ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Одна? — спросил Исаак.

— Да, — ответила Ребекка, — и это было странно. Оба раза Франсеска была одна, а она не любит ходить в одиночестве, так ведь?

— Заметила еще что-нибудь? — спросил Понс.

Ребекка на минутку задумалась.

— У нее была широкая корзинка, с которой она ходит за грибами, нож и какой-то большой узел. Казалось, она идет в лес по грибы, только жаркий июньский полдень не самое подходящее время для этого, особенно у Сант-Даниеля. Но тогда я не увидела в этом ничего странного.

— Это верно, — сказал Хайме. — Франсеска любит ходить по грибы — это очень спокойное, приятное занятие, к тому же ей нравится бродить по лесу.

— Да, — сказала Ребекка. — Я часто видела ее с ножом и корзинкой, правда, без узла. Надо было обратить внимание на то, что с ней никого не было, — добавила она огорченно. — Она никогда не ходит одна за грибами. Всегда берет кого-то с собой — обычно высокую, рыжеволосую служанку.

— Фаусту, — сказал Хайме.

— Да. Она тоже застенчивая, спокойная, Франсеске с ней хорошо. И если б я подумала, то поняла бы, что происходит что-то странное.

— Ребекка, мы не знаем, странное или нет, — сказал ее отец предостерегающим тоном. — Возможно, она ушла от шума в доме.

— Но как нам ее найти? Может потребоваться несколько часов, чтобы обыскать лес, — сказал Хайме. — А найти ее необходимо. Вы же знаете, обычно Франсеска не уходит одна. Что-то стряслось.

— Ее было бы легко найти, будь у нас охотничья собака, — заметила Сибилла. — Которая хорошо выслеживает дичь. Тогда нам бы потребовался только какой-то предмет одежды Франсески.

— Неподалеку отсюда живет человек, — негромко заговорила Ребекка, — у которого, по слухам, есть собака, способная найти по следу что угодно. Только он не любит признавать ее достоинства, люди могут заподозрить, что он охотится с нею в тех лесах, где это запрещено.

— Ты его знаешь? — спросил Исаак.

— Знаю его жену, — ответила Ребекка. — И разговаривала с ним. Сейчас, перед обедом, он будет дома.

— Пойдешь ты к нему, предложишь десять су, если он приведет свою собаку и поможет нам искать Франсеску? — спросил Понс. — Если найдем ее, он получит вдвое больше, и никто не будет его ни о чем спрашивать.

— Тогда кому-то нужно немедленно пойти, принести ее чулок или сапог, которые она недавно носила и пока что их не стирали и не чистили, — сказала Сибилла.

— Папа, я пойду за ними, — сказал Хайме, — и вернусь до того, как вы переговорите относительно собаки.

10

Когда мальчик ушел сообщить Хуане, что Франсески в доме врача нет, Юдифь вздохнула и сказала Наоми, чтобы та повременила с обедом.

— Ясно, что мой муж где-то задержался. Должно быть, он сказал сеньоре Франсеске, что будет здесь.

— Это нетрудно, — сказала Наоми. — Рыба уже холодная, заправлена лимоном, маслом и травами, цыпленок готов. Он может лежать в кастрюле, оставаясь горячим. А вот вам нужно чего-нибудь поесть. Маленький сеньор Вениамин не может расти, питаясь водой и воздухом.

— Подожду немного, — сказала, зевая, Юдифь. — А, вот они, у ворот. Где Ибрагим?

— Хасинта, — сказала Наоми. — Ворота заперты, хозяин не может войти.

Хасинта сбежала по лестнице к воротам и с трудом распахнула их.

— Юсуф! — воскликнула она.

— Я дома, — сказал он, поднял девочку, обхватив за талию, и закружился вместе с нею. Поставил на землю и спросил: — Где все?

Следующей во дворе оказалась Юдифь, за ней близнецы, за ними Наоми.

— Ты вырос, — сказала Юдифь. — Уезжал совсем ненадолго и уже вырос. А мы думали, что получим от тебя письмо раньше, чем увидим тебя во плоти. Посмотри на себя, ты выглядишь так, будто целый год не мылся. Лия, принеси чистую одежду сеньора Юсуфа, а ты ступай, смой с себя дорожную пыль. От тебя пахнет лошадью.

— Знаете, сеньора, именно это сказал мой родственник эмир, когда я приехал в Гранаду. А где сеньор Исаак?

