ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От дома старика руководство группой взял на себя Ахмед. Он вел ее по сухой, пыльной, продуваемой ветром местности, перемежаемой там и сям плодородными участками. Когда жара стала головокружительной, они неожиданно повернули на юго-восток.

— Там мы должны снова встретить ту речку, — сказал Ахмед. — И я знаю кое-кого надежного.

Они надеялись повторить события вчерашнего дня, найти надежный отдых с водой и кормом для лошадей на долгую, жаркую вторую половину дня, но когда подъехали к небольшому фермерскому домику, Ахмед остановился.

— Что-то очень тихо, — сказал он. — Побудьте здесь.

Ахмед спешился, открыл дверь и вошел в дом. Они ждали. Наконец проводник спешился, обнажил меч и тихо пошел к дому. Обогнул его. Через несколько минут вышел оттуда вместе с Ахмедом.

— Их нет там, — сказал Ахмед. — Все исчезли, и то, что оставалось в доме, переломано.

— Оставаться здесь небезопасно, — сказал проводник. — Нужно ехать дальше.

— Ахмед, кажется, очень расстроен, — сказал Юсуф проводнику.

— Очень. Здесь жили его тетя и дядя. Скорее всего, они убиты вместе с его двоюродными братьями, — угрюмо сказал проводник.

Оттуда они ехали вдоль речки, пока Ахмед не остановил их.

— Начиная отсюда, местность с обеих сторон патрулируется, — сказал он. — Поедем опять на север и пересечем границу там, где не ожидают.

Границу они пересекли при свете почти полной луны. Юсуф никак не мог бы определить этого, если б об этом не сказал Ахмед, видимо, очень хорошо знавший эти края.

— Поэтому оставайтесь здесь и не шумите. Я поеду, найду надежного проводника для господина Юсуфа.

5

Юсуф едва успел проститься с Насром и поблагодарить стражников, которые благополучно проводили его сюда, как был отдан под попечение худощавого, загорелого мудехара, одного из многочисленных мусульман, которые при каждой перемене военной фортуны неожиданно оказывались живущими под властью христиан.

— Я очень благодарен, что ты готов сопровождать меня по этой территории, — сказал Юсуф по-арабски. — Меня зовут Юсуф ибн Хасан…

— Если не хочешь, чтобы тебя сразу же арестовали, — сказал его новый проводник с валенсийским акцентом, — немедленно переходи на испанский.

— А тут есть патрули? — спросил Юсуф.

— Их немного, но здешние наверняка знают, как звучит арабский язык. Куда мне нужно отвести тебя?

— В Валенсию.

— Это невозможно, — сказал проводник.

— Почему? — спросил Юсуф. — Я путешествую законно, с документами, хотя у меня и были причины пересечь границу незаметно. У меня есть друзья в Валенсии, — добавил он. — Представительные друзья.

— Я рад этому, — сказал мудехар. — Но проблема в другом. Нужно добраться до города. Если не сможешь, от твоих документов никакого проку не будет.

— А что может помешать нам? — спросил Юсуф с любопытством.

— Тут много трудностей, друг, — ответил проводник. — И для кастильца или валенсийца одет ты странно. Если отправишься прямо на восток и кастильцы не арестуют нас, арестуют валенсийцы. Может, у тебя есть бумаги, на которые кто-то захочет взглянуть, но у меня их нет. — Поднял руку, чтобы предупредить возможные возражения Юсуфа. — Скорее всего, нас схватят бандиты, они сейчас: бедствуют, и им плевать на того или другого короля. Или эмира. Времена здесь тяжелые.

— Тогда как мне добраться домой?

— Где твой дом?

— В Жироне, — ответил Юсуф. — Или в Барселоне. У меня и там есть друзья.

Проводник взглянул на него, потом огляделся по сторонам, словно оценивая окружающие опасности.

— Поведу тебя на север, к Альбасете, — сказал он. — Там найду человека, который поведет тебя на восток к Гандии или еще куда-то на этом побережье. Оттуда можно добраться лодкой до Валенсии или на судне до Барселоны. Откуда едешь?

— Из Гранады.

