ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так-так! Значит, он успел настроить тебя против Джеррида? Против собственного семейства, Ярдли?

— Ни против кого я не настроена. Просто пытаюсь реально смотреть на вещи. Я любила дедушку, и этого ничто не сможет изменить. Он всю жизнь старался сделать все, чтобы нам было еще лучше, но ты никогда не вникала в проблемы бизнеса, в его особенности. Из разговоров со старослужащими я кое-что узнала о том, что происходило на фабрике.

Трясясь, Мими вытаращила на внучку глаза.

— Я вижу, ты совсем перестала думать о нашей семье. А раньше ты понимала, что значит принадлежать роду Киттриджей, понимала великое значение гордости и традиций.

— Киттриджи всегда славились производством прекрасных вещей, это правда. Но мы ведь не художники. И хотя дедушка занимался лепкой и делал это с удовольствием, он никогда не считал себя настолько талантливым, чтобы создать что-нибудь выдающееся. Вот почему он нанимал художников, никогда не пытаясь торговать собственными изделиями. Он понимал, что его вещи для этого недостаточно хороши, потому и возвращения Саймона так ждал. Он хотел, чтобы тот работал на нас, понимая, что компания нуждается в столь редком таланте, наделенном современным видением и способным сохранить высокий престиж нашей фирмы. Так что передача Саймону этой формы была символом новых начинаний, которых он ждал от Саймона. Вот почему я верю, что Саймон говорит правду. Я никогда не знала своего прадеда, но все же не верю, что кто-нибудь из Киттриджей был способен создать нечто столь замечательное, как сельская девушка. Если бы не предки Саймона, мы бы торговали сейчас каким-нибудь посудным ширпотребом.

— Да уж, здорово он тебе промыл мозги, детка.

— Любой, кто знает Саймона достаточно близко, кто видел его работы, не может не признать, как он талантлив.

— Твой дедушка давал ему шанс, он предлагал ему работать на нас, так почему же он не захотел?

— А ты не понимаешь почему? Он просто не хотел, чтобы с ним повторилось то же самое, что с его предками. Чтобы плоды его трудов, его гений снова был погребен под нашим именем.

— Гений, Ярдли? — Мими хихикнула. — Ну-ну, продолжай.

— С нуля создавая свою компанию, он решил наладить собственное производство статуэток. Я считаю, что это гениально.

— Так вот почему ты решила отдаться этому человеку?

Ярдли возмутилась той грубостью, с какой это было сказано. Но тотчас напомнила себе, что она взрослая женщина и имеет право вступать в близкие отношения с кем ей заблагорассудится, не отчитываясь ни перед кем, пусть это даже будет ее бабушка. Но и лгать она не хотела. Нет, она не станет ни отрицать, ни преуменьшать факта своих отношений с Саймоном. Мими должна принять все так, как есть, или не принять вовсе — это ее дело.

— Я люблю его.

Мими от этих слов как-то съежилась.

— Неужели ты не понимаешь, что ты только часть его замысла? Он хочет захватить контроль над «Коллекцией Киттриджей» и потом уничтожить само имя нашей фирмы. Да посмотри на себя, Ярдли! Ты такая умница, молодая, красивая. Перед тобой светлое будущее. Ты можешь выбрать любого мужчину в этом городе. От одной мысли, что ты позволяешь Саймону использовать себя в его интересах, у меня мурашки по коже бегут. Да, я допускаю, что он способный. И уверена, что он умеет говорить приятные вещи. Но, Ярдли, дорогая, послушай меня, я не хочу видеть тебя несчастной в тот день, когда он бросит тебя. Да Боже ты мой! Все в этом городе болтают о том, как вы явились вместе на бал, а потом, не дождавшись конца, оба исчезли. Послушай, Саймон Блай не стоит этого. Тебе нужен человек, который будет заботиться о тебе, способный защитить тебя и твой бизнес. А этот… Да, он, пожалуй, не будет разорять нашу фирму, пока кувыркается с тобой в постели, а потом…

— Чепуха. Даже если я и замуж за него выйду, я не потеряю контроль над «Коллекцией Киттриджей».

— Замуж? Боже мой!.. Ох…

Мими вдруг побледнела, лицо ее стало цвета постельного белья, она вскричала, скрючившись от боли, и схватилась за бок.

Ярдли склонилась над ней.

