ЛитМир - Электронная Библиотека

Что бы это могло означать? Наверное, он просто дольше смотрит на небо, чем обычно. Мэтт не мог не вспомнить, как его мать, едва придя в себя от родов, кинулась смотреть на восходящее солнце, и как сестра недавно укоряла его в том, что он видит знаки, но не придает им значения. Знаки чего? Он швырнул сигарету на землю и придавил ее каблуком. Скорее всего, знак того, что ему следует поспать.

Он подумал о Сьерре, лежащей в палатке. Крепко ли она спит? И поторопился к ней, боясь, что она проснется от холода.

Глава 13

Когда Мэтт поцеловал ее на прощание у входной двери и сказал, что проверит лошадей, Сьерра вцепилась ему в руку.

— Что такое, дорогая? — вопросительно улыбнулся он.

Она смотрела на любимое, красивое лицо, не в силах объяснить охватившую ее внезапную панику.

— Не хочу с тобой расставаться, — беспомощно прошептала она. — У меня вдруг появилось предчувствие, что у нас осталось совсем мало времени.

— Да будет тебе, — успокоил Мэтт. — Все только начинается. Ты мне нужна, Сьерра. И на этот раз все по-другому.

— Обещаешь?

— Ничто хорошее в жизни не дается легко. Наверное, Сэму пришлось все потерять, чтобы заставить меня это понять. Я пошел бы за тобой в ад, Сьерра.

— Да я скорее умру!..

Он протянул руку и погладил ее по щеке.

— Как ты полагаешь, дорогая, не могли бы мы втроем уехать и начать новую жизнь где-нибудь подальше отсюда?

Она удивилась:

— Уехать?

Мэтт помрачнел:

— Здесь все напоминает о прошлом, о том, что нас разлучило.

— Мэтт, я хочу быть с тобой, но я уехать не могу.

— Может, на расстоянии от отца тебе будет проще?

— Да он тут ни при чем. Я могу жить хоть на Аляске, но он ведь зафрахтует самолет и явится к ужину, если заблагорассудится. Этот городишко мне дорог, Мэтт. Я здесь многих знаю, ко мне хорошо относятся. И я хочу, чтобы Уилл знал, где его корни. Я выросла без матери и внутри всегда ощущала пустоту. Наверное, поэтому мне важно знать, что у меня есть свое место в этом мире.

Мэтт кивнул.

— Смогу ли я здесь долго выдержать?

Она печально улыбнулась:

— Знаю. Но разве, будь место получше, ты бы его уже не нашел?

— Ступай в дом и делай свои дела. Я только проверю, все ли в порядке, и приду.

Он поцеловал ее и направился в сарай.

Сьерра смотрела ему вслед, любовалась прямой, гордой походкой, пока он не скрылся из виду. После двух ночей и целого дня в его объятиях ей бы следовало чувствовать себя переполненной им, а она все равно мечтала о его прикосновении. В душе царил покой, которого она доселе не знала.

Мэтт разобьет ей сердце, если снова уедет. По крайней мере, он хоть подумывает, чтобы остаться. Если в самом деле он ее любит?.. Смеет ли она надеяться, что они могут быть вместе?

И снова ей в голову пришла удручающая мысль. Мэтт должен знать правду об Уилле. Но не может она сказать ему и все испортить. Мэтт и так уже любил Уилла, как своего собственного сына. Он не знает правды, и это дало ему свободу полюбить мальчика. Разве так плохо, что они будут жить вместе и у него будет сын, хоть он об этом не узнает? Она устала от лжи, а Мэтт был тем человеком, от которого не хотелось ничего скрывать. Однако сейчас Сьерра не могла решиться. Да и в данной ситуации ее признание могло быть принято за шантаж с целью удержать его возле себя.

Глубоко вздохнув, она направилась в дом. Эти два дня уже казались ей чудесным сном. Только она и Мэтт, никого больше, никаких преград между ними. Они шутили, дразнили друг друга и то и дело предавались любви. И каждый раз все было иначе, лучше, трепетнее. Ее сердце забилось при воспоминании. Хоть они с Мэттом родились в разных по социальному статусу семьях, они все равно были рождены друг для друга.

Сьерра оставила дверь незапертой и пошла ставить кофе. Сунула в духовку полдюжины замороженных пирожков. Соскучилась по горячей пище. Собрала одежду с дивана, достала белый махровый халат и отправилась в ванную комнату. Налила полную ванну, разделась и долго отмокала в горячей воде, приятно пахнущей жасмином. Вытянувшись во весь рост, она блаженствовала в тепле, сладко переживая последние ночи.

