ЛитМир - Электронная Библиотека

  Он только что это видел во сне...

  Во сне?

  Глеб повернул голову и встретился взглядом с Луной, наполовину выглядывающей из-за не до конца задернутой шторы. Или Луна просто уже доросла до половины? Что, развлечения ждешь, да? Будет тебе скоро...

  Глеб поднялся и закружил по комнате. Отлично, теперь он знает, как выглядят зубы и какова силища того. И что? Реве это рассказать, что ли? Естественный вопрос - Глеб сам задал бы его в первую очередь - а откуда ты это знаешь? Да и на что оно Реве? Полицейский и сам представляет, каким смертоносными способностями обладает убийца...

  Глеб наткнулся взглядом на свое отражение в зеркале: запавшие глаза с лихорадочным блеском, щеки тоже ввалились, щетина - хоть брейся каждые два часа, Кристя все отчитывала его, что он приходит на свидания небритым... через недельку будет выглядеть вообще как нарк со стажем. Неловко видеться с Милой...

  Стоп! А зачем вообще ему с ней видеться?

  Ни К Чему!

  Мила рассудила иначе. Она позвонила ему на следующее же утро. Глеб еще валялся в постели, медленно выплывая из рваных сновидений - слава богу, кровь и всяческие зубы в них отсутствовали. Доложила деловито:

  - Узнала по своим каналам: никаких милых лабораторных зверюшек маги не упускали. Из зоопарка и прочих офисно-домашних зверинцев зубастая тварюга тоже не сбегала: так, удав, какаду, да парочка южноамериканских тараканов. Тараканы, правда, питаются сырым мясом, но клыков у них таких нет... да, кстати, а вообще есть у тараканов зубы, ты не знаешь?

  - Мила, здравствуй, - перебил он.

  - Что? А, привет! Хотя, конечно, существует вероятность, что владелец просто побоялся заявить о пропаже - а вдруг накажут за содержание в городе опасного животного?

  - Я не думаю, что это...

  - Вот и я все-таки склоняюсь к собаке. Ты в курсе, что городские бродячие собаки очень умные? Они теперь даже дорогу переходят по пешеходному переходу и на зеленый свет светофора! А если скрещиваются с каким-нибудь бойцовым псом, к их осторожности, хитрости, выносливости прибавляются агрессивность, стойкость к боли и бесстрашие. Смесь убийственная! И отловить их очень трудно. Таким метисам ничего не стоит разорвать человека, оказавшегося на их территории, или просто потому что они на тот момент очень-очень голодные. Собаки-людоеды, я думаю, вовсе не вымысел.

  - Мила, спасибо, конечно...

  - Не за что.

  - ...но лучше пусть всем этим занимается полиция.

  - Она этим и занимается! Я просто сделала несколько звонков и собрала некоторые статистические данные. А мы не могли бы еще раз сходить на стройку?

  Глеб придержал пальцем дергавшееся веко.

  - Зачем?

  - Ну как тебе сказать... писатель нуждается в новых впечатлениях.

  - Задумала написать какой-нибудь триллер? Про собак-людоедов?

  - Почему бы и нет? Но если тебе некогда или неохота, я могу сходить сама.

  Глеб резко сел - аж пружины в диване крякнули. Рявкнул:

  - Ни в коем случае!

  Пауза.

  - Это значит, ты пойдешь со мной? - невинным голосом осведомилась писательница.

  Глеб сдержал рычание - хотя она бы приняла его просто за телефонные шумы. Выдавил:

  - Пойду.

  Глеб был мрачен. Брел по стройке - по случаю раннего утра охотники ломать себе шеи и конечности еще отсутствовали - засунув руки в карманы, и даже не пытался поддержать под локоть, когда Мила теряла равновесие или оскальзывалась на просыпи битых кирпичей и плит. Выглядел он бледным и осунувшимся. Не выспался, наверное.

  Мила нагулялась по стройке вдоволь, правда, избегая мест, казавшихся ей опасными - не в смысле наличия зверюги, а там, где попросту грозило обрушение. Присутствие за спиной молчащего спутника мало-помалу начало ее раздражать.

  - Ну что, - спросил тот наконец, - насладилась прогулкой? Достаточно впечатлений?

