ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Когда поднимемся на этот небольшой перевал, должны будем увидеть стены Гуадикса.

Если Ибрагим ибн Умар удивился, увидев младшего брата, Насра, его будущего шурина, Юсуфа ибн Хасана и шестерых всадников у дверей дома перед восходом, то скрыл это с подлинно дипломатическим мастерством.

— Наср, — сказал он, когда им удалось настолько разбудить домашних, чтобы хозяин мог выйти и приветствовать — или, может быть, узнать — гостей. — Как хорошо, что ты приехал. Откуда ты?

— Из дома, — ответил Наср так, словно это было самым обычным делом. — Мать здорова, все остальные тоже, и если б они знали, что я здесь, наверняка передали бы тебе приветы.

— Скажи, у тебя все хорошо? Если ты предпринял эту поездку в такое время?

— Да, — ответил его брат. — Правда, мы очень проголодались, так как ехали всю ночь.

— Тогда предлагаю всем воспользоваться этой возможностью умыться и подготовиться к утренним молитвам.

Он подмигнул стоявшему поблизости слуге, тот с легким поклоном скрылся.

Завтрак был подан всем, Ибрагиму, его малолетнему сыну, жене Салиме, Насру, Юсуфу и стражникам. Когда стражники поели, за столом остался только человек, который вел отряд по длинной и очень темной дороге; остальные пятеро пошли отдохнуть перед тем, как возвращаться обратно. Сына Ибрагима увела нянька.

— Я попросил Салиме остаться, — сказал Ибрагим, — потому что она уроженка тех мест, которые, по словам Насра, вам предстоит проезжать. Она хорошо знает их. Часто ездит по ним навестить свою семью и слышит все разговоры об условиях там.

— Куда вы собираетесь ехать? — негромко спросила она.

— К Лорке, — осмотрительно ответил Юсуф.

— Через границу?

Юсуф взглянул на Насра, потом на Ибрагима и стражника. Их лица ничего не выражали. С тревожным чувством, что ответив «да» или «нет», он, возможно, подпишет себе смертный приговор, немного помолчал. Если скажет «нет», следующим вопросом будет «Куда держите путь?».

— Да, — ответил он. — К Лорке и дальше.

— Не хочу вынуждать вас открывать то, чего не хотите говорить, — сказала она. — Но сейчас некоторые дороги довольно опасны. Вы едете один?

— Мы найдем ему проводника до Валенсии, — сказал стражник, без опасений назвав конечную цель его пути.

— Валенсия, — сказала Салиме. — И вы хотите ехать отсюда прямо на восток, а потом вдоль побережья?

— Более-менее, — ответил Наср. — Нам велено не пересекать границу, разве что с целью найти надежного проводника.

— Понятно, — сказала Салиме. — Люди говорят, сейчас лучше всего пересекать границу к северу отсюда. На востоке сейчас беспокойно.

— Христиане?

— Думаю, это люди без веры, — ответила она с легкой улыбкой. — Воры, бандиты, убийцы. Отребье всех армий. Говорят, они опаснее настоящих солдат, — добавила Салиме извиняющимся тоном.

— К северу? — спросил стражник, который довел их сюда. — До Гвадалквивира? Тогда его путь до Валенсии окажется на несколько дней дольше.

— Если вы против этого маршрута, — сказала Салиме, — то я бы поехала вот так.

Она хлопнула в ладоши, слуга принес ей очиненное перо, небольшую чернильницу и лист толстой, хорошо выделанной бумаги. Четверо мужчин окружили ее, она начертила карту и вполголоса предложила маршрут.

Глава восьмая

ДОРОГА ДОМОЙ

1

Юсуф вытянулся на плотно набитом, уютном тюфяке в тихом углу ибрагимова дома. Еще два тюфяка были уложены для Насра и первого проводника, но они решили посидеть во дворе, поговорить с Ибрагимом. Юсуф попытался подсчитать, сколько времени им потребуется на путь до границы, если ехать по карте и указаниям Салиме, и тут кто-то грубо потряс его за плечо.

— Юсуф, — услышал он знакомый голос. — Просыпайся. Пора трогаться.

Юсуф неуверенно сел.

— Долго я спал? — спросил он.

