ЛитМир - Электронная Библиотека

  Парень неожиданно усмехнулся.

  - Ничего не помнишь, а?

  Глеб помнил. Даже слишком много помнил. Без некоторых воспоминаний он вообще мог свободно обойтись.

  - Девушка в коридоре, - подсказал наблюдавший за ним посетитель. - В ИМФ.

  Глеб закрыл глаза. Тошнота подперла горло - вместе с воспоминанием. Красный широкий след на полу. Тонкие руки, прикрывающие разорванный живот. Крик: "Гле-е-еб!"

  - Она что... жива? - спросил он, не открывая глаз.

   - Конечно, - сказал парень с легким удивлением. - Жива и даже уже здорова. Шлет тебе привет и спасибо.

  Глеб вздрогнул и распахнул глаза. Этот чертов маг что, пришел сюда издеваться над ним?

  - Спасибо?! За... что?

  - Ну, ты ее в некотором роде спас.

  Глеб только молча смотрел на посетителя. Тот тоже помолчал, и решил пояснить:

  - Отвлек тех, кто прорвался за ней в ИМФ из Кобуци.

  - Так... - Глеб сухо кашлянул, точно каркнул. - Так что... это не я... ее?..

  Посетитель расширил серые глаза. Сказал медленно и зловеще:

  - Та-ак...

  Глеб втянул голову в плечи, точно боясь, что его сейчас ударят: не то что б он, понятно, позволил, но слова иной раз бьют куда больнее... и от них уже никак не защитишься.

  - Узнаю свою родную Службу в действии! - маг вцепился в спинку стула, подаваясь вперед. - Они тебе ничего не сказали? Ты что вообще помнишь?

  - Помню: тряхнуло, привязь упала... ну, действовать перестала... Увидел щель - дверь с петель сорвало, перекосило... Я вышел, ослеп от ламп дневного света... Потом, - Глеб коротко вздохнул, - гляжу - уже сижу над окровавленной девчонкой... она кричит... А потом почуял этих и... забыл про нее. Так это правда не я?

  Парень крепко зажмурился, без звука пошевелил губами. Очень похоже, что выматерился.

  - Что?

  Маг открыл глаза. Сказал почти спокойно:

  - Глеб. Слушай сюда и запоминай. Ты ее спас. Ты спас Агату. Когда ты ее увидел в коридоре, она уже была тяжело ранена, а ты отвлек нападавших и продержался до нашего прихода. Уяснил?

  Глеб сгорбился еще больше. В голове гудело. Его били и били сверху гигантским деревянным молотом - не чтобы размозжить голову, а чтобы вбить в землю. До конца. Но сейчас молот завис над ним в воздухе.

  - Не знаю, почему тебе не сказали.

  Зато он знал. Он просто не спрашивал - ему показали картинки, на которых были останки тех... и этого было больше чем достаточно. Девчонка точно умерла. Никто не выживает после таких ран. Он даже не мог представить, что это с ней сделал не он...

  Глеб прижал руки к лицу - не разрыдаться от облегчения, нет - впился пальцами в кожу, точно пытался сорвать лицо, как маску. Сказал себе в ладони:

  - Ты... как будто я герой. Я их просто убивал. Просто потому что мне хотелось, понял? А не потому что я хотел кого-то там защитить!

  - Понял, - спокойно ответил маг. - А мне плевать. Для меня главное, что ты не тронул Агату. А почему ты ее все-таки не тронул - подумай на досуге.

  Глеб опустил руки и откинулся на стену. Сказал потолку:

  - Мне говорит... одна: ты все ищешь в себе зверя. И забываешь, что в звере тоже есть человек.

  - Хорошо сказано.

  Глеб опустил глаза на звук сдвигаемого стула: маг поднялся.

  - Ты только не дергайся, потерпи секунду.

  - Что? - Глеб с большим трудом удержался, чтобы не отбить скользнувшую над его головой руку. Запахло озоном.

  - Маячок с тебя убрал, - объяснил парень буднично. - Ты же, я так понимаю, согласия на наблюдение не давал? Ну, теперь могу с чистой совестью доложиться Агате, что тебя видел и все тебе передал. А то у этой девушки мания спасать всех больных и несчастных на своем пути.

  - А я... я могу с ней поговорить?

  - Зачем это? - жестко спросил маг.

  Глеб и сам не знал - да не поговорить даже, взглянуть, убедиться, что ему опять не наврали... Но от тона и взгляда парня мгновенно ощетинился:

  - А ты что, боишься?!