— Сумасшедший, — сказал мудехар. — Не знаю, что ты делаешь здесь. Нужно было отплыть из Альмерии. Кто мог тебе посоветовать отправляться этим путем в такое время?

На второй вечер яркая луна высоко в небе казалась жаркой, тяжелой. Кобыла Юсуфа была раздраженной, непохожей на себя, а мудехар был еще менее общительным, чем раньше. До сих пор ни одна из грозящих опасностей не возникла, и они довольно быстро ехали по неплохой дороге. Возможно, с западных гор надвигается буря, подумал Юсуф, потому что в воздухе что-то ощущается.

Ехавший впереди мудехар натянул поводья и поднял руку, давая Юсуфу знак остановиться. Юсуф нервозно направил кобылу к обочине, под деревья. Проводник прислушался и тронулся вперед. Внезапно повернул лошадь обратно и крикнул по-арабски: «Беги!». Юсуф мельком увидел толпу всадников вокруг мудехара и пришпорил кобылу. Она поскакала вниз по склону.

Потом Юсуф обнаружил, что лежит на боку в чем-то влажном. Ему было очень холодно, боль ощущалась повсюду от головы до ног. Не понимая причины этого, он осторожно пошевелил одной рукой, потом ногой. Они были затекшими, но в движении боль ощущалась лишь немного сильнее, чем в неподвижности. Перевернулся на спину и не почувствовал никаких скверных последствий, лишь усилился стук в голове. Сел, ощупал руку и в ужасе огляделся. Он был под открытым небом, один, сидел в русле ручья, по которому текла струйка воды. Одежда его исчезла. Он был совершенно голым.

Потом начала возвращаться память. Он ехал верхом; на мудехара напали. Он пытался бежать, видимо, безуспешно. Странно, что он все еще жив.

А где несчастная маленькая кобылка, которая столько везла его и в конце концов попала в руки таких людей? Его голого плеча коснулось что-то теплое, влажное. Он, вскрикнув, подскочил, за его спиной заржала лошадь.

— Как ты оказалась здесь? — спросил Юсуф.

Но объяснения у нее не было.

Что было — так это аккуратно закрепленные позади седла его узел и его меч. А в узле была одежда, в которой он приехал в Гранаду. Он вылез из русла и оделся. Поскольку посоветоваться было больше не с кем, он посмотрел кобыле в глаза.

— Нам следует подождать до утра, как думаешь?

Она заржала, словно выражая согласие.

Юсуф снял с нее седло и уздечку, чтобы ей было удобно пастись, закутался в свой старый плащ и полез в узел за одной из своих новых книг, чтобы взглянуть на нее в лунном свете. Под руку ему попалась та, что дал аль-Хитаб. Коран, священная книга. Юсуф очень медленно сел и принялся читать первую страницу.

Глава девятая

ПЯТЫЙ СОН

Маленький мальчик играет во дворе материнского дома. Когда поднимает взгляд от игры, видит очертания отцовских сапог и рейтуз. Отшатывается назад. Это движение совершенно непроизвольно, он знает, что не может избежать этого человека.

Он уже понимает, что отец живет где-то в другом месте, и он нежеланный в этом доме. Поэтому мальчик редко видит его и всякий раз без удовольствия.

Хотя мать никогда не говорит о нем, мальчик думает, что она ненавидит и боится отца так же, как он. Этот человек берет его за руку и сажает на большую лошадь с широкой спиной. Садится позади него, и они уезжают. Этот человек говорит, что они едут к графу. Они очень долго ждут в пустом фойе, потом появляется какой-то господин, улыбается и подмигивает ему, потом говорит, что граф даст им аудиенцию.

Граф сидит за столом, он только что пообедал. Возле него сидят три человека, все увлеченно разговаривают. В обоих концах большого зала ярко горят огни, три больших окна за длинным столом освещают эту сцену. Граф рослый человек, одет в темно-красный, отороченный мехом камзол. При виде отца мальчика он выражает удивление. «Я не посылал за тобой, — говорит он. — Почему ты нарушаешь мой отдых?».

«Господин граф, была у вашей светлости возможность рассмотреть мое прошение? Мальчик быстро растет и скоро станет достаточно большим, чтобы на него воздействовало окружение. Времени остается мало».

37
{"b":"152198","o":1}