ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

       - Хуже не будет, ты и так на всю голову больной, - всё-таки немного не удержалась я. Табелев тут же удивлённо и изучающее уставился на меня. Нет, я говорила про него и похуже, только это всегда говорилось без откровенной злости в голосе, с которой я общалась с ним сейчас.

       - Что-то случилось? - ага, случилось, я узнала, что ты предатель и в самом деле настоящий свинтус, который не заботится о своём здоровье и жизни, который не думает о том, что у тех, кто его любит, будет разрыв сердца, селезёнки и всех органов вместе взятых, если с ним что-то случится.

       - Нет, что ты, так, в гости пришла...- пожала я плечами, поднимаясь. Табелев подал мне руку, но я сделала вид, что не заметила. Это заставило его нахмуриться. Ну хмурь, хмурь своё поросячье рыло...

       - Рит, - ненавижу вот такую его участливую интонацию и внимательный взгляд. Он редко бывает серьёзным и уж если становится, то караул, перед ним невозможно устоять. Но я продолжала держать оборону. Русские не сдаются!

       - Я уже двадцать три года Рита, - пробурчала я, - Ну чего уставился как первоклассник на задачи высшей математики? Может чаем там угостишь, но это я так, могу и обойтись, - что ж, актриса из меня никакая, негодование так и прёт. Ну и как мне ему сказать, что я всё знаю? Хотя нет, сказать-то я скажу, но как уговорить его больше этого не делать? И не только ради моего душевного спокойствия, но и для себя родимого, для собственных косточек, которые уж очень хотят остаться целыми...

       - Ну пошли, - он быстро вытер руки какой-то тряпкой, и мы направились в своеобразную комнату отдыха, где стоял стол, было несколько кухонных шкафчиков, микроволновка, электрический чайник и небольшой телевизор. Я уселась на табуретку и как мне показалось, у меня даже поза была недовольная. Мы молчали, пока Табелев не уселся за стол вместе с горячим чаем и маленькими печенками в форме букв.

       - Как вчера вечер прошёл? - начала интересоваться я, Андрей тупо смотрел в окно. А я стала выкладывать из буковок одно единственное слово. Свинтус.

       - Да нормально, спал, а почему ты...- он не договорил, когда его взгляд уцепился в слово из печенек. Он недоумённо взглянул на меня и что-то собирался произнести, но лишь ухватил губами воздух, потому что из меня полилось...

       - САПСАН!!! - взвыла я, а чумазое лицо Табелева тут же побелело, - Какого хрена ты мне не рассказал? Ты знаешь, что меня чуть вчера удар не хватил! Приезжаем мы, значит, вчера на гонки вместе с новым дружком Люськи, а я вижу там своего лучшего друга в куртке с соколом, и все ему поклоняются и чуть ли не пятую точку лижут! А девицы-то штабелями в обморок ложатся! Особенно одна, синеглазая Анька Шмельная! Но об этой дезертирке потом поговорим! У тебя голова-то есть, Табелев? Нет, у тебя мозг-то есть или у тебя там муляж из кабинета биологии? Ты вообще соображаешь, что это опасно для жизни! Я конечно знала, что ты свинтус, но чтобы до такой степени...Это только я не знаю, или Машка тоже? Ты вообще думаешь головой? Две девушки зацепили тебя...Свобода и Скорость! Ах, как это прелестно...Да ни фига! Вторая может повернуться к тебе так, что первую ты уже не почувствуешь, потому что ты вообще уже ничего не почувствуешь! Это опасно и ты буквально летаешь, а не ездишь! Как ты можешь подвергать себя такой опасности? Неужели тебя больше ничего не держит в этой жизни? Подумай хотя бы обо мне Табелев, я ведь...- к концу я уже сбавила темп и конец фразы и вовсе не произнесла. Вряд ли мои слова, что я без него просто не смогу, удержат его от гонок. Нет...

       Во время речи я смотрела куда угодно, только не на парня, но чувствовала его взгляд на себе. Сейчас он начнёт оправдываться, мол, ну что может со мной случится, я же такой крутой гонщик...Плохое случается именно с теми, кто уверен в своей безупречности.

       - Рит...- голос у него прозвучал так нежно и виновато, что на ногах я устоять не смогла и плюхнулась на табурет, закрыв голову руками. Только не реви, дура, если бы ему было не всё равно, он бы тебе рассказал, что гонщик...А может и вовсе бы этим не занимался. Но он даже о тебе не думал. Совсем. И поэтому было очень больно.