Закрыв глаза, она с упоением вспоминала, как умело ласкал ее тело Мэтт. Только в его руках она чувствовала себя настоящей женщиной. Всю жизнь ей говорили, что она красива. Иногда Сьерра задумывалась, а разглядел ли кто-нибудь ее под красивой внешностью? Бену это точно не удалось. Но Мэтт заставил ее поверить, что она красива и внутренне. Он разбудил в ней способность любить и радоваться жизни. Да, ведь скоро Рождество. Ей так хотелось, чтобы все вокруг были счастливы!

Когда вода остыла, Сьерра неохотно спустила ее, быстро встала и вытерлась досуха. В предвкушении встречи с Мэттом она быстро расчесала еще влажные после мытья волосы, надела белье и халат. Отец привезет Уилла через несколько часов, так что, возможно, ей удастся уговорить Мэтта побыть с ней. И они снова будут любить друг друга.

Тут Сьерра виновато сообразила, что украла его у Лиэнн и детей на все выходные. Хотя, как она догадывалась, у них все налаживалось. Мэтт сказал, что Джерри вскоре возвращается домой.

Она стянула халат поясом на талии, сунула ноги в тапочки и отправилась в гостиную. Мэтт еще не приходил. Сьерра забеспокоилась, не случилось ли что с лошадьми.

Хотя в доме было довольно тепло, она разожгла камин, потом сходила в кухню проверить духовку. Хоть бы Мэтт поторопился и пришел выпить с ней кофе.

Она вздрогнула от стука в дверь.

Как похоже на Мэтта. Надо будет ему прямо сказать, что он может не стучать.

— Открыто. Входи.

Дверь распахнулась. Она приветливо улыбнулась, ожидая увидеть Мэтта.

Сьерра вздрогнула, узнав в крупном мужчине на пороге отца.

— Папа, — воскликнула она.

Он вошел в дом. Мимо него пролетел Уилл, нагруженный пакетами.

— Планы слегка изменились, — пояснил Уилльям Росс. — Мне сегодня надо уезжать в Альбукерке. Мы вылетели более ранним рейсом.

— Надо было позвонить.

— Господи, девочка. Да я оставил сообщение еще в пятницу вечером. Ты что, не проверяешь свой автоответчик?

Сьерра виновато вспомнила, что даже не подумала о телефоне. Но она не собиралась признаваться, что это ее первые полчаса, проведенные дома за последние два дня.

Уилл кинулся к ней.

— Мы ходили по магазинам. Смотри, что мне дедушка купил!

Он показал ей CD-плейер. Сьерра с отсутствующим видом кивнула. Уилльям Росс злорадно улыбнулся.

— Без возражений, Сьерра? Я удивлен.

— Мы и тебе подарок купили, мама, — заявил Уилл. — Можно, я отдам, дедушка?

Уилльям Росс кивнул. Сьерре не понравилось, как он на нее смотрит. Будто пытается определить, что такое в ней изменилось. Сердце ее трепетало, она боялась, как бы Мэтт случайно не вошел в дом, и старалась себя успокоить: он ведь наверняка заметит машину отца. И Мэтт согласился дать ей время подготовить отца к его внезапному появлению в их жизни.

Тут Сьерра услышала, что отец что-то говорит:

— Я знаю, ты всегда любила кашемир.

Она неохотно взяла коробку из рук сына и открыла ее. Там лежал дорогой кашемировый свитер цвета мяты.

— Не надо было…

— Ты не должна отказывать себе в красивых вещах. Почему бы тебе не бросить заниматься ерундой и не вернуться домой? Ты не приспособлена к такой жизни.

Сьерра повернулась к сыну:

— Отнес бы ты все новые вещи к себе в комнату, сынок? — предложила она, дождалась, когда он скроется из виду, и повернулась к отцу. — Папа, даже не начинай, не сегодня. У меня нет настроения с тобой спорить.

Распахнулась дверь. Вошел Мэтт с мрачным выражением на лице. Он мельком взглянул на Уилльяма Росса, потом повернулся к Сьерре с таким видом, будто в комнате больше никого не было.

Сердце ее перестало биться. Она умоляюще взглянула на Мэтта, но тот, похоже, ничего не понял.

— Мне пришлось напоить лошадей, но в остальном все в порядке, — доложил Мэтт.

44
{"b":"152187","o":1}