ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я рада за тебя, Мэтт.

— Ты правильно сделала, сказав парню правду.

— Не уверена, что он полностью все осознает.

— Уилл знает достаточно. Когда утром я нашел его в пикапе, то вдруг понял, что ведь не знаю, куда собираюсь и зачем. Хочу остаться здесь, с тобой, с Уиллом, и быть для него тем, кем был для меня Сэм. Трудно остаться, но еще труднее уехать. Уилл просто вернул меня немного быстрее, чем я решился бы сам. Сьерра, я люблю тебя всем сердцем, и так будет всегда. Я считал, что защищаю тебя, когда не говорил, что знал о твоей матери и планах отца, поэтому могу понять, что и ты старалась уберечь меня, скрывая правду. Я вчера был не прав, говоря, что никогда не забуду того, что ты сделала. Если я сумел пожалеть своего старика, то смогу забыть и прошлое. Но мне нечего тебе предложить, как и десять лет назад. Я не могу дать тебе еще детей, или красивый дом, или много денег…

Она заглянула ему в глаза.

— Ты можешь дать мне все, Мэтт.

— Ты никогда не сдаешься, верно? Я хочу, чтобы ты всегда была рядом. Хочу каждую ночь держать тебя в своих объятиях и, просыпаясь, заниматься с тобой любовью.

Сьерра искоса взглянула на него:

— Это что, деловое предложение или ты желаешь, чтобы я вышла за тебя замуж?

Наклонившись вперед, он взял ее лицо в ладони и поцеловал податливые губы, потом медленно отодвинулся и тихо попросил:

— Выходи за меня замуж, amada.

По щеке Сьерры стекла одинокая слеза.

— Я уж думала, ты забыл, как когда-то называл меня.

— Ничего я не забыл. Ты всегда была моей любимой. Но мне было слишком больно называть тебя так. Ты меня простишь? Я понял, что вернуться домой можно, только вспомнив, кто ты есть на самом деле и кто тебе дорог.

— Я почту за честь стать твоей женой, Мэтт.

Теперь она уже плакала вовсю, но это были слезы радости.

Он обнял ее за плечи.

— Пойдем и скажем Уиллу. Или хочешь сама?

— Не выйдет! Скажем вместе. А потом сообщим своим семьям.

— Сьерра?

— Гмм?

— Счастливого Рождества.

— Это только начало, Мэтт.

Эпилог

Освещенный ярким апрельским солнцем луг весь пестрел цветами. Мэтту еще никогда не приходилось видеть такую толпу людей на землях Сэма. Единственное, что огорчало, так это отсутствие прежнего хозяина.

Он, вполуха слушая стоящего рядом человека, дернул тугой закругленный воротник белой рубашки и обежал взглядом толпу в надежде увидеть дорогое ему лицо.

— Ты что, никогда не читал квартальные отчеты, которые я тебе направлял? — изумленно спрашивал брокер Джефф Калпеппер, старый приятель Мэтта по колледжу. — Разумеется, ты столько мотался по стране, что, возможно, они не всегда до тебя доходили. И своей налоговой декларацией не интересовался?

Мэтт повернулся к старому приятелю.

— Да как-то не обращал внимания, — признался он. — Мне не нужны были деньги. Думал, пусть лежат, пока не понадобятся. А в чем дело?

— Ты же велел мне снова инвестировать все дивиденды, — напомнил ему Джефф. — Я так и делал.

— Я всегда тебе доверял, — с отсутствующим видом заметил Мэтт.

— Еще бы не доверял, после того как я сделал для тебя столько денег! Поверить не могу, что последние два года ты брался за все, что подворачивалось, когда вообще мог не работать.

— Деньги чудным образом влияют на людей, — сказал Мэтт, вытягивая шею, чтобы разглядеть появившегося Уилльяма Росса, чье лицо уже приобрело нормальный оттенок. Он выглядел вполне прилично, тем более что Сьерре удалось уговорить его несколько расслабиться и перестать править миром. Будущий тесть пока был с ним холодно вежлив, но Сьерра уверяла, что со временем все образуется.

Мэтт снова повернулся к Джеффу:

— Ты не шутишь? Хватит у меня денег, чтобы построить здесь дом? — Он показал рукой на облюбованное место.

Джефф покачал головой и похлопал его по плечу:

— Просматривай свою почту, Мэтт. Ты можешь себе позволить и кое-что получше.

