ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Без четверти десять на часах. Опаздываете, коллега... И где вы вообще были, да еще без меня?

   - В Чилимском пруду купались. Ильин день отмечали, - ответила я за обоих и пошлепала к себе наверх переодеваться.

   - Да неужели? - проводил меня изумленным взглядом умник. - И много вас там было? Или вы... вдвоем? - развернулся уже к смущенному мужчине:

   - Нет. С двумя русалками, женой водяного и им самим.

   - Стася!!! Это что же такое?! Сегодня ведь туда нельзя! - благим матом заорал кот. - Какой хоб вас туда понес, в это неспокойное место?!

   - Это ты у своего великомудрого коллеги спроси, какой... его туда понес, - с обидой возразила я из своей занавешенной плательни(10). - И вообще, чтобы его в будущем в такие места не носило, он теперь будет жить у нас - под присмотром. Так что, покажи ему наш гостевой угол... Что-то не слышу радостного мяуканья?!

   - Мяу-у-у! - восторженно взвыл кот, а потом вспомнил о своем ученом статусе. - То есть, совершенно правильное решение. Полностью его поддерживаю... В карты играешь?

   Вот так у нас обычно все и начинается. Осталось только ближе к ночи Груше свой утиный нос высунуть с целью более близкого знакомства. Хотя, в этот раз умнику совсем не повезло, потому что Ветран в карты играть категорически отказался. Ну что ж, будет больше времени для умных бесед, а значит, и закончат быстрее...

 __________________________________________

  1 - Кусап - деревенский хам.

  2 - Цветы клопогона источают устойчивый запах свежих фекалий, чтобы привлечь тех же насекомых, что и барбарис.

  3 - Мифический остров дохристианских блаженных, некое подобие рая на земле.

  4 - Одна унция равна 28,4 грамма.

  5 - Окрошка.

  6 - Оно же томленое молоко - молочный продукт, который готовится из молока путём его кипячения и последующего длительного равномерного нагревания в печи.

  7 - Традиционный церковный праздник в честь святого Илии. В этот день категорически запрещалось купаться в водоемах и настоятельно рекомендовалось: ломать дубовые веники, окуривать дом дымом трав (хотя лучше дубовой головней) или просто посидеть под дубом в состоянии созерцательной задумчивости.

  8 - Сленговое название заклятия парения или левитации. В данном случае имеется в виду лишение чужого тела его веса.

  9 - Она же - троицкая неделя, неделя празднования одного из четырех главных христианских праздников - Троицы.

  10 - Деревенское подобие гардеробной комнаты.

 Глава 4  

   Моя вторая попытка сходить в поле за мятой на этот раз увенчалась успехом. Это, если судить по ее конечному результату. А вот сам процесс совсем не удовлетворил. Потому что тут же за мной резво увязался Ветран, припомнивший мне (вот наглость!) о моем же сегодняшнем разрешении в полном его содействии. А за мужчиной, не менее прытко понесся и кот, объясняя цель своей прогулки 'обкаткой нового тела'. Да, пусть он наивной Груше втирает про такие причины. Я-то прекрасно понимаю, что умник заурядно ревнует (а вот это уже глупость). Вот так вот, в сопровождении наглого музейщика и глупого философа я и собирала свою траву, выслушивая без остановки, что поле не место для домашних котов, которых огромные пространства морально 'пригибают к земле' и подбадривающие комментарии Ветрана: 'Рви больше. Я же тебе помогаю - донесу'. А зачем мне ее больше то? Разве что сопровождающих своих этим веником отходить со всей душой... Ага, мечтай, магичка Стася...

   Дело пошло на лад только когда я нешуточно пригрозила им обоим нацепить на себя колпак и уйти, куда глаза глядят, лишь бы в тишину. Вот тогда болтуны присмирели. Правда, ненадолго...

   - Стась.

   - Что?

   - А ты сегодня будешь?

   - Еще одно слово, Зеня и ты - мухобойка в серую полосочку.

   - Зачем нам мухобойка? Ты ж мух знаком в дом не пускаешь... Ну, Стась. Когда у меня еще такая возможность выпадет к тебе присоединиться?

   - Это вряд ли.

   - А о чем речь? - сощурился на солнце заинтересованный Ветран.

   - Да она, когда на это поле за травой ходит, видишь вон там, левее, пологий холм? Всегда на обратном пути...

