ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты ему отказала?

— Да. Отец потребовал объяснений, и я все рассказала. Я рассказала ему про нас, Мэтт.

В комнате повисла тяжелая тишина. Мэтт изумленно смотрел на нее.

— Твой отец все знал?

— Я думала, он смирится, когда узнает тебя, но все вышло из-под контроля. Отец потребовал, чтобы я вышла за Бена, и я сдалась.

— Тому, кто предложил больше?

— Нет. Отец гневался. Я была расстроена. Ты должен понять, Мэтт, всю жизнь он был для меня семьей. Отец человек жесткий, меня часто возмущало его явное давление. Но он также и умный, компетентный человек. Я с уважением относилась к его суждениям и доводам. Я была молода… запуталась и позволила убедить себя.

— Ты можешь говорить до посинения, радость моя, но для меня это все полная чушь.

— У меня с отцом были другие отношения, чем у тебя со своим. Мне нелегко было идти против него.

— Я безмерно уважал свою мать, но я не позволил бы ей указывать, на ком мне жениться. Да она бы и не стала этого делать.

— Но если бы сделала, ты призадумался бы, понимая, что у нее есть веская причина.

— Возможно. Но поступил бы так, как считал нужным.

— Ты привык решать за себя, когда был таким маленьким, как Уилл, или даже раньше. Мэтт, всю жизнь отец говорил мне, в какую ходить школу, в каких магазинах делать покупки, приглашения на какие вечеринки принимать. Я была воспитана слабой, неспособной жить самостоятельно и боялась лишиться поддержки, на которую привыкла рассчитывать.

— Я бы сумел о тебе позаботиться.

— И я превратилась бы для тебя в слишком тяжелый груз. Я не хотела тебе мешать, Мэтт, никогда не хотела, чтобы ты думал обо мне плохо. Смешно, правда?

— Недавно ты сказала, что любила Бена.

— Я по-своему хорошо к нему относилась. Он старался быть хорошим отцом, хотя идеального мужа из него не вышло. Были отдельные нюансы в нашем браке, о которых Уилл не подозревает, и я сделаю все, чтобы он не догадался, что мы с Беном не были безоблачно счастливы.

Мэтт покачал головой:

— Наверное, люди в больших, красивых домах живут по другим правилам, чем мы, простые работяги. Ты сделала то, что считала правильным, Сьерра. Я бы не смог жить в мире с самим собой, если бы вынудил тебя от всего отказаться.

— Но ты сам от всего отказался. Почему ты уехал, Мэтт?

— Не хотел болтаться здесь и смотреть на тебя с Беном. Но не только из-за этого. По сути дела, если бы не ты и Сэм, да еще школа, я бы уехал намного раньше. Мы с отцом разве что не дрались, так что я уже дошел до предела. Мне казалось, он с каждым днем все больше меня ненавидел.

Сьерра протянула руку к бутылке, как потерявшийся человек в пустыне тянется к фляжке с водой, но Мэтт удержал ее.

— Только опьянеешь, а это ничего не решит, — предупредил он. — Ты ведь не привыкла к пиву?

Она согласно кивнула головой.

— Тогда зачем ты пытаешься напиться?

Сьерра не ответила, и он пристально посмотрел на нее, потом наклонился и поцеловал ямочку на шее между отворотами рубашки. От прикосновения его губ у нее перехватило дыхание и потеплело в груди. Она откинулась на диван, когда губы Мэтта завладели ее губами, и, закрыв глаза, провела пальцами по его густым волосам.

Давно подавляемая тоска вырвалась наружу. Она так долго отказывала себе в мужских ласках, так долго пыталась забыть, что Мэтт умел заставить ее почувствовать себя самой красивой и желанной женщиной на земле. Видит Бог, сегодня он был ей нужен. Ей хотелось снова испытать взлет.

Теперь Сьерра поняла, зачем на самом деле пришла сюда.

Глава 6

Мэтт осыпал поцелуями ее лицо, слегка покусывая за подбородок, прижимался к ней обнаженной грудью. Она выгнула спину, чтобы прильнуть к нему еще теснее. Он крепко держал ее за талию. Борода щекотала кожу, но совсем не царапалась, как она предполагала.

Сьерра позволила себе унестись на волне блаженства. Каждый нерв ее тела оживал под его прикосновениями.

