ЛитМир - Электронная Библиотека

   До колодца мы, таким лошадиным балетом(2) 'дошагали' без проблем. И, первым закинув на его трухлявую крышку Зеню, предусмотрительно аккупировали края. А вот потом, эти проблемы, явно возникли... в виде прозревшего чрезвычайно невовремя кота:

   - Стася, - прищурясь, воззрился он на мои пустые руки. - А где наша сахарница? Грундильда, я спрашиваю, где?! - закончил уже громким, истеричным фальцетом.

   - Ну, значит, ты первым и пойдешь, - суматошно попыталась я словить умника за вздернутый трубой хвост, но, не тут-то было:

   - Ты куда домовиху дела?! - отпрыгнул, подлец, в противоположную от меня сторону.

   - Да, чтоб!.. Да хобья сила и все панталоны на веревке! И ахирантес с якорем на груди! И... и... - захлебнувшись собственным криком, воздела я к небу глаза, а потом шумно выдохнула... Подельники мои, пораженные до глубины души, молча застыли на своих шатких позициях.

   - Анастэйс, ты что, ее в доме обронила? - первым оправился от шока Ветран.

   - Да... Когда в подвал падала.

   - И поэтому хотела остаться здесь последней?

   - Да.

   - Действительно... панталоны, - глухо произнес мужчина. - Ты меня иногда очень сильно удивляешь. И дело тут даже не в твоей природе, а во врожденном, видимо, своенравии, - неожиданно гневно закончил он, а потом, перевел дыхание. - Та-ак... Зигмунда и Нилду, как и планировалось изначально, а мы с тобой остаемся и... Кстати, как ты ее хотела из-под завалов доставать?

   - Это не имеет никакого значения, - тут же подтвердила я озвученный ранее диагноз. - Я ее потеряла - мне и доставать. Подумаешь, тихони. Да я... я могу сначала его подпалить, а потом туда потихоньку влезть. Я ведь - маг огня и мне от родной стихии ничего не будет. А вы в это время...

   - Анастэйс!

   - Что? - ошарашено застыла я.

   - У тебя получится.

   - Конечно, получится, ведь я же говорю, огонь меня...

   - У тебя обязательно получится, - глядя мне в глаза, медленно повторил мужчина, а потом, наплевав на тихонь, спрыгнул с борта колодца. - Ты же сама утверждала, надо лишь сместить центр заклятия.

   - Ты рехнулся, Ветран! Моих жалких остатков совсем не хватит... - запоздало замолкла я, обличая собственную, граничащую с сумасшествием глупость. - Я попробую иначе. Как нибудь попробую. А вы...

   - Лично я остаюсь здесь, - заявил из под моих ног кот.

   - И поспеши, магичка, - Нилда смотрела на меня без малейшей доли ехидства. Лишь рубаха ее с вызовом трепалась на ветру, да еще волосы, сами, сейчас, как ветер...

   - Ну, послушай, - поддел мои руки Ветран. - Ты только сосредоточься, забудь обо всем вокруг и подними, хоть чуть-чуть эти развалины, а я тогда смогу...

   - Нет, я сама. Я ее вытащу. Она уже давно перебросила мне из подвала нить. За нее и дерну, - смирившись, мотнула я головой, а потом быстро окинула взглядом двор. Тихони еще не шевелились, но я нутром ощущала, что вот-вот оболочка защиты окончательно поглотит мой бурный выплеск и тогда... - Вы останетесь без магии, пока я буду пытаться. Вы это понимаете, ненормальные? Нилда, тебе что, на твоем пруду так скучно?

   - Не тяни время, магичка. Ты отнимаешь его у нас, - вот теперь она снова ухмылялась... Ну, что ж, как скажете...

   Я закрыла глаза. Они не нужны, когда пытаешься видеть душой. И попыталась ни о чем сейчас не думать... Нет! Это тоже самое, что приказать себе минуту не вспоминать о... ленточке. И тогда она обязательно все это время будет развеваться у тебя перед глазами. Надо что-то другое... Когда мы забываем обо всем на свете? Когда мы безмятежно счастливы, когда... И почему мне это раньше в голову не пришло?.. Да, наверное, потому, что меня никто и никогда еще не целовал так, чтобы... как падение в бездну... как полет в бездонном небе... И права была, как всегда права, полубожественная алант Гелия...