  - Достаточно - на сегодня, - с вызовом сказала Мила. Втайне она надеялась, что Глеб, как в прошлый раз, вдруг остановится и заявит: а вот здесь находится логово... Если уж у него такая исключительная интуиция. Но нет.

  Его интуиция не сработала и тогда, когда, оступившись, Мила судорожно взмахнула руками и съехала в какую-то расщелину между покосившихся и вставших на ребро плит. Глеб только смиренно вздохнул и наклонился, увидев ее макушку.

  - Мила, ты как там?

  - Нормально, - мрачно отозвалась та.

  - Руку давай.

  - Сама выберусь!

  Глеб пожал плечами. Чем больше она испытает сегодня трудностей, тем дольше ее сюда не потянет.

  А еще лучше было столкнуть ее откуда-нибудь, чтоб она сломала ногу! Или сразу две. Для верности.

  Снизу послышалось сопение и шорох трущихся о плиты одежды и кроссовок - Мила пыталась выбраться. Глеб философски ждал, когда его попросят о помощи. Вышло по-иному. Мила затихла, потом сказала:

  - Погоди-ка...

   Он вновь посмотрел на нее сверху. Скособочившись и вытянув шею, Мила заглядывала куда-то вниз.

  - Тут дыра какая-то... между плит.

  - И что?

  - Что-то вижу...

  Его внезапно обдало ледяным потом.

  - Мила!

  - Подожди...

  Глеб сверзился вниз, но, изогнувшись, она уже влезала в проломленную в плите дыру.

  - Стой!

  - Ага, сейчас... да-а уж...

  Глеб пригнулся, чтобы нырнуть за этой... самое мягкое было - идиоткой... Наружу появилась рука, сжимающая какой-то продолговатый предмет, потом вылезла и сама Мила. Протянула ему найденное двумя руками - словно меч или ключ от сдающегося города.

  - Что это? - спросил Глеб. Хотя зрение и обоняние ему и сказали уже - что, разум пока признавать отказывался.

  - Большая берцовая кость человека, - сказала Мила, серьезно глядя ему в глаза. - Там еще и малая есть. И других... много.

  Привалившись к забору, Глеб наблюдал за снующими по стройке полицейскими. И на Милу поглядывал. Та сидела на плите и курила. Но не нервно, быстро заглатывая дым, или глубоко и прерывисто вдыхая, чтобы успокоиться, - так, как будто наслаждалась заслуженным перерывом в работе. Она даже некоторое время помогала эксперту в сортировке останков, пока прибывший Рева всех не построил: полицейских - на место происшествия, свидетелей - к стенке. Мила еще посмеялась: и расстрелять без суда и следствия! Рева буркнул, что обдумает ее предложение.

  Наконец подошедший к ним лейтенант оглядел обоих с явным отвращением.

  - Какого черта вы тут шлялись?!

  - Вышли на прогулку, - Мила неспешно и красиво выдохнула дым. - Очень романтичное место, не находите?

  - С нас уже сняли показания, - напомнил Глеб. - А много там... нашли?

  - Пока я там работала, набрали троих, - сообщила ему Мила. - Но еще скелеты оставались, кажется, собак. Не свежие, похоже, где-то трехмесячной давности.

  Рева, как и Глеб, смотрел на писательницу во все глаза. Спросил грубовато:

  - А вы-то с чего это знаете?

  - У меня имеется темное медицинское прошлое, - охотно пояснила Мила. - Помощь не нужна? Тогда мы пойдем?

  - Идите. И держитесь от этого места подальше. И друг от друга - тоже.

  - Вы уже предупреждали, но так и не сказали - а почему все-таки? - вкрадчиво поинтересовалась Мила.

  Рева ткнул в Глеба пальцем - тот испытал резкое желание ухватить и сломать его.

  - Вот он знает! А ты, Панфилов, за фазами-то, - он неопределенно повел рукой в воздухе, точно рисуя у себя над головой нимб, - следи, не забывай!

  Глеб беззвучно оскалил зубы - все разом - и повернулся к нему спиной.

  - Пошли отсюда!

  - Ага, - Мила оттолкнулась от плиты, на которой сидела. Рука оставила отпечаток. Красный отпечаток.

  - Что у тебя...

  Мила проследила его взгляд и сморщилась:

  - Ну, опять растревожила!

9
{"b":"152194","o":1}