Тут Мэтт отодвинулся, приподнял ей подбородок и заглянул в глаза. В его взоре были нежность, тоска и неуверенность. Он провел большим пальцем руки по ее щеке и улыбнулся, не отводя взгляда. Сердце ее оборвалось. Она улыбнулась в ответ.

— Ты знаешь, к чему это нас приведет, — предупредил Мэтт.

Сьерра легонько кивнула.

— Что в этом страшного? — спросила она.

Все как-то вылетело у нее из головы.

— Не хочу, чтобы ты потом винила пиво, — заметил он низким и хрипловатым голосом. — Не хочу заниматься любовью с женщиной, которая не соображает, что делает.

Он молчал в ожидании ответа.

— Ты знаешь, что это не так. Да ты не дал мне допить и одной бутылки. — Она протянула руку и запустила пальцы ему в волосы. — Никогда не надеялась, что наступит день и я снова прикоснусь к тебе. Боялась, что ты после всего не захочешь.

Он усмехнулся.

— Ты уверена, Сьерра? Я даже не знаю, насколько давно…

Она приложила два пальца к его губам.

— Ничто за стенами этой комнаты не существует. Только мы, здесь, сейчас.

Мэтт поцеловал ее пальцы.

— Ты так и не ответила на мой вопрос, — напомнил он.

— Какой?

— Ты любила Бена? Я не имею в виду последние годы. Ты его любила, когда выходила за него замуж?

— Я старалась относиться к нему хорошо. Ничего другого я не могла ему предложить.

Мэтт кивнул:

— У вас все было так же, как и у нас?

— Никогда ничего не было так, как у нас.

Одним сильным движением руки он отодвинул кофейный столик к стене.

— Мэтт, — начала она с бьющимся сердцем, изнывая от желания.

— Да?

— Я не хочу, чтобы ты разочаровался.

Он помедлил и взял ее за плечи.

— Я могу разочароваться, только если ты передумаешь.

— Пожалуйста, не надо шутить по этому поводу.

— По какому поводу, дорогая? — Мэтт провел ладонью по ее животу, и она почувствовала тепло и влагу в самом сокровенном своем месте.

— Так, как раньше, не может быть.

Он дышал ей в ухо, потом коснулся его губами и языком. Сьерре показалось, что через нее пропустили электрический ток.

— Ты о чем? — спросил он.

Если бы он на мгновение перестал ее трогать, она смогла бы получше соображать.

— Со мной что-то случилось, Мэтт. Я уже не такая, как раньше.

— На ощупь ты такая же, на вкус тоже. Еще слаще, я думаю.

Сьерра взяла его лицо в ладони и отодвинула от себя. Мэтт взглянул на нее удивленно.

— У меня внутри что-то не так.

Он откинулся назад и сложил руки на груди.

— Думается, тебе лучше выражаться конкретнее.

Она испуганно посмотрела на него и опустила глаза. Он взял ее хрупкую руку в свою.

— В чем дело? Что-то случилось, когда ты рожала Уилла?

— Нет. Сама не знаю. Я могу и хочу заняться с тобой любовью, Мэтт. Не хочу, чтобы ты считал себя виноватым. Тут нет ничего физического. Я стала холоднее, жестче.

Сьерра поняла, что Мэтт злится.

— Что он с тобой сделал?

Она сообразила, что он говорит о Бене.

— Ничего. Все дело во мне.

— Почему ты решила, что виновата ты, а не твой муж?

Она отвела глаза:

— Бен был искусным любовником. Он очень старался.

Мэтт прищурился:

— Тогда зачем заводиться, если ты ничего не чувствуешь?

Она сжала руку в кулак:

— Просто не так сильно, как надо бы. Мне приятно, когда ты меня обнимаешь.

— А все остальное — ради меня? Предлагаешь мне себя, как многострадальная мученица?

— Ты мне дорог, Мэтт.

— Из-за прошлого. В этом все дело? Так знай, ты мне ничего не должна.

— Нет, все дело в настоящем.

Он пристально смотрел на нее, и Сьерра вдруг испугалась, что он уйдет. Но Мэтт обнял и прижал ее к себе.

— Не волнуйся, — пробормотал он, покачивая ее как ребенка.

Она прильнула к нему, закрыв глаза и вдыхая его запах.

— Тебе все еще трудно что-то взять? — спросила она. — Ты всегда был упрямым. Знаю. Но я не хочу, чтобы ты думал, будто тебя надули.

20
{"b":"152187","o":1}