ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Да с каждым такое бывает... И нас с Ветраном ты тоже извини за вчерашнюю вечернюю склоку. Я ведь знаю, что твоя природа очень чутко на любой в доме негатив реагирует. Не то, что мы - прооремся и дальше бежим.

   - Угу. В следующий раз будем у садового забора... мнениями громко обмениваться, - возник рядом со мной мужчина. - Пойдем с нами к столу. У меня уже все готово.

   - К столу, - эхом выдохнула домовиха. - Пойдемте к столу.

   - Грундильда... Извини, был не прав. Погорячился в выводах. И Стася, ты повязку то наложи, - ну что с него еще взять?..

   Картофельные оладьи хороши сразу с пылу-с жару. Именно тогда они выглядят пышнотелыми румяными девушками, а не синюшными старухами (когда остынут). А особенно они хороши со сметаной и жаренным на свиных шкварках луком. Макаешь во все это благолепие такой оладушкой, предусмотрительно перегнув ее совком, и сразу пихаешь в рот. А уже потом, медленно пережевывая, млеешь от горячего, заполняющего тебя целиком удовольствия... Да, чревоугодие - тяжкий грех... Это кто сейчас сказал?

   - А-а?

   - Я говорю, чревоугодие - тяжкий грех, - отвалился на спинку стула Ветран и смачно потянулся. Странно, на терзающегося раскаянием грешника воин духа походил меньше всего, ставя под сомнение только что выпущенную догму. К такому же выводу, видно, пришли и Груша с умником, сидящие сейчас друг напротив друга. По крайней мере, домовиха, оторвавшись от блюдца со сметанным соусом, хмыкнула в ладошку. А кот, с туго перевязанной по всей длине лапой (это такая изощренная месть с моей стороны), тут же прекратив вылизывание, хлопнул ее на боковушку своего трона:

   - Да что вы говорите, коллега? Однако же 'Отче наш' начинается именно с просьбы о хлебе насущном.

   - Я вам больше скажу... коллега. В Евангелие говорится: 'Трудящийся достоин пропитания', - миролюбиво расплылся Ветран и встал из-за стола. - Однако, ключевое слово здесь - 'трудящийся'. Так что, Анастэйс, заканчивай трапезу.

   - А я-то здесь причем? - возмущенно проблеяла я, также далекая от понятий 'грех' и 'Евангелие', как кикимора от венчания.

   - А с кем поведешься, от того и огрехёшься, - следующей в очереди 'искрометов' выступила домовиха.

   - Наберешься, Груша. Сколько раз повторять?.. А-а-а! Ветран, поставь меня вместе со стулом на место... Я уже закончила. Дай хоть пальцы... оближу, - промахнулась я мимо лежащего с краю стола полотенца. - Хотя бы, поставь в известность, с чего решил начинать.

   - А действительно! - вслед нам сусликом подскочил Зеня. - И почему без меня?

   - Так ты ж у нас сегодня раненный? - искренне изумился над моей головой мужчина.

   - Ой, да ладно вам. Я же... осознал, - заёрзал кот. - К тому же стасино традиционное лечение больше смахивает на кровную вендетту(10), чем на желание исцелить. Так что, снимайте с меня эту гадость, я готов... Только скажите, к чему?

   - К чему?.. К осмотру места, откуда тело в пруд сбросили. С этого стоит начать. А дальше - по обстоятельствам. То же, что касается предполагаемых причин убийства, - наконец, оставил Ветран в покое мой стул. - И даже беря во внимание вчерашнюю версию Анастэйс, думаю, не стоит исключать и другие варианты.

   - И какие именно? - ревностно уточнила я.

   - Деньги, Стася, - тут же запрыгнул ко мне на колени умник и нетерпеливо подставил забинтованную лапу. - Ты же сама не первый год в мире торговли. Вспомни, что первым делом порекомендовал тебе сделать твой начальник?

   - Мой начальник?.. - задумчиво потеребила я узел на повязке. - Усложнить охранку на доме и прилегающей территории.

   - Правильно. А зачем? - менторски протянул Зеня.

   - 'Дабы лазутчики конкурентов не смогли проникнуть в святая святых' - по памяти процитировала я господина Труша. - А-а-а... Вот я - Трахиния. А ведь, действительно, вполне возможно, что оружейника убрали из-за конкурентной борьбы.

   - Ну да, - пристегивая к ремню ножны, кивнул мне воин духа. - Или это могло быть элементарное ограбление. Ведь, насколько я понял, при нем была крупная сумма, которая потом исчезла. Если, конечно, твоим... нашим прудовым знакомцам можно верить.