— Почти полдня. Вставай. Вода для умывания в маленьком дворике. После молитв поедим и отправимся.

— Наср, — сказал он. — Это ты.

— Конечно, я, — ответил тот. — Вставай-вставай.

Величественный слуга и молодая служанка принесли в главный двор разнообразные блюда. Все без церемоний расселись там, где им было всего удобнее. Наср с Ибрагимом сидели рядом и серьезно разговаривали, когда появился Юсуф. Он робко огляделся, встретил дружелюбную улыбку Салиме и с сильным смущением почувствовал, что краснеет.

— Тебе нужно поесть, — сказала Салиме. — Ехать предстоит остаток дня и весь вечер. Ночью будет светить луна. Если не появятся тучи, сможешь быть в пути до полуночи. Иди, садись и насладись последней едой в цивилизованном окружении, — добавила она с дразнящим смехом.

Это замечание оказалось пророческим.

Когда Юсуф и Наср вышли за ворота, чтобы тронуться в очередной этап путешествия, их ждали семь лошадей и вьючный мул, одной лошадью меньше, чем при приезде. Ждали и четверо стражников, уже сидя в седлах. Из ворот появился Ибрагим, за ним шла Салиме. Он повернулся и что-то сказал ей, она покачала головой, улыбнулась и вошла в дом. Ворота за ней закрыли и с резким скрежетом заперли.

— Что происходит? — спросил Юсуф.

— Двух стражников отправили обратно с донесениями, которых требует Его Величество, — ответил Ибрагим. — А мне приказано сопровождать тебя до границы.

— Мне очень жаль, что доставил вам такое беспокойство, — сказал Юсуф.

— Это не беспокойство, — сказал Ибрагим. — По пути я смогу сделать кой-какие наблюдения и доклады для эмира. Он считает, что я могу быть помощником нашим проводникам, но думаю, в своем великодушии преувеличивает мои таланты. Тебе было бы лучше, будь проводником моя Салиме. Она знает каждый камень, каждую низину и холмик по пути отсюда до границы. Но у нее есть другие дела, поэтому нам нужно ехать без нее.

— В таком случае нам, видимо, следует избрать маршрут, который предложила госпожа Салиме, — сказал Юсуф. — Видимо, она женщина большой мудрости.

— Ага — послушайте этого молодого человека, — со смехом сказал Ибрагим. — Она очаровала и его. Позволь уверить тебя, Юсуф, Салиме обвораживает каждого мужчину. Это бы беспокоило меня, но она клянется, что сама не сознает этого. Салиме говорит с детской простотой, но обладает мудростью философа и наименьшей среди женщин кокетливостью.

— Как можно быть в этом уверенным? — спросил Наср.

— И это говорит человек, который всерьез хочет жениться, — сказал Ибрагим. — Поверь, в таком доме, как наш, столько болтовни, что никто не может на минутку уединиться без того, чтобы это не стало предметом обсуждения. У нас, как и у всех, есть злоязычные слуги, которые подлизываются ко мне, донося на мою жену. Я бы моментально узнал о ее неразумном поведении. Но они могут обвинить ее только в совершенно невинных поступках, в том, что я вижу собственными глазами. Салиме не совершенна, я тоже, но она настоящее сокровище.

— Счастливый ты человек, — сказал Юсуф.

— Я не считаю Насра счастливым, и это дурно говорит о твоей сестре, — со смехом сказал Ибрагим.

— Вы оба счастливые, — сказал Юсуф. — Думаю, это было понятно с самого начала. Но мы отказываемся от северного маршрута?

— Думаю, Салиме мучают женские страхи, что с нами случится какое-то зло, — ответил Ибрагим. — Подозреваю, она преувеличивает опасности пути через Лорку, чтобы отговорить нас. Я ничего не слышал о тех бандах, про которые она говорит. Возможно, северный маршрут безопаснее, но он займет больше времени, а нам всем хочется поскорее быть дома.

Ибрагим пришпорил лошадь и поскакал вперед, чтобы поговорить с проводником.

Продвижение их было медленным. Дорога, шедшая через горы и холмы, в одних местах была узкой, в других ненадежной. Там недавно прошли сильные дожди, там и сям внезапные потоки воды, пронесшиеся по обычно сухим руслам, размыли ее.

31
{"b":"152198","o":1}