ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я беру свою тетрадь, открываю ее на первой странице и пододвигаю Алексу.

— Почему бы тебе просто не написать что-то о себе в моей тетради, и я сделаю то же самое в твоей.

Это лучше, чем пытаться разговаривать с ним.

Алекс кивает, соглашаясь, хотя я замечаю, как уголки его рта приподнимаются в ухмылке, когда он протягивает мне свою тетрадь. Он ухмыльнулся, или мне это только показалось?

Делая глубокий вздох, я выкидываю эту мысль из моей головы и старательно пишу в его тетради до тех пор, пока миссис Питерсон не призывает нас к молчанию и просит внимательно слушать одноклассников.

— Это Дарлин Боэм, — начинает Колин.

Но я не слушаю дальнейший его рассказ о путешествии Дарлин в Италию летом, и как она замечательно провела время в танцевальном лагере. Вместо этого, я сморю в свою тетрадь, которую Алекс только что подвинул ко мне и открываю рот от изумления из-за написанных там строк.

Глава 6

Алекс

Ок, наверное, мне не следовало подставлять ее с этим "узнайте друг друга" заданием.

Написать в ее тетради "Суббота, вечер. Ты и я. Урок вождения и… горячий секс", скорее всего, было не так уж и остроумно. Но меня так и подмывало озадачить эту Маленькую Мисс Perfecta с представлением меня. Вот она и озадачена.

— Мисс Эллис?

Я смотрю с наслаждением, как сама Perfection поднимает голову на миссис Питерсон. Ох, она хороша. Этот мой партнер знает, как скрыть свои настоящие чувства, уж я-то знаю, я делаю это постоянно.

— Да? — говорит она, слегка наклоняя голову и улыбаясь, как королева красоты.

Интересно, спасала ли ее эта улыбочка когда-нибудь от штрафа за превышение скорости?

— Твоя очередь. Представь Алекса классу.

Я кладу локти на стол в ожидании представления, которое она должна либо выдумать, либо признать, что нихренашеньки не знает обо мне. Она кидает взгляд на мою расслабленную позу, и по ее отчаянному взгляду я понимаю, что загнал ее в тупик.

— Это Алехандро Фуэнтес, — начинает она, ее голос немного дрожит. Меня немного раздражает использование моего полного имени, но я сохраняю маску безразличия, а она продолжает с выдуманным представлением. — Этим летом, когда он не ошивался на улице и не угрожал мирным горожанам, он посетил все тюрьмы нашего города, если вы понимаете, что я имею в виду. И у него есть тайная мечта, о которой никто не знает.

В классе внезапно становится совсем тихо. Даже Питерсон выпрямляется, внимая рассказу.

Черт, даже я слушаю, как будто слова, произносимые лживым ртом Бриттани, какая-нибудь проповедь.

— И его заветная мечта, — продолжает она, — это поступить в колледж и стать учителем химии, прямо как вы, миссис Питерсон.

Ну, да, конечно. Я смотрю за свою подругу Изу, которая выглядит изумленной тем, что белая девчонка не боится поставить меня на место на виду у всего класса.

Бриттани кидает мне победную улыбку, думая, что выйграла этот раунд. Ошибаешься, gringa.

Я встаю со стула, пока в классе сохраняется тишина.

— Это Бриттани Эллис, — говорю я, теперь все внимание обращено ко мне. — Этим летом, она ходила по магазинам, чтобы расширить свой гардероб. А еще она потратила деньги своего отца на пластическую операцию по увеличению своих, эммм, форм.

Это не было то, что она написала, но скорее всего, это было достаточно близко к правде.

Совсем не то, что она придумала обо мне.

С задних рядов раздались смешки, а Бриттани застыла на своем стуле, как будто мои слова намертво оскорбили ее бесценное самолюбие. Бриттани Эллис привыкла, что все люди вокруг подлизываются к ней, ей совсем не помешает небольшая встряска. На самом деле, я делаю ей одолжение. Она, правда, не знает, что я еще не закончил.

— Ее тайная мечта, — продолжаю я, и получаю ту же ответную реакцию слушателей, что и она, — найти себе парня — мексиканца до конца года.

Как я и ожидал, мои слова встречаются шепотом и свистом с задних рядов.

— Так держать, Фуэнтес, — выкрикивает мой друг Лаки.

