ЛитМир - Электронная Библиотека

— Решил, что ему больше у нас работать не нравится. Он тебе зачем-нибудь нужен?

— Мне нужно с ним поговорить.

— Боюсь, он не вернется. Ты же знаешь, что можешь говорить со мной обо всем.

Уилл нахмурился.

— Нет, об этом нельзя. Мне надо поговорить именно с Мэттом. Может, я чем-то разозлил его?

— Нет, но боюсь, что разозлила я.

— Чем?

— Это взрослые дела, не могу объяснить.

— Ты обращаешься со мной, как с младенцем. А Мэтт нет.

Сьерра глубоко вздохнула:

— Иногда люди начинают очень тепло друг к другу относиться. Но потом обнаруживают, что существуют разногласия и что на самом деле они вовсе не любят друг друга.

— Как ты и папа? — спросил он.

Сьерра вздрогнула. Чего она, собственно, ожидала? Ведь задолго до смерти Бена только слепой не заметил бы, что о любви между ними не могло быть и речи.

— Ох, Уилл. Мы так старались, чтобы у тебя был хороший дом.

— Тебе надо было выйти замуж за Мэтта. Он с ума по тебе сходит.

— Сходить с ума еще недостаточный повод, чтобы жениться.

— Ты же всегда говорила, что, если есть разногласия, надо поговорить и все уладить. Или это касается только моих неприятностей в школе?

— Ну, нельзя же лезть драться каждый раз, когда кто-то дразнит тебя насчет пьесы.

— Мэтт сказал, что я должен уметь постоять за себя.

— Мэтт же ни с кем не дерется.

— Ты по нему скучаешь, мам?

Сьерра съежилась. С тоски по Мэтту она почти заболела. Никогда она не полюбит никого так, как любила Мэтта Роллинза, никогда не испытает такой радости в объятиях мужчины, как в его объятиях.

Но Сьерра знала, что он ее никогда не простит.

Она чувствовала себя вымотанной и безнадежно усталой. Может быть, ей стоит продать ранчо и позволить отцу содержать их? Все она делала не так, возможно просто не умея дать сыну ту жизнь, которую ей хотелось бы. Над ней, как и над Беном, всю жизнь тряслись. Будь она сильнее, она смогла бы помочь ему спасти себя. Не сидела бы, сложив руки и наблюдая, как он себя губит. Или она не знает, как что-то делать самостоятельно.

Зазвонил телефон.

— Прими ванну, Уилл. Твой дед только что выписался из больницы, нельзя, чтобы он был в канун Рождества один.

Она пошла в кухню к телефону.

— Слушаю.

— Сьерра?

Сьерра сразу же узнала протяжный выговор Лиэнн. Что-то ужасное должно было случиться, чтобы Лиэнн позвонила.

— Да, Лиэнн. Как вы там?

— Послушайте, мне неловко беспокоить вас, ведь праздники и все такое. Я имею весьма смутное представление о том, что происходило между братом и вами все эти годы, и я знаю, что в последние дни у вас что-то разладилось. Могу лишь сказать, что он любит вас безмерно.

— Лиэнн, я знаю, вы меня недолюбливаете, и благодарна вам, что пытаетесь помочь, но у нас с Мэттом проблемы, которые за праздничным столом не разрешить.

— Я вас не знаю достаточно, чтобы недолюбливать, Сьерра. В других обстоятельствах мы вполне могли бы подружиться. Все дело в том, что всю жизнь я смотрела, как брат получает пинки со всех сторон, и удивлялась, как он умудряется устоять на ногах. Мэтт заслуживает по-настоящему хорошего отношения. Но он всегда хотел вас.

— Теперь не хочет. Так что успокойтесь.

— Вы ему нужны! Он только из упрямства в этом не признается. Я перед ним в долгу, вот и звоню вам. Сам он для этого слишком гордый. Что бы ни случилось, не могли бы вы на время об этом забыть? Мэтту именно сейчас особенно тяжело.

— В чем дело, Лиэнн? — забеспокоилась Сьерра.

— Он в больнице с Сэмом.

— О Господи! Спасибо, Лиэнн! Спасибо…

Сьерра положила трубку.

Она сомневалась, что Мэтт когда-нибудь снова захочет видеть ее. Но сегодня ему кто-то нужен, и нельзя оставить его наедине со своим горем. Даже если он рассердится и оттолкнет, ей следует быть с ним.

— Уилл, — позвала она. — Поторопись, сынок. Забудь о ванне. Я завезу тебя к дедушке, а мне надо по делам.

Глава 16

Резкий больничный запах раздражал ноздри Мэтта. Он смотрел на маленького, усохшего Сэма, лежащего в постели и подключенного к разным бутылочкам и мониторам.