— Что с тобой?

— Мой бок!

И она принялась так сильно раскачиваться из стороны в сторону, что Ярдли пришлось схватить ее и удерживать, чтобы старуха не упала на пол.

Вскоре послышался обеспокоенный голос Селины.

— Что случилось?

— Все в порядке, — проговорила Мими, хотя в глазах ее стояли слезы. — Просто помогите мне улечься.

— Надо вызвать ее доктора, Селина. Нажми пятый номер на панели автопамяти.

Селина как была босиком, так и помчалась вниз, вызывать врача. Через несколько минут она вернулась.

— Я сообщила ему через телефонную станцию. Он перезвонит через несколько минут.

Ярдли посмотрела на бабушку.

— Нет, я не могу ждать. Сама отвезу ее на станцию «скорой помощи». Помоги мне снести ее вниз.

Они были уже внизу, когда зазвонил телефон, и доктор сказал, что он будет ждать их в приемной «скорой помощи».

— Мне поехать с вами? — спросила Селина.

— Я справлюсь сама, только помоги мне затащить ее в машину.

— Да это просто смешно, — протестующе ворчала Мими. — Нечего меня таскать туда-сюда, отнесите меня обратно в постель.

— Нет, Мими, нет, — стояла на своем Ярдли.

После напряженной езды к отделению «скорой помощи» при небольшой киттриджской больнице Ярдли была отстранена от своей бабушки и пошла заполнять нужные бумаги. Покончив с этим, она спросила, где ее бабушка и что с ней происходит.

— Сейчас ее осматривает доктор, — сказала медицинская сестра, сидевшая за конторкой. — Не беспокойтесь, я постараюсь выяснить, что с ней и как она себя чувствует.

— Да нет, вы только скажите мне, где она. Я ее все равно здесь одну не оставлю.

Сестра с сочувствием посмотрела на нее и молча уступила.

Блай вернулся домой и был потрясен мертвой тишиной дома, который так заботливо строил. Несколько недель назад он был уверен, что наслаждается миром, покоем и одиночеством. А теперь все его мысли сводились к одному — как бы сделать так, чтобы Ярдли не просто бывала здесь, но и осталась навсегда.

Он никогда всерьез не задумывался над обзаведением детьми. Теперь же спрашивал себя, будут ли они черноволосыми, в него, или златовласками, в свою мамочку. Перспектива видеть ее беременной приводила его в восторг, и он готов был перевернуть свою жизнь, лишь бы дать любимой все, чего она только пожелает. Но вдруг его кольнула мысль, что он слишком уж далеко заглядывает.

Саймон невнимательно пересмотрел почту, которую принесла ему новая приходящая служанка. Он нашел эту женщину в соседнем городке, где имелась одна-единственная фирма по найму обслуживающего персонала, а потому люди там дорожили работой. Это давало основания надеяться, что новая служанка не даст себя завлечь в шпионскую деятельность, направленную против ее хозяина.

Распаковав чемодан, что заняло всего несколько минут, он, подавляя зевоту, принял душ, переоделся в темно-синий тренировочный костюм, после чего разжег огонь в камине и приготовил себе выпивку. Устроив все это, он уютно устроился перед огнем и взглянул на часы.

Он знал, что Мими способна выкинуть любой номер, лишь бы удержать Ярдли возле себя. Черт! Да Мими способна на что угодно, лишь бы Ярдли вообще навсегда осталась при ней. Саймон решил подождать еще полчаса, а потом позвонить в дом Киттриджей.

С непреодолимым, неизвестно откуда взявшимся ощущением, что в его собственном доме случилось что-то плохое, он спустился вниз, в подвал, и открыл кладовую. Под нижней полкой хранилась у него длинная металлическая коробка. Вытащив ее, он набрал нужную комбинацию цифр на замке и открыл крышку.

Господи Иисусе! Коробка была пуста! Форма Джеррида исчезла.

— Будь я проклят! Старая ведьма все-таки стащила ее!

Похититель давно покинул дом, это Саймон понимал. Но суеверно прислушался, будто мог услышать крадущиеся шаги и почуять присутствие вора где-то совсем рядом. Следующий час он посвятил обыску дома, исследовал каждую щель и трещину. Нет, ничего, кроме формы, не исчезло, и у Саймона это не вызвало особого удивления.

50
{"b":"152186","o":1}