— Я буду твоим парнем, mamacita, — произносит другой.

Я даю "пять" своему другу Маркосу, и краем глаза замечаю, что Иза качает головой, как будто я сделал что-то неправильно. Что? Я просто подшутил над богатенькой девчонкой с севера.

Взгляд Бриттани перемещается между мной и Колином. Я смотрю на Колина, и взглядом даю ему понять — игра. Его лицо мгновенно краснеет, приобретая цвет острого перца. Я сто пудово ступил на его территорию, отлично.

— Всем успокоится, — приказывает миссис Питерсон.

— Спасибо за ваши чрезвычайно интересные представления. Мисс Эллис, Мистер Фуэнтес, задержитесь после урока.

— Ваши представления были не только неподобающими, они были абсолютно неуважительными по отношению ко мне и остальным вашим одноклассникам, — высказывает нам миссис Питерсон, пока мы с Бриттани стоим перед ее столом после окончания занятия.

— У вас есть выбор", произносит она и протягивает к нам руки, в одной из них зажаты два синих билетика на отработку наказания и два тетрадных листа в другой. — Вы можете либо остаться сегодня после уроков и отработать свое наказание, либо написать сочинение на тему 'уважение' и принести его мне завтра.

Я протягиваю руку и беру билетик, тогда как Бриттани выбирает тетрадный лист.

Как предсказуемо.

— У кого-нибудь из вас есть проблема с тем, как я распределила места? — Спрашивает Питерсон.

Бриттани говорит "да", в то же самое время как я выдаю "нет".

Миссис Питерсон снимает очки и кладет их на стол.

— Вам двоим лучше выяснить свои отношения до конца года. Бриттани, я не буду менять тебе партнера. Вы оба старшеклассники и должны будете уметь работать с разными людьми и нравами после вашего выпуска. Если вы не хотите завалить мой предмет и отправиться в летнюю школу из-за этого, я советую вам начать работать вместе, вместо того, чтобы портить друг другу жизнь. А теперь отправляйтесь на свой следующий урок.

Я следую к выходу и дальше по коридору за своей партнершей по химии.

— Перестань преследовать меня, — говорит она через плечо. Оценивая на ходу, сколько вокруг людей наблюдают за тем, как мы идем по коридору вместе.

Как будто я el diablo собственной персоной.

— Одень что-нибудь с длинными рукавами в субботу вечером, — говорю ей я, прекрасно понимая, что скоро ее ангельское терпение иссякнет. Обычно я не пытаюсь доводить белых девчонок, но с этой, это даже весело. Этой, самой популярной и желанной из всех, на самом деле не все равно. — На заднем сидении моего мотоцикла бывает холодно.

— Послушай, Алекс, — говорит она, поворачиваясь ко мне и откидывая назад свои блестящие белокурые волосы. Встречая меня ледяным взглядом голубых глаз, она произносит:

— Я не встречаюсь с парнями, которые состоят в какой-либо банде, и я не принимаю наркотики.

— Я тоже не встречаюсь с парнями, состоящими в банде, — говорю я, подходя ближе, — и я не наркоман.

— Ну, да, конечно. Я вообще удивляюсь, почему ты еще не в каком-нибудь рехабе или школе для трудных детей.

— Ты думаешь, ты меня знаешь?

— Я знаю достаточно, — выдает она и складывает руки на груди, глянув вниз, она замечает, что такая поза выставляет ее chichis, поэтому она мгновенно опускает руки вдоль туловища. Я делаю все, что в моих силах, чтобы не пялится на chichis и делаю еще один шаг к ней.

— Это ты настучала обо мне Агирре?

Она делает шаг назад.

— И что если я?

— Mujer, ты меня боишься, — это не было вопросом, мне хотелось услышать от нее самой, в чем была ее причина.

— Большинство людей в этой школе боятся, что если они просто не так на тебя посмотрят, ты их просто застрелишь.

— В таком случае моя пушка уже дымилась бы, разве нет? И почему это ты не убегаешь от этого отвратительного Mexicano?

— Дай мне хоть пол шанса, и я убегу.

Ну, все, мне надоело препираться с этой маленькой стервой, пора спустить ее с небес на землю. Я сокращаю расстояние между нами двумя шагами.

6
{"b":"152164","o":1}