   - Зеня, ты будешь не мухобойкой, а... а... - подвела меня от возмущения фантазия.

   - Ну, ты пока придумай, а я продолжу. Она любит там, на самой вершине лежать в траве, разговаривать с ветром и смотреть на облака. А сегодня день как раз подходящий - облачный.

   - Правда? - по-детски расплылся музейщик. - Я когда-то тоже это любил - смотреть на облака, очень давно. И даже целые сказки сочинял: вон летит дракон, а за ним рыцарь на...

   - ... грифоне(1)? - уперся кот передними лапками в мои колени, восторженно взирая на мужчину.

   - Грифоне?.. Нет, на коне. А следом за ними...

   - ... принцесса на кочерге, - обреченно вздохнула я и поднялась из травы. - Ладно, пошли на мой холм сказки смотреть. Но, чтобы тихо...

   Холм был совсем обычным - с будто приплюснутой хлебной лопатой верхушкой и гладкой булкой обкатанными за столетия склонами. Такие щедро раскиданы по всей Ладмении. Да и трава росла на нем тоже вполне обычная - сухой костерь(2) с мелкими васильками. Но это был мой холм. Много лет. Место, по которому я скучала в слякотные межсезонья и вздыхала зимой, место моих откровенных разговоров с миром... Поэтому небо над ним было особенным - моим. А порою мне даже казалось, что и ветер, который, то степенно гуляет, то ошалело носится над нашей древней землей по своим вечным делам нет-нет, да и притормозит, чтобы шепнуть что-то сокровенное на ухо именно мне. Стоит только хорошо к нему прислушаться... Но, вот, получится ли это сегодня?..

   - Извини, подстилки не прихватила.

   - Но, навещать-то ты ее в силах?

   - Так может, сразу твой диван сюда навещать? - устраиваясь по удобнее безобидно поинтересовалась я у умника, развалившегося на спине сбоку от меня.

   - Правда?

   - Конечно, правда. Только он потом здесь и останется.

   - Я так и знал... А, может...

   - Зигмунд, как ты думаешь, на что похоже это облако? - вывел кота из под надвигающегося удара судьбы, раскинувшийся с другой от него стороны, Ветран.

   - Видимо, на диван, - не утерпев, хмыкнула я. - А вообще... оно на голову пса похоже. Со стоячими ушами.

   - Или на Грундильду, - хмуро добавил кот.

   - А кто такая Грундильда?

   - Это наша домовиха. Ты с ней еще познакомишься... если она захочет, - нехотя пояснила я. Действительно, мы сюда болтать пришли или на облака смотреть? Но, не тут-то было:

   - Домовиха? - приподнялся на локте мужчина. - И вы с ней... дружите?

   - Можно и так сказать. А вообще, Зигмунд и Груша - моя здешняя семья. Для тебя и это странно?

   - Уже начинаю привыкать, - с непонятным мне выражением ответил мужчина и вновь забросил руки за голову.

   - Дружба есть привязанность, укрепленная привычкой, возникающей из длительного общения и множества обязательств.

   - Это ты к чему сейчас изрек? - скосила я глаза на зевающего во всю пасть кота.

   - Не знаю... Просто, навеяло что-то из двух произнесенных Ветраном слов.

   - Навеяло? А ты знаешь, если закрыть свою пасть и немного помолчать, то тогда, возможно, тебе что-нибудь другое навеет, гораздо уместнее. Ты зачем сюда приперся?

   - Ладно, не злись, - сложил лапки на белоснежную грудь Зигмунд. - Уже молчу и смотрю в небо... Ой, нет. Солнце из-за облака выглянуло, - быстро зажмурился кот, поставив торчком свои крохотные черные реснички... Вот так бы и любовалась на него, такого трогательно... молчаливого. Осталось только самой откинуться на спину и, наконец, расслабиться...

   Облака сегодня плыли неспешно, хотя восточный ветер, как пастуший пес откормленных овец, гнал их на далекие пастбища... А, действительно, овцы. Вон и баран среди них, с кривыми завитыми рогами и еще одним хвостом вместо задних ног... Мне это сравнение до того показалось забавным, что я даже повернула голову, чтобы поделиться им с Ветраном. А потом передумала - музейщик лежал и, прищурив глаза, смотрел ввысь. Может, ему вместо овец что-то совсем другое видится? У каждого ведь свой мир и свои сказки...

30
{"b":"152197","o":1}