  - Боюсь, - кивнул тот. - Думаешь, ты знаешь, что такое страх, Глеб? Вот когда начнешь бояться не себя и не за себя - поймешь... Но если договоришься со своим зверем - милости прошу. Только когда я буду рядом.

  Странно, но признание, что его боятся, сейчас Глеба не резануло.

  - Ну тогда что... привет ей?

  - Добрый день.

  Парень быстро обернулся.

  - Здравствуйте.

  - Я помешала? Не знала, что у тебя посетители.

  - Нет-нет, я уже ухожу.

  Глебу не понравился оценивающий взгляд парня. Как, впрочем, и чисто женский интерес в глазах Милы. Ну и что, что красавчик?! Наверно поэтому, когда она наклонилась, чтобы быстро чмокнуть Глеба в щеку, удержал и поцеловал ее крепко. По-настоящему.

  - Ого, - сказала та весело, выпрямляясь, - какая теплая встреча!

  Оба оглянулись. Посетитель задержался на пороге, теребя мочку уха и наблюдая за пальцами женщины, медленно поглаживающими локоть оборотня.

  - Да, еще, - сказал неожиданно. - Когда немного отойдешь от общения с нами, с магами, могу предложить тебе работу Нюхача в полиции. У нас был один такой же, сейчас на пенсию собирается, познакомишься с ним, все обсудишь...

  - Вы что, берете в полицию оборотней?!

  Мила похлопала Глеба по руке.

  - Ты чем слушаешь? Тебе только что предложили то, что ты давно должен был сделать - познакомиться с таким же, как ты!

  Парень повел бровью, сверкнул улыбкой.

  - Спасибо. Глеб, у тебя просто отличная девушка!

  - А то я без тебя не знал... - проворчал тот. - Подумаю я.

  - Ну, как надумаешь, спросишь в СКМ Келдыша. До встречи.

  - И я не прощаюсь, - промурлыкала Мила.

  Дверь закрылась и они поглядели друг на друга.

  - Какой хорошенький!

  Глеб невразумительно пробормотал что-то. Ну да. Лощеный. Не то что он сам, валяющийся на больничной койке в дурацкой несвежей пижаме, хромоногий, заросший, как... оборотень.

  - А я не знала, что ты водишь дружбу с магами!

  - Это они со мной водятся, - буркнул Глеб. - Уже год.

  Значит, оборотни служат в магической полиции! А в ИМФ эти... сволочи уклонялись от его вопросов - знают ли таких же, как он. Просто говорили, что оборотни предпочитают селиться не в городах, а в отдаленных поселках... Ну да, конечно, боялись, что он встретится с сородичами и уйдет из института - остальные-то не валяют дурака, пытаясь отделаться от своей сути, а уживаются с ней среди обычных людей!

  - Выглядишь бодрее! То есть злее.

  Ему стало досадно, что Мила убрала руку.

  - А где мои пироги? - спросил он.

  - Собиралась принести, но сказали, тебя завтра выписывают.

  Мила стрельнула в него взглядом.

  - Вот и подумала, сам придешь за ними, не развалишься.

  Пауза. Глеб моргал: в ушах у него зашумело, горло сдавило... Значит, можно, значит она правда не боится... Значит?..

  - Ну? - в ее голосе - нетерпение пополам со смехом. И еще чуть заметная неуверенность.

  Глеб кашлянул.

  - Не... развалюсь.

  Мила открыла дверь и уставилась на букет. Букет был великолепен. Особенно в первой части слова - велик.

  И состоял он из одних калл.

  - Оба-на! - только и сказала Мила.

  Глеб с сомнением оглядел букет в своих руках.

  - Я что-то не помню: они тебе нравятся или наоборот?

  Еще чего доброго развернется сейчас и уйдет за новым букетом. Ищи его потом на всех... стройках.

  - Да я от них просто с ума схожу! - быстро сказала Мила, нисколько не покривив при этом душой. - Заходи.

  Он одним вздохом вобрал в себя строгий цветочный аромат, аппетитный дух пирогов, не обманула... И еще - собственный Милин запах. Оглушающий, оглупляющий; просто по щенячьи хочется тыкаться лбом в ее ладонь и вилять хвостом.

  Этот запах вернул его в самом начале полнолуния...

  Глеб шагнул через порог, обхватывая ее вместе с букетом; цветы хрустнули между ними, женщина пискнула, но и не подумала вырываться, наоборот прильнула к нему, горячо выдохнула ему в ухо - аж дрожь по спине:

19
{"b":"152194","o":1}