ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Обязательно спалю, - зло ощерилась в ответ и дернула на себя ящик стола. - А потом и Ветрана пришибу.

   - Его-то за что? - вот теперь кот точно струхнул.

   - Его?.. За то, что люблю.

   - Я тебя ненавижу, грубый, упертый мужлан! - хрипло прогнулись под моим прыжком доски крышки... И, как меня вообще на них занесло?

   - Ого! - с уважением кинула Нилда, целясь по взметнувшейся прямо с колодца твари... А где ОН?!

  - Ветран!

  Мужчина даже не обернулся. Он, раскидывая, где оружием, где просто ногами тихонь, планомерно продирался сквозь зубастые всполохи в сторону дальнего сарая. Туда, где в плотном кольце из отборных бойцов застыл сейчас мозг этой сошедшей с ума армии. Все верно. Значит, и мне туда же. Только, сначала...

   Когда силы твои истекают, у тебя, как у мага есть один лишь шанс - выхватить их у родного источника. Именно выхватить, а не просить. Потому что на просьбы тогда, как правило, времени нет. И, наклонив, стиснутый в левой руке факел, другой я зачерпнула из него полную ладонь огня. Пальцы в ответ потеплели и первый сформировавшийся сгусток, всего лишь на ярд опередив воина духа, ворвался в ряды врага. Тихони всполошено завизжали, врассыпную унося на своих спинах пламя, мужчина, на миг замерев, оценил:

   - Анастэйс, я тебя тоже... обожаю! Но, какого ахирантеса ты здесь делаешь?!

   - А я еще и не начинала! - во всю глотку захохотала я, медленно поднимаясь в воздух.

   Эх, чтобы сказала мама, увидев теперь свою 'мыльную фею', зависшую над самым пеклом и мечущую повсюду смерть. Да я и сама от себя, ошалела, но, не знала, как поступить иначе. Да и, вправду сказать, не хотела этого знать. Потому что прямо подо мной сейчас бился на смерть мой самый родной человек, а, немного поодаль, уже схватилась за рваную шею русалка, тоже ценой собственной жизни, продлевающая наши.

   Мы замахнулись с ним одновременно: воин духа, вскинувший руку с мечом и я - своим пылающим сгустком, но, в последний момент извернулась и запустила им по летящей к Нилде твари. Русалка благодарно кивнула, оседая к стенке колодца. Крысиный король в последний раз в своей жизни протяжно взвыл... и все, вдруг, затихло... Мир вокруг вздрогнул, опомнившись, и стыдливо рассыпался, разбежался жалкими серыми ошметками по сторонам...

   - Ты как? - приземлиться пока получилось неуклюже. Зато, прямо перед ним.

  Воин духа стоял, тяжело дыша, и хмуро глядел на свой меч, прошивший насквозь толстое тельце вождя:

   - Нормально. Все хорошо, - криво улыбнулся, не отводя от оружия взгляда.

  Да, откуда ж хорошо? Разве об этом кричали сейчас его прокусы на ногах и кровь, капающая с пальцев левой руки? И обрубленная наискосок голова твари, насмерть вцепившаяся в ботинок? Но, жить будет... пока будет. Потому что у меня сейчас есть более важные дела. Русалка. Круто размахнувшись, закинула я догорающий факел на гостиничные развалины и поскакала через трупы тихонь к колодцу.

   Нилда сидела, отрешенно глядя на занимающийся уже пожар, и на мое появление лишь скривилась в привычной своей ухмылке. А, пусть, кривится, лишь бы...

   - Руку от шеи убери - я гляну.

   - Зачем? - тихо спросила она. - Мне бы воды сейчас.

   - Ага, - мотнув головой, подорвалась я с колен.

  Ведро получилось в аккурат, как мое - с той же вмятиной на боку от меткого попадания в... Да нет, Зеня как раз за ту яблоню и сквозанул. А вот воду... Крышка отъехала в сторону, и моя скоро навещенная копия, без лишних церемоний, ухнула в широкий колодезный створ. Вот с возвращением, правда, вышла заминка, но, больше половины драгоценной ноши я, все ж, 'донесла'. Девушка, наконец, осторожно отлепила от раны руку, а потом запрокинула ведро прямо над своей растрепанной головой.

