ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ольга Панова

Ведьмы и сила четырех стихий

Глава 1

Ведьмы и сила четырех стихий - i_001.jpg

Лекция окончилась протяжным звонком. Собирая со стола тетради и карандаши, Юля облегченно вздохнула. Наконец-то закончилась последняя пара. Можно поехать домой и забраться в кровать с любимой книжкой и тарелкой попкорна.

Нет, она любила учиться и узнавать что-то новое, но через неделю предстояла сессия, перед которой хотелось хоть немного отдохнуть, потому что потом ей придется обложиться кучей учебников и забыть о нормальной жизни на целый месяц.

Смахнув с лица прядь белокурых волос, Юля застегнула портфель и посмотрела вниз на поток студентов. Жуя жвачку и делясь событиями последней ночи, они двигались к распахнутой двери. Громкий смех и современные рингтоны мобильников поднимали им настроение.

Всем, кроме одной.

За спиной ее называли «чертова стерва». Высокую, тощую, с короткой мальчиковой стрижкой и тяжелым взглядом из-под длинных ресниц, Марго побаивались и ненавидели. Еще бы – ведь она могла послать куда подальше или даже ударить без предупреждения. Недолго думая и не объясняя причин, просто стукнуть в челюсть и все.

С сумкой на плече, она с нескрываемым раздражением продвигалась сквозь толпу к двери.

– Черт! Дайте же пройти! Идиоты…

Расталкивая всех локтями, Марго задела одну из однокурсниц так, что девушка пошатнулась на месте и, едва не упав, выронила из рук стопку тетрадей.

– Смотри, куда прешь! Ослепла, что ли? – сказала та, не разобрав, кто ее толкнул.

Резко остановившись, Марго обернулась и посмотрела с высоты своего роста на говорившую. Девушка, склонившись, собирала с пола разбросанные веером бумаги.

– Кажется, я только что слышала, как кто-то громко блеял, словно глупая овца?

Услышав спокойный ровный голос, девушка медленно подняла голову. На бедняжку было страшно смотреть. Испуганные глаза, приоткрытый рот и дрожащие руки, из которых тетради снова выпали на грязный пол.

– Я…

– Что – «я»? – изящно приподняв стройную ногу, Марго опустила ее на одну из тетрадок. – Мне показалось, ты хочешь извиниться. Не так ли?

Вытирая дорогие лаковые туфли о яркую обложку, Марго выжидательно приподняла тонкую бровь.

– Ну?

– Прощу прощения, Маргарита. Извини, я была не права…

– То-то!

Приподняв тонкий каблук, она ловким движением отшвырнула от себя изодранную тетрадь прямо к ногам несчастной. После чего окинула застывшую толпу высокомерным взглядом и двинулась к двери.

Только когда она скрылась из вида, сверстники позволили себе комментарии:

– Нет, вы видели, а? Сначала эта стерва всех растолкала, а потом просит извинений! Как вам это?

– Да она просто корова недоенная!

– Бедная Светка!

– Жалко несчастную.

– Марго – законченная стерва!

Продвигаясь к двери, молодые люди покидали аудиторию. Поправив очки на лице, Юлия неуверенно двинулась к выходу. Она всегда выходила последней, боясь, что ее кто-нибудь не заметит и раздавит.

С самого детства она была робкой и стеснительной. Чуть что – краснела, словно вареный рак. Стараясь не привлекать к себе излишнего внимания, помалкивала и уходила в сторону. Многие считали ее «заучкой» и зубрилой не только из-за хороших оценок, но и из-за того, что она сидела одна и ни с кем не общалась. Ее молчание воспринималось как высокомерие, а неуверенность – как глупое жеманство.

Покинув аудиторию, Юля оказалась в просторном коридоре. Здесь царили движение, громкий смех и ритмичная музыка. Обнимающиеся парочки и щебечущие девочки-подружки, хвастающиеся друг перед другом модными аксессуарами.

Прижавшись к стене, Юля старалась идти как можно быстрее. Чтобы не зацепить репетирующих брейк-данс парней, она немного притормозила и двинулась за стареньким преподавателем. В тот момент, когда она миновала танцоров и уже облегченно вздохнула, что-то тяжелое обрушилось на нее сзади. Упав на пол, девушка испуганно зажмурила глаза и сжалась. Сверху раздались громкий мат, а затем смех. Приподняв голову, Юля осторожно огляделась.

