ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юлия жила одна, в съемной квартире. Ни у кого отпрашиваться ей было не надо, поэтому она согласно кивнула. В отличие от нее, Марья с самого детства жила с родителями в городской квартире, в центре города. Родители очень любили свою единственную дочь и всячески оберегали ее. Если девушка долго отсутствовала, начинали беспокоиться.

– Мне надо позвонить.

С этими словами она вышла за дверь. В глазах у колдуньи мелькнула радость. Потерев руки, она сначала посмотрела на огонь в очаге, а затем на Юлию:

– Чтобы снять твою порчу, я должна попросить тебя снять верхнюю часть одежды и сесть лицом к огню.

Застыв на месте, ведьма прищурилась и внимательно посмотрела в глаза девушке. Та молча поднялась со стула и повернулась к очагу с котелком. Словно во сне, медленно сняла очки, а затем и рубашку. Колдунья повернула стул, на который усадила загипнотизированную девушку.

Улыбаясь своим мыслям, она взяла поварешку и опустила в дымящийся котелок. Налив странное варево в маленькую кружечку, тотчас протянула ее Юлии:

– Пей.

Отсутствующим взглядом девушка посмотрела на темно-серую жидкость в чашке:

– Что это?

– Снадобье, благодаря которому все твои лучшие качества усилятся. Пей.

Юля задумчиво посмотрела на кружку и, приблизив к лицу, вдохнула ее запах. Пахло укропом и корицей. Сделав маленький глоток, она ощутила немного сладковатый вкус.

Стоя за ее спиной, колдунья одобрительно кивнула и начала ритуал. Взяв из корзинки еще одно сырое яйцо, она осторожно провела им вокруг головы девушки. Затем по спирали прокатила его вдоль спины, а после по рукам, тихо шепча молитву от порчи, иногда замолкая.

Странные движения колдуньи успокаивали. Прикрыв глаза, Юлия пила темный напиток, при этом чувствуя холодное яйцо на теле и странное тепло внутри. Причем с каждым новым глотком это тепло увеличивалось и становилось сильнее.

Очень странно, но ног она не чувствовала, а из головы исчезли все тревожные мысли. На смену беспокойству пришла невероятная легкость и отрешенность, а затем ощущение эйфории.

Открыв глаза, Юлия посмотрела на огонь в камине. Он громко затрещал, выстреливая искрами. Содержимое котелка размеренно булькало, иногда выплескивая пену на огонь.

Внезапно колдунья отстранилась и, резко разбив яйцо, вылила его содержимое в стакан с водой. Продолжая читать молитвы, отошла от девушки в темный угол комнаты. Ее мелодичный мягкий голос становился громче и громче.

От этого ритуала в голове закружила карусель. Глаза сами собой закрылись. Из рук девушки выпала пустая чашка и откатилась на середину комнаты. Старуха смолкла и довольно улыбнулась.

Ведьмы и сила четырех стихий - i_002.jpg

Глава 2

Ведьмы и сила четырех стихий - i_003.jpg

Разговор с родителями был недолгим. Сбивчиво объяснив сложившиеся обстоятельства, Марья бросила трубку. Она не любила долгие причитания матери и уговоры отца. Несмотря на их протест, они с Юлией останутся у Прасковьи до завтрашнего утра, и точка.

Вздохнув, девушка огляделась. Разговаривая с родителями, она незаметно для себя оказалась за домом в саду. Райский уголок. Многочисленные цветы и ухоженные кустарники. Посреди сада стояла уютная беседка, обвитая вьюнком, с небольшим столиком и широкими скамейками. Знакомый черный кот сидел на столе и смотрел на девушку огромными зелеными глазами. Казалось, он внимательно ее изучает.

Невольно улыбнувшись, Марья медленно направилась к нему. Подойдя ближе, она заметила, что черная шерсть переливается на солнце, а на его лапках длинные коготки, свидетельствующие в пользу того, что кот – любитель мышиной охоты.

– Ну, здравствуй, котик! Надеюсь, я не нарушила твой покой?

В ответ на эти слова кот лениво потянулся и почесал коготки о край стола. Затем снова посмотрел на девушку и спрыгнул на землю. Не обращая внимания на стайку воробьев у яблони, направился к высокому забору. Задрав хвост трубой, грациозно двинулся вдоль кустарников. В голове мелькнула странная мысль, что кот приглашает следовать за ним.

