ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сьюзен задохнулась от возмущения.

— Я не обязана ничего объяснять. — Ее голос задрожал от сдерживаемой ярости. — Но если некоторые женщины делают карьеру через постель, это еще не означает, что я иду тем же путем. Я обещала играть честно и держу слово, а вот о тебе этого не скажешь. Не суди о других по себе. На работе я, прежде всего, архитектор, а не женщина. Что до моей юбки и прически, то если они кажутся тебе соблазнительными, это твоя личная проблема.

Встав, Сьюзен сунула папку под мышку, круто развернулась и, не оглядываясь, пошла к выходу.

Джейк смотрел ей вслед, и его не покидало ощущение, которое ему вовсе не нравилось: ему казалось, что он совершил ошибку. Сьюзен вроде бы разозлилась совершенно искренне. С другой стороны, если она все-таки планировала соблазнить Вустера, она ни за что в этом не признается. Джейк не мог избавиться от подозрений, но справедливости ради должен был признать, что в ее костюме, прическе и макияже не было ничего такого уж откровенно сексуального. И Сьюзен права: в новом обличье она действительно казалась ему сексуальной, и это его личная проблема. Еще какая проблема! Вопрос в другом: что он по этому поводу предпримет?

Глава 6

Сьюзен влетела в номер злая, как черт. Она злилась на Джейка Морриса, но еще сильнее — на себя.

Захлопнув дверь, она сбросила туфли, швырнула папку на комод и плюхнулась на кровать поверх покрывала. Из-за мыслей о Джейке она чуть не провалила встречу с клиентом. Сьюзен не могла понять, почему ее тело реагирует на Джейка, ведь он совершенно несносный тип, что он снова и продемонстрировал. Чего стоят его намеки, что она пытается произвести впечатление на Вустера не только творческими идеями, но и своими женскими прелестями! Но особенно Сьюзен бесило то, что, хотя на девяносто девять процентов она была возмущена его грязными намеками, на один жалкий процент она радовалась, что Джейк увидел в ней хоть что-то сексуально привлекательное.

Сьюзен взбила волосы — распущенные волосы. В голове родилась предательская мыслишка, от который она безуспешно пыталась отмахнуться: она действительно надела сексуальную юбку и распустила волосы, чтобы произвести впечатление на мужчину, только этот мужчина — не Эдвард Вустер. Сьюзен шумно выдохнула. Что толку закрывать глаза на правду? От этого она не станет менее неприглядной. Профессиональная этика не позволяла ей одеваться обольстительно ради встречи с клиентом, но в глубине души Сьюзен понимала, что сегодня постаралась одеться привлекательнее, чем обычно, чтобы Джейк обратил на нее внимание. И, судя по его ремарке, ей это удалось. Только он решил, что она пускает в ход свои женские чары, чтобы добиться расположения Эдварда Вустера.

Джейк, конечно, повел себя возмутительно, но Сьюзен понимала, что не вправе его винить. Он ведь с ней толком не знаком, так откуда ему знать, что она никогда не опустится до дешевых приемов? Что он о ней действительно знает? Что она целеустремленная, амбициозная, нацеленная на победу и что ей очень хочется заполучить этот заказ. Кроме того, им обоим хорошо известно, что многие не гнушаются использовать секс как средство достижения целей в бизнесе, так что предположение Джейка не было таким уж нелепым. Если бы они поменялись местами, а потенциальным клиентом была бы женщина, Сьюзен могла бы заподозрить Джейка в том же.

Сьюзен встала и подошла к окну. Снаружи все было белым-бело от снега. Сьюзен вдруг захотелось, как в детстве, поваляться в сугробах, поиграть в снежки. Встреча с Вустером назначена на три часа, торчать все это время в номере, где до сих пор витал дразнящий аромат одеколона Джейка? Не очень привлекательная перспектива, к тому же небезопасная. Сьюзен открыла шкаф, чтобы достать джинсы и толстый свитер. Вещи Джейка висели вплотную к ее собственным, и это ее странно взволновало. Она быстро переоделась, повесила костюм на плечики и собиралась зашнуровать шнурки ботинок на толстой подошве, когда послышался звук отпираемого замка и в номер вошел Джейк.

При виде Сьюзен он замер. Несколько секунд они смотрели друг на друга в молчании, недавнее раздражение Сьюзен стало постепенно отступать перед зарождающимся влечением. Сьюзен с большой неохотой была вынуждена признать, что, хотя Джейк и несносный тип, это не мешает ему быть чертовски привлекательным.