   Сложный знак огненным узором лег в нужное место и махина, еще недавно бывшая домом, с предсмертным стескучим стоном медленно начала подниматься в воздух. Странно, но, для меня она была теперь не тяжелее пушинки. Падали вниз мелкие доски и строительный сор. Притаившиеся между ними тихони с визгом летели вниз и шлепались, кому куда повезет. Некоторым совсем не везло, и они исчезали в гулком подвальном провале, из которого 'вопила' сейчас, ярко-оранжевой нитью о помощи моя несчастная домовиха. Оставалось лишь дернуть свободной рукой за свой конец и...

   - А-а-ай!!! - неожиданно больно, да вообще неожиданно, шлепнулась я на подкосившихся ногах прямо с высокого борта, а сверху кто-то сильно активный, составил мне компанию.

  Сахарница, резво пропрыгав несколько ярдов, замерла на боку в примятой траве, а секундой позже, прямо над моим затылком просвистело лезвие меча, вмиг прекратив сумасшедшие скачки. И, лишь теперь, под грохот рухнувших останков многострадальной гостиницы, я, наконец, вскинула глаза.

   - Стася! - окровавленная, но горящая азартом морда кота, ткнулась мне в нос и проорала. - Извини, это я тебя - сцепились с хобьей силой! Коллега, благодарю! А что ж ты Грундильду то опять бросила?! - и унесся в направлении отлетевшей пленницы.

  А меня в это время грубо подхватили поперек и буквально кинули на ноги:

   - Анастэйс, ты как?

  'Я, как?', - обвела я безумным взглядом все поле схватки. Тихони, явно, пришли в себя и сейчас, как я ранее и 'накаркала', атакуя со всех сторон, зубами рвали реванш. Воин духа, орудуя мечом и кинжалом, держал подступы к колодцу, а Нилда, уже с драным в лапшу подолом, сбоку от него мастерски свистела по серым пригнувшимся мордам своим водяным хлыстом... Как же много я еще не знаю о скучной жизни русалок. И как долго я упражнялась с полетами недвижимости?.. Вот, именно этот вопрос и вывел меня окончательно из ступора:

   - Ветран, у меня еще немного осталось - на один подвал. Кого?

  Ответ подоспел сам собой, и, воин духа, подхватив его, с зажатой в пасти душкой сахарницы, всучил мне:

   - Зигмунда и очень быстро! - потом стремительно развернулся и, уже отбивая атаки тварей, прокричал. - Анастэйс, я же сказал - быстро!

  Кот в моих руках извивался угрем, ожесточенно колотя посудиной по костяшкам пальцев. А я, перехватив его по сильнее, растерянно обернулась к русалке. Девушка, будто почуяла мой взгляд - на мгновение замерла, и вновь петлей завернула в воздухе хлыст:

   - Уходите! Я его сама - своей стежкой!

  Я еще хотела выкрикнуть им обоим, что это неправильно, все неправильно. А как правильно, я и сама сейчас не знаю. Но, уже на пороге тускло светящейся подвальной арки, Ветран обернулся ко мне и, сделав рывок, ускорил принятие решения...

   И я опять приземлилась прямиком на живот... и несчастная Груша снова шустро запрыгала в своей ненавистной темнице. Только теперь - по, любимым до каждой трещинки доскам.

   - Да как ты вообще! Да я тебя... сама тебя пришибу! Пихнул меня прямо в спину... А сам... сам... - вдруг, дошел до меня весь ужас происходящих сейчас, совсем не близко отсюда событий... - Я сейчас, - резко подхватилась я с пола и бросилась в сторону очага.

  Огонь в нем давно затух и лишь пожухлые угольки грустно подмигивали мне остатками прежнего жара. Да, это - дело двух минут... Только вот, бересту... и чтобы она не скакала в руках...И последнюю каплю из своего, пустого резерва туда, в родную стихию. Чтобы минутами позже взять из нее уже сторицей. Но, как же томительны эти минуты, когда сейчас, за далеким изгибом реки идет схватка двух неравных сил, которая может закончиться в любой момент, захлебнуться серой ненасытной волной. Но, об этом лучше не думать...

   - Стася... Стася! Грундильду то выпусти, - отшатнулся от меня, попавшийся на дороге умник.

   - Конечно, как только чуток зачерпну, - обогнув кота, понеслась я в сторону кухонного угла. - Я хочу сделать факел, - бросила ему, не оборачиваясь.

   - Все-таки, спалишь там все? - с завистью выдохнул кот.

  Я посмотрела на него - морда и бок в крови, ухо порвано, а глаза... В них ни капли страха, одна лишь тоска на то, что знает, подлец - назад, уже без него:

90
{"b":"152197","o":1}