— Я знал, что ты приедешь, — сказал Сэм еле слышным, угасающим голосом.

— Велел бы им позвонить раньше, Сэм. Я же хотел быть с тобой.

— Да не нужны мне все эти ахи и вздохи. Я прожил славную жизнь, Мэтт.

— Не знаю, что бы со мной было без тебя.

— И я рад, что ты был ее частью. Знай, ты никогда меня не подводил.

— Нет, Сэм, подводил. Я слишком долго отсутствовал…

— А мне без разницы. Сейчас-то ты здесь. Мэтт, я соврал, когда сказал, будто мне плевать, что ты будешь делать с землей. Ты ее бери и построй себе дом. Покажи этому городишке, на что ты способен.

— Сэм, я не знаю…

— Я не требую с тебя обещаний. Несправедливо бы было. Я всегда верил в тебя, Мэтт. Радовался, что ты вырастал настоящим мужчиной. Но сейчас от меня мало проку. Пора тебе самому в себя поверить.

С огромным усилием он вытащил из-под простыни скрюченную руку. Мэтт взял ее в свою. Рука была холодной, пожатие слабым.

— Теперь ступай, — сказал Сэм. — Мы с тобой всегда друг друга понимали, и оба не любили разводить нюни.

— Прощай, Сэм. Я тебя люблю.

— Я буду следить за тобой. Хорошенько позаботься о себе, сынок.

Ничего не видя перед собой, спотыкаясь, Мэтт вышел из палаты. Мимо него туда пробежали Данкан с женой.

Когда коридор опустел, Мэтт увидел стоящую перед ним Сьерру, показавшуюся ему темноволосым ангелом в пушистом белом свитере. Сначала он решил, что принял желаемое за действительное.

— Сьерра?

— Лиэнн рассказала мне про Сэма. Мэтт, мне так жаль!..

Он сделал шаг вперед и обнял ее. На мгновение вся горечь исчезла. Ему необходимо было держаться за что-то реальное, и значение имело лишь то, что она здесь. Сьерра несколько минут стояла, прижимаясь к нему, ощущая его душевную боль и желая ее как-то облегчить.

Наконец он отодвинулся и заглянул ей в глаза.

— Ты такая красивая, — сказал Мэтт. — Когда я увидел тебя в холле, ты мне показалась ангелом.

— Никакой я не ангел. Я человек, как и все, с кучей недостатков.

Он все еще обнимал ее.

— Сьерра, мне кажется, ничто на свете не заставит меня разлюбить тебя.

— Тогда и не надо. Пожалуйста, Мэтт, не надо!

Он печально покачал головой.

— Не могу забыть. Видит Бог, я пытался. Не могу.

Сьерра закрыла глаза.

— Я сделала это, жалея тебя, Мэтт. Только поэтому. Я заплатила сполна за свои прегрешения. Все эти годы с Беном…

— Дело не в тебе. Во мне. Я знаю, почему ты так поступила. Но есть во мне что-то сейчас, что удерживает меня, не пускает к тебе, и я боюсь, это не пройдет. Скажи мне, а Уилл знает?

— Нет.

— Ты ему расскажешь?

— Не знаю…

— Мне хотелось бы, чтобы он знал, но думаю, все эти годы, когда ты воспитывала его одна, дают тебе право решать самой. С чего бы это я стал вдруг вмешиваться? Ты ведь так много сил потратила, чтобы вытолкнуть меня из своей жизни. Сьерра, ты боялась, что из меня получится такой же отец, каким был мой старик?

— Нет, Мэтт.

Он кивнул.

— Ну, учитывая все, нет никаких причин мне здесь оставаться. У меня накоплено немного денег, надо будет позвонить брокеру и узнать, хватит ли их для Лиэнн и Джерри, пока он не вернется на работу. А мне пора двигать. Я свяжусь с юристом насчет алиментов Уиллу.

— У тебя нет никаких обязательств по закону.

— Я не о законе говорю. Хочу поступать по совести.

— Если ты действительно этого хочешь, то останешься поблизости. Ты нужен Уиллу. Он каждый день о тебе спрашивает. Говорит, хочет с тобой что-то обсудить, чем со мной не может поделиться.

Мэтт отпустил ее, лицо стало мрачным. Он должен ей сказать.

— Твой отец пытается забрать у тебя сына, Сьерра.

— Что?

— Когда они были в Нью-Йорке, он сказал Уиллу, что тот может жить у него, даже если ты останешься на ранчо. Уилл боится, что вас разлучат, и старик взял с него обещание ничего тебе не говорить.

51
{"b":"152187","o":1}