       - Ты не представляешь, что я вчера почувствовала, увидев тебя там, - прохрипела я. Нет, нужно держать язык за зубами. Но я не могла. - А когда ты сорвался с места с той немыслимой скоростью...Минуты, пока ты не появился на финише длились для меня вечность, - слёзы уже набирались в мои глаза, я тут же растёрла их ладонями и выпрямилась. Андрей уже встал рядом со мной и, обняв за плечи, привёл в вертикальное положение.

       - Дурочка...ты просто за меня боишься, ведь так? - прошептал он, утирая одну слезинку, снова предательски скатившуюся с моей щеки. Его прикосновение оставило приятный покалывающий след. Я пошмыгала носом. Рёва-корова.

       - Конечно я за тебя боюсь. Что я буду делать, когда ты без башки останешься? - невесело хмыкнула я. Андрей всегда был важной, огромной частью моей жизни, расстаться с ним, это значит расстаться с большей частью себя. - Ты же мне как брат, Андрюш...- прошептала я, хотя что-то внутри обречённо вздохнуло после этой фразы, мол, опять ты за своё.

       Тут Андрей скользнул рукой по моей щеке и обхватил мой подбородок указательным и большим пальцем, заставляя смотреть себе в глаза. Я неохотно перевела заплаканные глаза на него. Почему у меня так гулко стучит сердце? Наверное потому, что я жутко перепугалась за него...Да, именно поэтому. Только вот чтобы убедить себя в этой мысли потребовалось секунд десять, а он всё смотрел на меня не отрываясь, его пальцы на моём плече казались мне огненными, но этим объятья приятно грели, но не так как раньше...иначе. Когда он чуть склонился ко мне, на долю миллиметра и снова замер, мои губы произвольно открылись и с них сорвался лёгкий вздох. Глаза Андрея неожиданно полыхнули ярко-зелёным пламенем, а моё сердце стало биться где-то в голове, в боку, в желудке, в пятке, в пальцах...Я сама словно стала огромным сердцем. Господи Боже, что же это такое?

       Табелев чуть ближе прижал меня к себе и у меня заискрилось в глазах, когда моя рука коснулась его обнажённого плеча и он чуть вздрогнул, его пальцы скользнули мне в волосы, и я в ответном жесте чуть откинула голову назад...Что же со мной творится-то?

       И вот его лицо стало склонятся к моему, я тоже чуть подалась вперёд, не соображая, что творю. Хотя нет, осознание пришло...Я хотела поцеловать его, чёрт возьми! Хотела по-настоящему поцеловать своего лучшего друга!

       Но когда наши лица оказались совсем близко друг к другу и когда я, окончательно утонув в зелёных глазах, начала прикрывать веки, дверь в комнату с треском отворилась.

       - Андрюха! - раздался голос Маши и окружающая обстановка со звоном битого стекла осыпалась вокруг. Меня тут же бросило в дрожь, и я открыла глаза. Руки Андрея уже не обнимали меня и лишь стол помог мне удержаться на ногах. - Я тебе тут...Ой, Ритка, и ты тут! - нет, Маша, я совсем не тут, мой мозг явно унёсся в просторы вселенной, если я себе такое позволила.

       - Привет, - Табелев попытался придать голосу привычную насмешливость, но у него вышло как-то уж очень хрипло и неуверенно, да так, что все органы внутри меня снова завязались морским узлом. Такое же чувство испытываешь на какой-нибудь жутко страшной карусели...страшно и хочется остановится, но когда останавливаешься, хочется ещё. Настоящий абсурд.

       Но неужели я правда хотела поцеловать Андрея? И что нашло на него? Я боялась посмотреть на старого друга. Нет, настоящее бешенство на меня напало в последнее время! Мне хотелось начать биться головой о столешницу, но, боюсь, Машка усомнилась бы в ясности моего рассудка. Она-то усомнилась бы, а я уже точно знала, что мне пора лечиться...

       - Я тут тебе поесть принесла, а то как всегда питаешься всякой дрянью, - трещала девушка, раскладывая на столе контейнеры с едой, там была и варёная картошка, котлеты, какой-то салат, в общем, хватило бы на всех, только вот аппетита у меня не было совсем. Организм хотел совсем другого...

12
{"b":"152183","o":1}