— Он задерживается, — ответила Юдифь, — но сейчас уже может быть в доме сеньора Понса. Там какая-то неразбериха с сеньорой Франсеской.

— Мне нужно поставить лошадь в конюшню, — сказал Юсуф. — Я остановлюсь у дома сеньора Понса и скажу учителю, если он там, чтобы шел домой к обеду. Если нет, быстро разыщу его в городе.

— А мы найдем для тебя чистую одежду, — сказала Юдифь. — Очень рада вновь тебя видеть, Юсуф, — добавила она со слезами на глазах и быстро отвернулась.

— Пойти сказать сеньоре Ракели? — спросила Хасинта.

— Иди, — ответила Юдифь. — Ракель захочет увидеть его, как только он вернется.

Подъехав к дому сеньора Понса, Юсуф увидел Хайме, выходящего из ворот с сапогом в одной руке и какой-то тряпкой в другой.

— Сеньор Хайме, — крикнул он со спины мышастого мерина, — я ищу сеньора Исаака, хочу сказать ему, что вернулся.

— Юсуф, — встревоженно сказал Хайме. — Он у дома сеньоры Ребекки. Можешь поскорее поскакать туда, взять это с собой для охотничьей собаки? — Сунул в руку Юсуфу сапог и тряпку, оказавшуюся чулком. — Я пойду следом.

— Конечно, — ответил Юсуф. Взглянул на сапог и чулок, задался на миг вопросом, для чего они нужны, потом пришпорил лошадь. Возвращение домой представлялось ему не таким, но чего-то подобного, подумал он, можно было ожидать.

В небольшой толпе перед домом Ребекки, к которой прибавились двое соседей и Николау, необычайное возвращение Юсуфа было едва замечено.

— Превосходно, — сказал Исаак. — Ты верхом? Это может оказаться кстати, — и прошептал что-то зятю на ухо.

— Сейчас сделаю, — сказал Николау и быстро ушел.

Собаку подвели туда, где Ребекка последний раз видела Франсеску, и дали понюхать сапог и чулок. Через несколько секунд неразговорчивый хозяин отстегнул поводок и сказал:

— Ищи.

Собака, скуля, заметалась с таким видом, будто обнаружила несколько других соблазнительных следов, возможно, кроликов, но не тот, что нужен хозяину. Напряжение среди зрителей нарастало.

— Когда… — начал было Понс.

— Дайте ей время, — сказала Сибилла с таким уверенным видом, словно успешно занималась браконьерством всю жизнь. — Ну, вот. Она взяла след.

И в самом деле, собака побежала вприпрыжку. Какое-то время все думали, что она убежит, но всякий раз, когда след терялся, она останавливалась, рыскала взад-вперед, потом бежала по нему снова.

Появился Хайме, тоже приехавший верхом.

— Не могу поверить, что Франсеска ушла так далеко, — сказал он. — Не могла в своем состоянии и расположении духа. Мы оставили ее позади.

Но собака остановилась в растерянности. Заметалась, скуля, в одну сторону, затем в другую, потом обратно. Неожиданно, взвизгнув, побежала вперед, в лес на склоне холма. Скрылась среди деревьев, потом взволнованный лай привел их к небольшой поляне, густо усеянной палой листвой и хвоей.

Там на коврике в рассеянной тени лежала Франсеска, лицо ее и шея были в крови, а на раскрытой ладони лежал грибной нож.

11

— Она мертва, — произнес Хайме. — Это невыносимо. Она мертва.

— Погоди минутку, парень, — сказал Понс, обняв сына за плечи, чтобы успокоить. — Давай сперва убедимся в этом, потом будем горевать. Сеньор Исаак, вы здесь?

Юсуф спешился и повел врача к поляне.

— Господин, она лежит на спине, — сказал он, тут же перейдя к прежней манере речи. — На горле и на лице у нее кровь.

— Много?

— На горле много, только на левой стороне, ее левой стороне, и мазок на правой щеке.

— И все?

— Да.

— Даже на земле возле нее нет крови?

— Насколько я вижу, чуть-чуть.

— Она дышит?

— Я не вижу отсюда.

— Значит, надо подойти поближе.

Оба они, учитель и ученик, опустились подле Франсески на колени. Исаак легонько положил ладонь ей на грудь, подержал там. Потом прислонился ухом к левой стороне груди и прислушался.

— Она жива, — сказал он. — Рана еще кровоточит?

57
{"b":"152198","o":1}