ЛитМир - Электронная Библиотека

  Людмила заказала, почти не глядя в меню: бывает здесь регулярно. Глеб выбрал кофе наугад. Он и знает-то только что бывает растворимый, а бывает тот, что варят. Остановил Тимошину, склонившую молочник над чашкой.

  - Не лейте. Сливки прокисли.

  - Да? - Людмила принюхалась к посудине и с сомнением взглянула на официантку. Девушка закатила глаза, но пререкаться не стала - видно, была о том в курсе. Безмолвно и быстро заменила молочник.

  - Ого! - сказала женщина с восхищением. - Ну у тебя и нюх! Запросто можешь работать контролером-дегустатором продуктов. Или вообще в парфюмерной промышленности.

  Глеб молча пил кофе. К полной Луне обоняние настолько обострялось, что он мог бы трудиться даже собакой-ищейкой. Если б кто сумел на него набросить поводок, понятно.

  - А... можно спросить? - спросил он, ставя пустую чашку.

  - Вопрос за вопрос! - мгновенно отреагировала женщина.

  - Вы только космическую фантастику пишете?

  - Пыталась и детективы, но закрутить сюжет пока не удается.

  - А вот про... мифических существ? Типа там леших... домовых... оборотней? - Глеб надеялся, что интонация у него не изменилась - ну типа сидим, болтаем ни о чем...

  - Сказочную фантастику? Подумывала как-то.

  - И что?

  - Надо все-таки определиться, какое существо сказочное, а какое просто очень редкое. Для большинства людей вампиры - миф. А вот был у меня знакомый вампир... - женщина так улыбнулась, что стало понятно - насколько знакомый вампир. Глеб некстати подумал, что улыбка у нее красивая. - Как его веселит вся наша литературно-киношная мистика, ты бы только знал! Опять же домовой - я знаю, что он существует, он даже таскает меня за чуб ночью, когда дома грязно, а мне лень убираться - но ведь я его никогда не видела. Это точь-в-точь как с богом... Ух, верующие меня бы сейчас за такое сравнение просто запинали!

  - А оборотней вы тоже встречали?

  - Не довелось, - с непонятным ему сожалением сообщила женщина (радоваться надо!). - И даже не знаю людей, которые бы с ними общались. Но тема интересная.

  Глеб пожалел, что постеснялся и не заказал спиртного. Хотя хотелось. По этой "интересной" теме у него куча книг, фильмов и закладок в "Избранном". Он по молодости собирал инфу про оборотней, все надеялся, отыщет в этой белиберде хоть что-то, что поможет ему... излечиться. Теперь бросил. Перепевы одного и того же. Может, укусить ее, мрачно подумал он, чтобы она вплотную изучила тему? Так сказать, на личном опыте?

  Или это уже не он, а его зверь веселился?

  Людмила заглянула в счет и выложила несколько купюр.

  - Сколько с меня? - спросил Глеб, вытаскивая кошелек.

  Женщина беспечно отмахнулась.

  - Да ладно, одно кофе! Ты же наверняка студент, я тебя сама пригласила, сама и угощаю!

  Она его что, совсем за пацана держит?

  - Какой студент, мне уже двадцать шесть! И деньги у меня есть.

  То есть, на добрый десяток лет ее моложе. А деньги у него действительно есть - в раскрытом кошельке кроме крупных бумажных еще и пара карт. Значит, проблема не в деньгах...

  - Ну раз не студент, может, перейдем на "ты"?

  - Легко.

  - А теперь - вопрос за вопрос! - напомнила Мила уже на улице.

  - Ну?

  - С чего ты решил сигануть с балкона? Из-за девушки?

  Конечно, женщины уверены, что если и стоит кончать жизнь самоубийством, то только из-за несчастной любви. Нет, она его точно за придурочного подростка принимает!

  - А из-за чего обычно сигают? Вы же нас... таких много повидали?

  - Дурь. Алкоголь. Ссора с родителями. Несчастная любовь. Травля одноклассниками или учителями. Плохая оценка, да-да, и такое бывает, не смотри так на меня...

  Мила рассказала ему про шестнадцатилетнюю девчонку, отравившуюся из-за несчастной любви. Едва откачали, девушка тут же прыгнула с моста. Пока собирали по костям, травматологи рекомендовали неудачливой самоубийце выбрать в следующий раз здание повыше - в столице таких много. Чтоб уже врачам не создавать лишнюю работу...

