не произнесла вслух. Однако если она сейчас же не скажет ему об этом, ей, возможно, никогда больше не выпадет такого шанса.

— Квин...

- Да?

- Мы ведь можем просто притворяться, что женаты? — предложила она.

Керри почувствовала, как он весь напрягся.

— Нет, так не пойдет. — Его тон не располагал к дальнейшему обсуждению. - Фарс не является частью сделки, а вот это - да.

Неожиданно Квентин схватил ее на руки, понес к кровати и бережно уложил на шелковые простыни.

На какой-то момент он задержался, жадно впитывая горящими от возбуждения глазами каждый изгиб ее тела. В тишине, наполненной ожиданием, Керри слышала, как у нее в ушах пульсирует кровь. Затем мучительно медленно Квин начал развязывать пояс халата.

От предвкушения наслаждения у бедняжки пересохло во рту. При виде его мужского великолепия, у любой женщины перехватило бы дух.

Услышав ее стон, он моментально завелся. Его глаза лихорадочно вспыхнули и ноздри раздулись, словно ему не хватало воздуха. Керри сама чуть не задохнулась, увидев его готовность. Она пыталась вообразить, как столь прекрасный мужчина двигается в танце любви. Но тут же запретила себе думать об этом, потому что хрустальные колокольчики в ушах зазвенели громче и золотистые точки перед глазами слились в единый поток, вытесняя все остальное. Интересно, можно потерять сознание от страсти?

Наверное, она станет первой, с кем это произойдет.

— Если ты будешь так на меня смотреть, моя зеленоглазая колдунья, то все закончится, не успев начаться, — заметил Квин полушутя.

Когда скрытый подтекст его замечания дошел до воспаленного сознания Каролайн, краска залила ей лицо. Он опустился с ней рядом, нагнулся и стал исследовать губами ее тело, как будто боялся оставить на коже хоть один дюйм без своей отметины. Она вновь ощутила его дразнящее прикосновение к соскам, ласковые движения его языка на животе, плечах, шее. Подняв голову, Квентин провел кончиком языка по ее распухшим, влажным губам. Как ей хотелось ощутить его язык в глубине своего рта, но никакими завуалированными просьбами и мольбами она не могла добиться от него настоящего поцелуя.

— Боже, Квин! — Керри застонала от разочарования, когда он отодвинулся от нее. — Я умру, если ты не поцелуешь меня!

— Не спеши, — завораживающим хриплым голосом успокоил он, зарывшись пальцами в ее волосы и слегка массируя голову. — Я хочу, чтобы эти минуты стали для тебя особенными, хочу, чтобы ты запомнила то, что сейчас между нами произойдет, навсегда.

Сама мысль, что она когда-нибудь сможет забыть объятия Квентина Клаффа, была настолько абсурдна, что Керри улыбнулась.

— Обыденный и не запоминающийся — самые последние определения, что приходят на ум, когда я смотрю на тебя.

Он усмехнулся, и когда их бедра соприкоснулись, Керри ощутила, как внизу ее живота возникла восхитительная тяжесть.

— Ты искусный любовник, да? — шепотом спросила она, утопая в его взгляде.

— Разве это плохо?

Керри в свое время прочитала много книг по искусству секса, но не так-то легко, оказывается, было применять полученную информацию на практике.

По-своему оценив ситуацию, Квин долго пытался игнорировать напряженную скованность своей партнерши, но все же не выдержал и сдался.

Каролайн не на шутку встревожилась, когда он вдруг перекатился на спину и закрыл глаза руками. Боже, я все испортила! Что я сделала?.. Или не сделала? — в ужасе подумала она.

— Ты уверена, что хочешь этого? — спросил он, затаив дыхание.

Хорошо, а если сейчас он получит отрицательный ответ, что, черт возьми, ему делать? Холодный душ и пятимильные пробежки, которые, кажется, в последнее время прочно вошли в его расписание, сегодня не помогут. На этот раз все зашло уже слишком далеко.

Каролайн теперь немного жалела, что в свое время отвергла пару предложений заняться ни к чему не обязывающим сексом. Затем взглянула в глаза Квентина и сказала себе: «Нет, я рада, что не отдалась первому попавшемуся просто так, ради любопытства. Возможно, то, что произойдет сейчас, перевернет всю мою жизнь. Это будет то, ради чего стоило ждать!»

— Да, хочу. И уверена в этом на все сто процентов! - решительно заявила она.

Квин повернулся к ней как раз в тот момент, когда она многообещающе, соблазнительно улыбнулась, и еле удержался, чтобы в ту же самую секунду не сорвать с нее остатки одежды и не овладеть ею дико, стремительно.

Он снова наклонился и влажным языком, едва касаясь сверхчувствительной кожи, начал выводить круги вокруг болезненно напрягшегося соска. Не в силах больше выносить эти танталовы муки, Керри вскрикнула.

— Так тебе нравится?

— Да, да, еще как! Я давно хотела, чтобы ты сделал это. С того самого момента, как... О Боже, Квин, я безумно хочу тебя!

- Так в чем же дело, радость моя?!

Керри с упоением гладила каменные бугорки его мышц. Его кожа была гладкой как шелк, и мужской запах, исходивший от его тела, туманил разум, как наркотик. Он сам был как наркотик. Квин содрогнулся и, больше не в силах притворяться, что контролирует ситуацию, неистово впился в ее рот. Следующие несколько минут они целовались как одержимые, словно в последний раз в жизни.

Скулы Квентина зарделись, на его плечах остались следы впившихся ногтей, а его глаза горели лихорадочным блеском, когда они, наконец, оторвались друг от друга.

- Я должен был предупредить тебя сразу, ненасытные женщины пугают меня, - объяснил он, тяжело дыша.

— Ты не выглядишь очень напуганным.

Каролайн отметила, что ее возлюбленный так же дрожит от неутоленной страсти, как и она сама. И, дотянувшись до его шеи, она оставила на горячей вспотевшей коже несколько порхающих поцелуев.

20
{"b":"152144","o":1}