   - В этом случаю, думаю, можно... А еще, знаете что? Надо иметь в виду родственников гнома. Мы же не знаем, какие между ними были отношения. Но...

   - Что, 'но'? - вскинул ко мне лунные глаза кот.

   - Моя версия мне тоже нравится, - упрямо скривилась я. - Брысь, исцеленный. Груша...

   - Я здесь все приберу, хозяйка. Не беспокойся.

   - Ты - мое маленькое лазоревое сокровище.

   - Д-да? - всхлипнула, вдруг, домовиха уже со скамейкой в лапках...

   Добровольно вступивший в звание 'главы сыскного отряда' Ветран, казалось, ожил, употребив, наконец, к полезному делу свою немалую энергию. Мы с котом, едва поспевая за размашистым шагом мужчины, в два раза быстрее допрыгали по узкой лесной тропке до Чилимского пруда, и лишь на его песчаном берегу смогли облегченно отдышаться.

   - Анастэйс, - уже у кромки воды замер воин духа, обернувшись ко мне. - Как их позвать?

   - Погоди, - приложив пальцы к виску, пустила я в глубину 'Призыв'. - Нам ведь нужен сопровождающий?

   - Нужен, - утвердительно кивнул Ветран. - И, вдруг, возникнут дополнительные вопросы.

  Местных обитателей долго ждать не пришлось, и, уже через пару минут меж ковра из кувшинок возникла, и тут же испуганно нырнула, дубоголовая физиономия коряжника, а затем, сквозь оповестительные пузыри, всплыл и сам здешний хозяин:

   - Ой, йёшеньки, какие гости! - на ходу выплюнул Бухлюй, обсосанный до бела, рыбный хребет. - К столу не приглашаю, но с собой пару форелей по жирнее с превеликим нашим.

   - Спасибо, в следующий раз, - морально убил, сделавшего радостную стойку кота, воин духа. - Нам нужно осмотреть место, откуда...

   - Понял. Сейчас проводим, - тоже перешел на деловой тон детина и развернулся к нам широким зеленым тылом.

  Еще спустя несколько секунд своей наготой порадовала и вынырнувшая правее Бухлюя вчерашняя его охранница. Девушка без лишних приветственных церемоний, тут же выгребла на берег, по дороге, как бы невзначай задев мокрым бедром Ветрана. Мужчина остался 'непокобелим', а Нилда едва заметно усмехнулась:

   - Идите за мной, - первой направилась русалка в высокую осечу(11) вдоль береговых зарослей, на ходу 'облачаясь' во вчерашнюю рубаху.

  'И на том спасибо', - в свою очередь хмыкнула я, провожая взглядом ее и Ветрана с тут же забравшимся на плечо к мужчине Зеней.

   - Бухлюй, что с фонарями дураков? Твои засланцы уже вернулись?

   - С фонарями? - поскреб мясистый нос водяной. - Почти все, Стася. И как один твердят, что нет мотылюжников вокруг Мэзонружа. Может, ты ошиблась на их счет?

   - Может и ошиблась, - в ответ скривилась я. - Но, других вариантов у меня все равно нет.

   - Ага... Тогда, знаешь, что?.. У меня есть... вариант, насчет еще одного места. Не то, чтобы трясина, а утянуться при содействии есть где. К тому ж, недалеко отсюда... Ты старую деревенскую пристань знаешь?

   - Старую пристань? Знаю, что еще до того, как Шалба русло изменила, была она гораздо западнее Мэзонружа, - махнув тормознувшему Ветрану рукой, чтобы не ждал, развернулась я к водяному. - Но, ни разу сама там не была. Думаешь, подходящие для таких сущностей условия?

   - Думаю, Стася, что если ты и в правду не ошиблась, то только там они и могут порхать. Но, для проверки отправлю туда кого по смышленее. Так что, завтра, жди результатов, - обнадеживающе оскалился детина. - Моя помощь еще нужна?

   - Помощь? Пока нет, - одарила я его ответной гримасой. - Ну, ладно, привет Ее сиятельству, а мне пора, - и, хорошенько прицелившись к удаляющимся по берегу фигуркам, черкнула сбоку от себя знак.

   - Эх, в другое бы время твою, Стася, услугу.

   - И что? - выдернуло меня уже из под арки непобедимое женское любопытство.

61
{"b":"152197","o":1}