  - И что она? Прыгнула?

  Мила пожала плечами:

  - В реанимации мы с ней больше не встречались. Или девчонка все-таки передумала или в следующий раз попала прямиком в морг. А ты так и не ответил!

  Глеб молчал. Мила поглядела на него сбоку. Между прочим, симпатичный парень, лобастый, глазастый, не очень высокий, крепкий. Жалко, если пропадет сдуру.

  - Я... - начал симпатичный. - У меня... Ничего, если я ничего не скажу? - наконец выпалил Глеб.

  Мила кивнула.

  - Ничего. А я пришла.

  И Глеб обнаружил, что они уже у знакомого подъезда. Он вдруг понял, что второй день кружит в этом районе, словно бездомная собака, которую раз подкормили и которая надеется на новую подачку. Сравнение с собакой зверю не понравилось. Тем более что дом у них есть.

  - Заходи в гости как-нибудь.

  - А сейчас можно? - выпалил он - сам для себя неожиданно. И даже на шаг отступил. И вправду дурак! Теперь она начнет отнекиваться и придумывать вежливые отговорки...

  - Да пожалуйста, - просто сказала Людмила. - Но учти, у меня всего второй этаж, тебе не подойдет.

  - Для чего не подойдет?

  - Для сигания!

  - Оба-на! - удивилась Мила.

  Третий час ночи. Руки гудят и припухли подушечки пальцев. Перед глазами мерцают буквы. А на диване с подушкой в обнимку сидит Глеб и смотрит в наушниках телевизор.

  Увидев, что Мила уставилась на него, стянул одно "ухо".

  - Что ты сказала?

  - "Оба-на" я сказала! Ты уверен, что я приглашала тебя ночевать?

  Теперь стянул оба. Криво улыбнулся. Ух ты, ямочка на щеке!

  - Не приглашала. Но когда я спросил, можно я еще посижу, сказала: "сиди, пока не надоешь!"

  Надоесть он ей действительно не успел, потому что она о нем практически забыла. Мила виновато развела руками:

  - Ну, это меня Муз навестил!

  Встав, потянулась (задралась майка, обнажив белый живот, солярий она, видать, не посещает), подрыгала занемевшими ногами.

  - Пошли что-нибудь перекусим?

  - Кто-кто тебя навестил? Муж? - спросил Глеб - уже у ее спины.

  - У нормальных поэтов-писателей имеется Муза, а у меня - Муз! - крикнула Мила из коридора. - Гуляка, пьяница и лентяй. Но когда он меня наконец посещает - это все равно что пришел настоящий мужик, забываешь обо всем на свете! Знаешь, в моем холодильнике в точности, как в моей жизни - то пусто, то...

  Мила распахнула дверцу и закончила через паузу:

  - ...густо.

  - Я жрать... в смысле есть захотел, - объяснил он изобилие, от которого хозяйка дар речи потеряла. - Вот, сгонял в магазин.

  - Это ты удачно сгонял! - восхитилась Людмила и принялась метать на стол баночки, сверточки и брикеты.

  Похоже, никакой диеты она не соблюдает. Да и трудно соблюсти-то, при таком странном режиме. Вгрызлась, не отрезая, в кусок ветчины, сверкнула глазами.

  - Ух, вкуснотища!

  Зверь заворчал. Зверю женщина нравилась. Она вкусно ела. Азартно работала. Весело оттаскивала Глеба от края балкона.

  И пахла - тоже очень вкусно.

  У-у-у, нет! Вот этого не надо. Она нам с тобой не по зубам. Во всех смыслах.

  - Я... пойду, наверное, - пробормотал Глеб, уставившись на стол, заваленный продуктами, чтобы не смотреть на женщину голодными глазами. Опять же во всех смыслах голодными... Как много, оказывается, подтекста в обычных фразах!

  Хозяйка перестала жевать. Удивилась.

  - Куда это?

  - Ну... домой.

  - Ночь на дворе, куда ты пойдешь?

  - Ничего страшного.

  - Да за такой холодильник можешь и у меня на диване поспать! Ох, боже ты мой, красна девица, не бойся, не собираюсь я покушаться на твою невинность!

  Кому тут еще кого надо бояться - это большо-ой вопрос.

4
{"b":"152194","o":1}