   Да... родная стихия у каждого своя, но, спасает она всегда одинаково... И родная стихия русалки впитывалась сейчас в свою нечистую дочь до последней своей мутной капли. Даже подтеков на камнях не осталось. Я, видя такое дело, вновь опустилась на колени, зачарованно глядя, как страшная рваная рана, прямо на глазах стягивает свои края и исчезает с тонкой девичьей шеи. Нилда отставила в сторону пустое ведро, удовлетворенно провела пальцами по бледной коже и мне улыбнулась:

   - Спасибо, магичка.

   - Это тебе спасибо, русалка, - чуть качнувшись, приземлился рядом с нами Ветран и, вытянув ноги, с душой откинулся на колодезную стенку... 'Уже без оскаленной морды на ботинке', - оценивающе отметила я, медленно поднимая к лицу мужчины глаза. Он встретил мой взгляд своим насмешливым прищуром:

   - Может и мне воды, хозяюшка? - тоже, видно, признал знакомое ведро.

   - Это обязательно. Но, только, после извинений.

   - За что же? - вскинул брови мужчина.

   - За грубость, за хамство, за... - решила я ограничиться пока сокращенным списком ветрановых грехов.

   - А на ушко можно? - под смешок Нилды уточнил он. - А то я при посторонних стесняюсь.

   - Ну, что ж, с шелудивой овцы... - великодушно подставила я ему свое и даже закинула за него прядь. Но, вместо обещанных раскаяний, добилась лишь усугубления - Ветран сгреб меня в охапку и бесцеремонно перетащил к себе на колени. А вот это что-то совсем небывалое, причем, при посторонних:

   - Прости меня, любимая, - шепнул, наконец, в самое мое ухо, заставив замереть с блаженным выражением на физиономии. Вот оно, полное отсутствие мыслей в голове. Вот оно, состояние пьянящего взлета... И полыхая лишь желанием усугубить грехи собственные, я обхватила шею Ветрана руками:

   - А если еще... искреннее?

   - Да, куда уж? - выдохнул он и потянулся к моим губам...

   Смех русалки, застывшей сейчас над нами. И сколько же времени прошло?.. А еще мой затылок, прижатый поверх теплой мужской ладони к камням колодца. И его глаза, совсем близко сейчас, без малейшей доли раскаяния в них... Так сколько же...

   - Вижу, магичка, ты все ж, решила, зачем он тебе? - поймав мой ошарашенный взгляд, опять залилась Нилда. - Мне пора. Так что передать хозяину?..

   А вот мне понадобилась целая вечность, чтобы собрать разлетевшиеся по небу мысли в маломальскую кучку. Ветран уже дипломатично ушел в траву - обтереть свое загаженное тихонями оружие, а я все стояла и сосредоточенно пялилась на пожарище. Гостиничные останки, поначалу дружно полыхнувшие, сейчас больше дымились трухлявым насквозь деревом. Но, думаю, к утру от этого веселого места точно и доски не останется (уж я поспособствую).

   - Скажи Бухлюю, - медленно начала я. - Передай ему, что убийцу мы обязательно сыщем, тем более, у меня с ним, как выяснилось, свои личные зарубки. А вообще, если не лень, опиши все в красочных подробностях. Он любит такие рассказы... Да, и еще, - спохватившись, сунула я руку в кармашек. - Возвращаю, он уже сделал свое дело и спасибо еще раз, Нилда... за все.

  Русалка, стараясь скрыть смущение, запихнула свой драгоценный гребень за пазуху и, уже в развороте, пристально посмотрела на Ветрана:

   - Береги его, магичка. Потому что Дихус из башенника все равно не получится.

   - Что? - растерянно открыла я рот, тоже обернувшись к мужской фигуре у бревенчатой стены склада. - Из кого не получится?

   - А ты, будто не знала? - скривившись, насмешливо покачала Нилда головой. - Мы ведь с ним - земляки и я сразу признала в нем охотника на нечистых. Так их называют у нас в Бередне. Хотя, - перевела она взгляд на меня. - этот на других не похож... Прощай, магичка.

   - Да, какое там, 'прощай'? - без всякого ехидства усмехнулась и я в ответ. - До свидания...

   Я раньше никогда не задумывалась над тем, как живу. Просто принимала окружающий мир, как 'гранитную' данность, меняя в нем лишь иногда занавеси да еще, кулинарные пристрастия. Но, события последнего месяца просеяли, вдруг, в моей жизни все лишнее, как шелуху сквозь сито. И оставили на поверхности лишь самое ценное, по-настоящему ценное... Мне и сейчас еще кажется, что тряска эта, с падениями и взлетами до сих пор продолжается...

91
{"b":"152197","o":1}