Усмехнувшись, девушка поздравила себя с чересчур разыгравшимся воображением и богатой фантазией, однако последовала за котом. Обойдя многочисленные клумбы, Марья оказалась у деревянного забора.

Не обращая внимания на девушку, кот тихо мяукнул и запрыгнул на широкий столб. Обхватив хвостом пушистые лапки, он посмотрел вперед.

– Ну и что дальше? Зачем ты меня сюда привел?

Немного нахмурившись, Марья снова посмотрела на глухой забор. Сквозь небольшие щели меж досок она заметила проселочную дорогу, по которой красный автомобиль направлялся к домику колдуньи.

Через несколько мгновений водитель припарковал машину у Марьиной «Короллы» и заглушил двигатель. Распахнулась задняя дверца, из которой выпорхнула стройная блондинка лет этак тридцати. На ней были надеты модный летний сарафан и высокие «шпильки» на стройных ногах. Девушка выглядела озадаченной.

Вдохнув деревенский воздух, она огляделась вокруг. Затем что-то крикнула остальным пассажирам машины и зашагала к забору. Задумчиво расстегнув на ходу свою крошечную сумочку и достав пачку сигарет, она закурила. Выдыхая дым, незнакомка остановилась недалеко от того места, где стояла Марья.

Из машины вышла дама постарше. Нервно сжимая в руках небольшой белый лист, она неуверенно зашагала за подругой.

– Ну, что с тобой? Возьми себя в руки. Мне надоело твое вечно недовольное выражение лица.

Блондинка сердито покосилась на унылую подругу. В ответ та лишь негромко вздохнула и, подойдя ближе, остановилась напротив. Не обращая внимания на ее состояние, девушка продолжила:

– Ты совершенно напрасно нервничаешь. То, что ты задумала, старуха выполнит в три счета.

Посмотрев на листок, который при ближайшем рассмотрении оказался чьей-то фотографией, подруга шмыгнула и, едва сдерживая слезы, громко прошептала:

– Я ее ненавижу… пусть сдохнет!

И, убрав фото в карман, снова замолчала. Блондинка только цокнула языком и, стряхнув пепел в траву, заговорщицким тоном произнесла:

– Не понимаю, чего ты так убиваешься?! Подумаешь, мужик завел любовницу, что тут особенного? Они все такие. Вот у меня, например, был один кавалер. Ухаживал, цветы носил, в ресторан водил, даже золото дарил. Я, дурочка, влюбилась по уши. Стоило только ему понять, что я на крючке, как он себе новую пассию завел. Параллельно со мной. Сволочь. Ну ничего. Я быстро сообразила.

– И что?

– А ничего. Привезла его фотку старухе, а она на него такую порчу навела, что женщины больше его не интересуют.

– В смысле – ориентацию сменил, что ли?

– Да нет же, дуреха. Просто теперь он на них не реагирует. Вообще.

Блондинка затянулась последний раз, выбросила окурок в густую траву, скрестила руки на груди и усмехнулась:

– Вот тогда-то я и поняла, что эта Прасковья – настоящая ведьма. Не зря ее многие побаиваются. Не дураки.

– Ты думаешь, она и мне сможет помочь?

– А то! Даже не сомневайся…

Черный кот громко мяукнул и спрыгнул с забора. От неожиданности Марья отпрянула, едва не растянувшись на земле. Расправив юбку, девушка подняла голову и… встретилась взглядом с Прасковьей. Темные глаза ничего не выражали. Женщина медленно кивнула в сторону ворот, после чего бесшумно двинулась по дорожке.

Перешагнув через цветы, девушка засеменила следом. Такого она от себя не ожидала. Красная как помидор, она ругала себя на чем свет стоит. Подслушивать чужой разговор было не в ее характере. Что же это тогда? Любопытство или случайность? Да, скорее всего, обыкновенная случайность – и ничего более.

Дойдя до крыльца, девушка снова заметила черного кота. Животное вальяжно потянулось, моргнуло желтым глазом и скрылось за поленницей. Странный зверь.

В это время открылась калитка, и во двор вошли знакомые женщины из красного авто. Та, что постарше, нервничала. Зато блондинка чувствовала себя как дома.

4
{"b":"152159","o":1}