Мэтт оглядел луг и ряды складных стульев. Лиэнн разместилась около мужа, рядом с ангельским видом сидели Салли и Тэннер, сложив руки на коленях. За ними — Дарси с семьей и Гейдж с подружкой. Лестер Роллинз прислал письмо с извинениями и чеком на крупную сумму, который Мэтт немедленно порвал.

Он помахал рукой матери Сьерры, сидевшей среди многочисленных родственников, приехавших с ней из Мексики. Мэтта охватила гордость при виде Уилла в отлично сшитом костюме и ковбойской шляпе. Он разговаривал с бабушкой, пытаясь научиться испанскому. Сын, которого он, сам не сознавая, всегда жаждал иметь. Они со Сьеррой зачали сына, который навсегда связал их. И это не было случайностью. Это была судьба.

Он должен найти способ дать Сьерре еще детей, которых она так желала иметь, потому что и ему этого хотелось. Приходилось ждать, пока врач не скажет что-то определенное. Он не боялся дать Сьерре ложную надежду. Она научила его любить, получать от этого радость. Господи, да она согласилась выйти за него замуж! Мэтт был счастлив, что вернулся, что снова впустил ее в свое сердце.

На плечо легла твердая рука.

— Пора, Мэтт.

Он обернулся и вгляделся в лицо старшего брата.

— Спасибо, что приехал, Дилан. Я рад, что ты с нами.

— Да я ни за что на свете не упустил бы шанс стать твоим шафером, Мэтт. Слушай, давай будем поддерживать связь? Мне ведь казалось, что после того, как я вас всех бросил, у меня не хватит смелости посмотреть вам в лицо.

Мэтт глухо рассмеялся.

— Мы все убегали, причем как можно дальше. Теперь вот снова обрели друг друга.

Наконец он увидел ту, которую все время ждал. Его темноволосого ангела в белом. На ней была блузка с оборками поверх длинной юбки, доходящей до середины высоких сапог. Со шляпы с широкими полями свисала прозрачная вуаль. Сьерра решила не считаться с условностями: хоть и вдова, замуж выйти только в белом. Пусть люди думают что хотят.

Она улыбнулась ему, и на сердце у Мэтта стало легко. Он невольно улыбнулся в ответ.

— Видишь, — прошептала Алисон, идущая за подругой, — говорила ведь, что он выглядит потрясающе.

— Да, верно, — согласилась Сьерра.

Но видела она и слышала только человека, которого будет беззаветно любить всю оставшуюся жизнь. На нем был фрак с цветастым шелковым жилетом и ковбойская шляпа. Бороду он больше не носил, но усы остались, а темные волосы все еще доходили до воротника. Выглядел он идеально. Высокий, сильный, с гордой осанкой. Она всегда его видела только таким. Бросив букет желтых роз, она кинулась к нему.

— Сьерра, что ты творишь? — изумилась Алисон. — Ты не должна к нему сейчас приближаться. Плохая примета.

— А я не верю, — крикнула она через плечо.

Мэтт обхватил ее за талию и поднял в воздух.

— Совсем одичала, — сказал он смеясь, поставил на землю и поцеловал.

— Нет терпения ждать, Мэтт. Мы и так уже вечность прождали. Я никогда не чувствовала себя такой свободной в душе.

— Пошли. Священник ждет. И у нас впереди целая ночь.

Мэтт не слышал, что говорит священник. Его слова звучали странно и где-то далеко, потому что он не отрывал взгляда от лица женщины, на которую никогда не устанет смотреть. Эти слова для других. Они со Сьеррой уже отдали друг другу души навсегда. Теперь об этом узнают все.

Легкий техасский ветерок обдувал их, и Мэтт сердцем чувствовал присутствие Сэма. Он знал, что старый друг всегда будет жить в его душе. Как и мама. Может быть, и есть что-то в том, чтобы родиться с восходом солнца. Сегодня Мэтт ощущал, что его ждет прекрасное будущее. Сьерре теперь не придется много работать и обходиться скудными средствами. Интересно, что она скажет, когда он сообщит ей, что снова надо привыкать быть богатой.

Теперь у него сколько угодно времени, чтобы все рассказать. Как говорил Сэм, все случается в свое время. Теперь наступил их час. Когда Мэтт наклонился, чтобы поцеловать свою невесту, он знал, что вернулся туда, где по-настоящему его место. Длительное отсутствие научило его радости возвращения. Он останется здесь на всю жизнь.

54
{"b":"152187","o":1}