Старшекурсники. Чему удивляться? Они всегда ведут себя так, словно дембеля в армии. Позволяют себе все что угодно, даже репетицию брейк-данса посреди прохода.

– Очухалась. Пошли покурим, Ден.

– Погоди! Малышка, как ты? Я не сильно тебя зацепил?

Карие глаза при неславянской смуглости кожи, волнистые темные волосы, нос с легкой горбинкой делали его лицо очень красивым.

Парень был явно смущен случившимся и, не скрывая озабоченности, склонился над Юлей. Протянув руку, он помог ей подняться на ноги, после чего оглядел с головы до пят.

– Кажется, все на месте. Идти сможешь?

– Угу.

Словно во сне, она смотрела ему в глаза и глупо кивала в ответ на вопросы. Они были незнакомы, иначе бы она его помнила. Парень был добрым. И уверенным в себе.

– Отлично. Извини, что так получилось. В следующий раз будь осторожней. – Легкая улыбка, теплый взгляд и кивок головой. – Мне пора. Счастливо.

– Пока.

Стоя посреди коридора с ободранными коленками и перекошенными очками на лице, она смотрела ему вслед. Впрочем, как и многие девушки вокруг.

Догнав друзей, Ден забрал свой рюкзак, закинул на плечо. Через несколько секунд компания скрылась за углом.

Подавив вздох, Юля пошла в сторону уборной. Необходимо было отмыть коленки и привести себя в более-менее приличный вид. В туалете, бросив сумку на подоконник, посмотрела в зеркало и всхлипнула: спутанные волосы, перекошенные очки на лице, порванная блузка и, вдобавок ко всему, отсутствие пары пуговиц.

– Что за невезение?!

С самого утра все не так. Сначала она проспала, затем опоздала на автобус и ей пришлось ловить такси. Следующей неприятностью оказалась пропажа любимых перчаток, подаренных матерью. Теперь еще это.

Включив кран, смочила платок и приложила к исцарапанной коленке. Легкое жжение и приятное тепло. Через несколько минут белый платок превратился в розово-серый. Ну и ладно.

Пригладив волосы и протерев очки, Юлия с сожалением посмотрела на блузку. Она была безнадежно испорчена.

Напоследок взглянув в собственное отражение, отметила обреченный взгляд и слегка потрепанный вид. Серая мышь, да и только. Неудивительно, что ее никто не замечает.

Подняв свой рюкзак, она медленно побрела к двери. Через несколько минут незаметно для всех вышла на крыльцо.

Весеннее солнце согревало. И настроение как-то сразу улучшилось.

Не обращая внимания на кишащую вокруг толпу, Юля быстро спустилась по ступенькам и направилась в ларек за колой. В кармане затрещал мобильный. Звонила Марья, ее подруга. Кажется, вчера они договаривались встретиться после занятий, а она, как назло, совсем забыла об этом.

– Алло. Привет. Извини, я совсем забыла о встрече. Из головы как-то вылетело…

– Как это – забыла? Ты с ума сошла? Я уже полчаса стою за углом, тебя жду…

– Мария, не кипятись, – застыв на полушаге, Юля огляделась. – Я уже бегу к тебе. Кстати, где ты?

– Справа у киоска. И шевелись быстрей, мы опаздываем.

Бросив телефон в карман, девушка бодро зашагала в указанном направлении.

Дружба с Марьей длилась больше семи лет. Завязалась она на основе взаимной симпатии и схожих комплексов.

Родители Марьи работали в местном театре, отец был режиссером, а мать актрисой. Их дочь с семи лет играла на сцене. Она просто грезила о карьере артистки. Учила роли, важно разгуливая по своей детской комнате.

Мама Юлии очень любила ходить на премьеры с дочкой. Покупая цветы, дарила их своей любимой актрисе, матери Марьи. На том они и сдружились.

У Марьи были длинные рыжие волосы, карие глаза и пухлые губы. Она казалась весьма привлекательной противоположному полу. Мальчики часто смотрели ей вслед.

Настораживало только то, что Марья слишком верила в сверхъестественное и мистическое. Во всем видела магический смысл и знаки свыше. Нередко разговаривала сама с собой или могла запеть посреди супермаркета. Отчего и получила прозвище «чокнутая».

1
{"b":"152159","o":1}