ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот где пригодилось бы снаряжение, — не поворачивая головы, пробормотал Кил.

Дик понял, что имеет в виду его противник. Над самым балкончиком выступал небольшой карниз. Если бы удалось зацепиться там крюком, то тогда перелет через пропасть труда бы не составил. Но без веревки о таком не могло быть и речи. Четыре, а то и пять метров… Прыжок с места, в тяжелой одежде, да еще когда под тобой разверзается жуткая бездна… Разве что броситься головой вперед, как в бассейн. Да только кто на такое решится?

Тем временем Кил нервно срывал с рук перчатки. Потом вытер влажные ладони о куртку. Дик заметил, что на лбу у его противника выступили крупные капли пота. Явно собираясь с духом, Кил стал отступать назад, пока не уперся пятками в основание крыши. Выпрямился, упершись ладонями в каменные плиты, и взглянул на Дика. Лицо его словно окаменело, а в глазах горел вызов.

Не в силах вымолвить ни слова, Дик молча смотрел.

Кил весь напрягся, взмахнул руками — и шагнул к самому краю карниза.

— Кил, не смей! — неожиданно для себя вдруг выкрикнул Дик. Сердце его колотилось где-то в гортани.

Кил покачал головой и снова отступил к краю крыши. Потом втянул в себя долгий мучительный вдох — и резко выдохнул. Снова вдохнул — и задержал дыхание, не сводя горящего взгляда с балкончика. Наконец медленно выпустил воздух.

— Заткнись! — бросил он Дику и вдруг негромко вымолвил: — Господи помилуй. — Потом закрыл глаза и оскалил зубы.

— Кил, послушай… мы станем стучать по крыше… кто-нибудь откликнется на шум.

— Не дождешься, — ответил Кил и сделал еще один глубочайший вдох. Еще немного поколебался, а потом с глухим рычанием ринулся вперед. Оттолкнувшись от края карниза, распластался в головокружительном полете.

С замиранием сердца Дик следил за полетом своего противника. Казалось, на несколько мгновений Кил завис в воздухе. Потом руки его наткнулись на ограду балкончика — прыгун попытался ухватиться. Тщетно. Хватка сорвалась, и тело глухо ударилось о стену. Какой-то невыносимо жуткий миг Кил словно висел в тени под балкончиком. Потом до Дика донесся сдавленный крик, и Кил стал падать — теперь уже молча пролетая этаж за этажом вдоль залитой лунным светом каменной кладки. Наконец тьма поглотила его. Еще одно долгое мгновение спустя снизу послышался звучный шлепок. Эхо пометалось в пролете и вскоре затихло.

Глава 13

Отчаянно стараясь удержаться на карнизе, Дик вжался спиной в свинцовые плиты. Стоя там с трясущимися коленями, он жадно втягивал в себя мучительные глотки холодного воздуха. А вокруг медленно и тошнотворно кружились крыши.

Когда тошнота отхлынула, Дик снова оглядел пустынное море крыш. Вот они — ребристые, плоские, остроконечные, тупоконечные, образующие всевозможные углы. Вот шпиль, как у церкви, вот два близнеца-минарета, а вот приплюснутый купол. И нигде — ни огонька. Погасло даже сияние на верхушке Башни. Один. Один на всем белом свете.

Только теперь Дик понял, какой фортель задумал выкинуть Кил в самом конце их головоломного маршрута, — запрыгнуть на балкончик и скрыться за дверью, оставив Дика одного на этом проклятом карнизе — страшащегося прыгнуть и неспособного вернуться обратно. Вполне могло получиться. Да ведь и так получилось… Дик с трудом отвел глаза от балкончика. Нет, при любых вариантах — даже умри он тут от голода и страха — никогда ему не отважиться на этот прыжок.

Но что же делать? За спиной — крутая крыша. Забраться по ней нечего даже и думать. Значит, остаются три стороны карниза. Дик осторожно опустился на колени и, презирая себя за те усилия, которых это потребовало, стал внимательно осматриваться. Справа шла отвесная каменная кладка, лишенная малейших признаков лепнины — там даже мухе некуда было сесть. Заглянув вперед за карниз, Дик сумел в полумраке разглядеть лишь смутные очертания каких-то орнаментов. Но до них были добрые четыре метра гладкой отвесной стены. Без верхолазного снаряжения тут нечего было делать.