Посмотрев на часы, она прервала молчание:

— Что-то ты быстро управился с Вустером, сейчас только четверть десятого.

— Он передал через портье, что задерживается и переносит нашу встречу на десять. Я решил вернуться в номер и еще раз просмотреть свои наброски.

— А ты уверен, что пришел не для того, чтобы проверить, где я? — позволила себе усомниться Сьюзен. — Тебе не приходило в голову, что это я задержала Эдварда?

После короткого колебания Джейк нехотя сказал:

— Признаться, я испытал облегчение, увидев тебя в номере.

— Облегчение? — Сьюзен невесело рассмеялась. — Скажи лучше, ты был удивлен.

— Нет, не был… ну разве что совсем чуть-чуть.

Ну что ж, и на том спасибо, подумала Сьюзен, наклоняясь, чтобы зашнуровать ботинки. Закончив, она выпрямилась.

— Я ухожу.

— Отлично.

Джейк прошел к столу, раскрыл папку с набросками и выложил их на стол. В дверь постучали, это официант принес кофе. Джейк взял чашку и поставил ее на стол рядом с чертежами. Сьюзен уже выходила из номера, когда Джейк вдруг разразился потоком ругательств. Первой ее мыслью было выйти из номера как ни в чем не бывало, но что-то удержало ее, она помедлила в дверях и оглянулась. Джейк, растерянный и подавленный, склонился над столом.

— Что случилось?

— У тебя бывают неудачные дни? — пробормотал Джейк.

— Случаются, и сегодняшний — как раз один из них, по твоей милости.

— Ха, сейчас я подниму тебе настроение.

Он отошел в сторону, и Сьюзен увидела, что чашка опрокинута и черный густой кофе залил разложенные по столу наброски. По-видимому, Джейк нечаянно задел чашку. Сьюзен невольно присвистнула.

— Не вздумай смеяться! — прорычал Джейк.

— Что ты, у меня и в мыслях не было.

— Я бы мог быстро скопировать испорчен ные наброски, да у меня нет с собой чистых листов, и сомневаюсь, что в радиусе десяти миль есть работающий магазин канцелярских товаров. Даже если есть, все дороги заметены.

Сьюзен улыбнулась.

— Я слышала, что выпала месячная норма осадков.

Джейк развел руками.

— Что ж, прими мои поздравления, я вы бываю из игры.

Джейк прав, у нее был повод для торжества, однако совесть не позволяла Сьюзен радоваться чужому горю. Сьюзен вернулась в номер и взяла свою папку.

— Я могу дать тебе несколько листов взаймы — прихватила на всякий случай.

Джейк воззрился на нее со смешанным выражением подозрительности, недоверия и изумления, потом посмотрел на папку и снова перевел взгляд на Сьюзен.

— В чем подвох?

— Никакого подвоха нет. Он прищурился.

— Подвох есть всегда. Сьюзен разобрала досада.

— Какой же ты подозрительный! Уверяю тебя, я не вывела на этих листах потайным шрифтом грязные ругательства, которые проявятся, как только ты предъявишь наброски Вустеру. Вот что, если не хочешь воспользоваться моей бумагой — не надо, дело твое. Можешь так и сидеть тут до оттепели, мне все равно.

— Почему ты мне помогаешь?

Сьюзен оперлась ладонями о стол и подалась вперед, теперь между ее лицом и лицом Джейка было не больше фута. Джейк посмотрел на ее губы, и Сьюзен заметила в его взгляде проблеск желания. У нее участился пульс, но она постаралась не обращать на это внимания.

— Почему? Пожалуй, я сама не знаю, ведь ты мне даже не нравишься. Может быть, потому, что я очень сомневаюсь, что если бы в такой ситуации оказалась я, ты мне помог бы, — сомневаюсь и хочу вызвать у тебя угрызения совести. Или я хочу тебе доказать, что играю честно, и, когда я получу этот заказ, ты не сможешь утверждать, что проиграл из-за чистого невезения.

Пространство, разделяющее Сьюзен и Джейка, казалось, потрескивало от напряжения, и Сьюзен видела по глазам Джейка, что он чувствует то же, что и она. Наконец он вздохнул и примирительно сказал:

8
{"b":"152185","o":1}