Слева карниз упирался в конек крыши другого здания, расположенный метра на три пониже. Следующее здание имело ту же высоту и пирамидальную крышу. Дальше вроде бы следовал провал: Везде проведены были надежные водосточные желоба, и Дику показалось, что пирамидальную крышу нетрудно будет обойти с любой стороны. Так или иначе, здесь было с чего начать. Если, конечно, удастся перебраться с карниза на двускатную крышу.

Но стена там была ничуть не менее отвесная, чем остальные, и из всех зацепок на ней имелось лишь скудное продолжение орнаментального выступа на фронтоне, за которое можно было едва-едва ухватиться пальцами. Упереться там ногой казалось совсем немыслимым. Да и располагался выступ слишком низко. Да, Кил знал, что делал. Путь до проклятого карниза был только один. А пути обратно уже не оставалось. Дик оказался в ловушке.

Он поднялся на ноги, еще внимательнее осматриваясь и прислушиваясь. Картина никак не менялась. По-прежнему ни движений, ни звуков, если не считать еле слышного завывания ветерка. Дик заставил себя еще раз оглядеться, с предельным вниманием изучая все стены и крыши. Может, какая-то мелочь ускользнула? Спасительная мелочь. Но нет. Все то же самое. Все стены голы, а все окна плотно закрыты ставнями.

Теперь, когда приходилось стоять неподвижно, холод совсем сковал тело. Вдруг пришла мысль: все, конец. Или начало конца.

При этой мысли сердце снова бешено заколотилось. Жизнь забурлила, никак не желая отступать перед смертью. Дик подобрался к левому краю карниза и опустился там на колени. В десятый раз стал разглядывать отдаленные крыши, а потом — голую стену прямо под собой. Отчаянно сосредоточиваясь, он словно усилием воли пытался перекинуть спасительный мостик через эту бездну.

Лунный свет омывал стену, подчеркивая любую чуть заметную неровность. Чем дольше Дик вглядывался, тем больше ему казалось, что разбросанные там и тут темные пятнышки на самом деле ямки в каменной кладке. Прямо внизу их было целое скопище, а еще несколько виднелись чуть слева. Примерно на полпути до ближайшей крыши начинался неглубокий желобок. Вот бы добраться туда, упереться пальцами ног в узенький орнаментальный выступ и… Затеплилась надежда. Но первые полтора метра голой стены все еще приводили Дика в отчаянье.

Лунный свет, как всегда, вводил в заблуждение — никак было не понять, насколько глубоки те ямки. А до самых темных рука совсем не доставала. Дик потянулся вперед и ощупал самые первые. Выяснилось, что они слишком мелки — даже не выбоины, а лишь едва ощутимые углубления в каменной кладке.

Сидя со скрещенными ногами на краю ледяного карниза, Дик (еще одно напоминание о Киле) стал медленно стаскивать с рук перчатки. Потом, после секундного колебания, снял и ботинки вместе с носками. Ботинки тяжеловаты, но могут еще понадобиться. Если удастся перебраться. А если не удастся… Ну, на тот свет можно идти и босиком. Тогда Дик по одному перебросил ботинки на соседнюю крышу — с мерзким скрежетом они соскользнули в водосточный желоб.

Дик опустился на колени спиной к провалу. Потом лег и свесил ноги за край. Пальцы ног уже немели от холода, но отыскать первые зацепки оказалось несложно, гораздо труднее было висеть на одних руках, отыскивая следующие. Наконец настал момент, когда, для того чтобы двинуться дальше, следовало отпустить край карниза. Казалось, это немыслимо.

Но Дик все-таки превозмог себя. Перехватился сначала одной рукой, потом другой. Теперь, отчаянно впиваясь в стену пальцами рук и ног, он буквально прилип к ней. Потом волевым усилием отпустил одну руку, нащупывая новые зацепки. И тут другая начала соскальзывать. В ужасе Дик ухватился за прежнее место — висел так, задыхаясь, полуослепший от холодного пота, что заливал глаза.

Некоторое время спустя он набрался отваги для следующей попытки — и на сей раз все получилось. Теперь пальцами ног удалось дотянуться до того узенького выступа в кладке. Самое худшее осталось позади. Несколькими осторожными шажками он добрался до желобка на уровне груди. Когда желобок закончился, крыша уже оказалась завораживающе близко. Не отрываясь от последних зацепок, Дик потянулся к ней всем телом, а потом прыгнул. Проскользив по скату, рукой и коленом он твердо уперся в водосточный желоб.

35
{"b":"152168","o":1}