ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Рикардо будет отдавать меня и Моргану?

– Моргану? Не отдаст ни за что. Сам понимаешь, он вбил себе в голову, что по уши в нее влюблен. Это у него ненадолго, но уж на сезон-то хватит. Рик вообще парень влюбчивый.

– Я бы не сказал, что это очень хорошо.

– Я бы тоже не сказал. Тем более потому, что Рик давным-давно серьезно влюблен в другую женщину... Да я уже говорил. Но это не мое дело, понимаешь? Моргану он никому не отдаст.

– А меня?

– А тебя не отдам я. Ты ведь мой пленник. Так что...

– А если последуют угрозы?

– Да они, по-моему, уже последовали. – Ринальдо отдал гремлину пустую кружку. – Ну и что? Допустим, они даже решат напасть на остров... Ха, милости просим. Я заодно проверю свою защитную систему.

Арман сдвинул брови.

– То есть ты готов воевать, лишь бы не отдавать меня и Моргану? А почему? Неужели мы вам настолько нужны?

– Ну знаешь... Пойдем, мне работать надо, по дороге и договорим... Понимаешь, во-первых, это вопрос принципа. Я уже понял, что на Черной стороне нельзя никому позволять вытирать об себя ноги, пусть и в мелочах. Поэтому ничего они не получат. А во-вторых... Знаешь, парень, ты мне очень симпатичен. Хоть и по-хамски обходишься с сестрой, а все-таки симпатичен. Если попадешь в руки Мелегара и его учеников, живым не выйдешь. Мелегар знаменит тем, что с пеной у рта отстаивает существование серых магов и пытается это доказать, отлавливая магов, произошедших от смешанных браков белых и черных магов, и потроша их. Говорят, получил очень интересные результаты.

– Интересно, сколько может стоить подобная информация, – задумчиво произнес Руин.

– Ты не о том думаешь. Послушай, парень, ты что же – веришь в существование серой магии?

– Я не знаю. Потому и молчу. Сперва надо рассмотреть все доводы «за» и «против». Доводов «против» сколько угодно. А стоящих доказательств «за» существование серой магии я до сих пор не видел. Интересно было бы взглянуть.

– Ну потом, когда окажешься в Центре... Если ты достаточно богат, чтоб пожертвовать кругленькой суммой, то сможешь, наверное, подкупить кого-нибудь из окружения Мелегара. Но советую отложить это на потом. Сперва вам с Морганой нужно как-то к нему не попасть.

– Что ты советуешь?

– Да ничего. Руин, я уверен, что оборона острова устоит даже против архимага. Нападать сложнее, чем обороняться. Мы еще посмотрим, кто кого... Извини, мне нужно работать. – Ринальдо приоткрыл дверь в лабораторию. К своему удивлению, за дверью Руин рассмотрел компьютер и огромный стол, заваленный бумагами – и никаких колб и реторт. – Не бойся, что-нибудь придумаем.

– Слушай, как это до твоего компьютера гремлины не добрались?

– До этого? А, он не технический. Он магический. Просто мне такая форма удобнее. Ладно, извини, я занят.

– Давай. – Арман пожал Ринальдо руку.

Они встретились только вечером, за ужином. Рикардо опять отправился куда-то по делам, Ринальдо не казал носу из лаборатории. От скуки Руин отправился обследовать замок. Его интерес к архитектуре давно уже сошел на нет, но знания остались. Принц разбирался не только в основных художественных стилях и направлениях, не только в элементах конструкций и украшениях, но и – совсем немножко – в инженерных расчетах. И теперь он мог оценить не только эстетическую ценность сооружения, но и ее надежность.

Вид замка позабавил его. Было видно, что когда-то эти укрепления строились человеком, разбирающимся не только в фортификации, но и в строгой красоте готических замков. В его очертаниях, в том, как он возносился над скалой, чувствовался стиль. Но потом замок пришел в запустение, а затем неведомо откуда явились двое друзей, слабо представлявших себе, что такое готический стиль. Они честно пытались отремонтировать постройки наилучшим образом, следы их усилий остались повсюду, и в сочетании с прежним интерьером получилось нечто весьма забавное.

У ребят явно очень своеобразное чувство вкуса.

Руин обошел всю галерею, заставленную разными произведениями искусства. Непонятно, зачем здесь собиралась вся эта коллекция, если хозяева не наведываются сюда вовсе, а гремлины просто стирают отовсюду пыль. К тому же гремлинам глубоко наплевать на произведения искусства. Для них все эти вазы, странная мебель, каменные фигуры людей и животных, идолы и настенные барельефы – лишняя работа.

Арман осмотрел галерею и принялся за дело. Ему нравились изысканные арки и оплетенные плющом колонны, протянувшиеся полукольцом вокруг стены огромной башни. Нравился резной камень и массивные своды. Но для того, чтоб во всем этом появился стиль, кое-что из коллекции нужно было переставить, кое-что перевесить, а кое-что в интерьере и вовсе переделать. А уж винтовая лестница, ведущая на верхнюю террасу, достойна лишь того, чтоб ее перекроили заново. Но зато, если доделать то, что так неуклюже было начато двумя приятелями, в галерее будет очень приятно находиться.

Часть предметов Руин велел переставить в другие галереи или залы, часть – поменять местами, несколько редкостей из числа попорченных водой, пылью и временем и вовсе выкинуть. Гремлины, ругаясь, отскоблили пол, натерли перила и смыли со стен отметки, оставленные рабочими. Пол заиграл всеми оттенками серо-красного, особенно на фоне обрамляющих красноватые плиты черных полос – как оказалось, на отделку галереи некогда использовали прекрасный гранит. Арман, довольный визуальным результатом, выгнал их с галереи и сел на пол напротив лестницы. Осторожно вытянул руки.

В пальцах сперва появилось ощущение жара, потом тяжести, от движения руки на ногтях вспыхнули голубые искры. Магические блоки налились теплом, но движению энергии в теле и вокруг мага уже не препятствовали. Конечно, Руин не мог не ощущать их, и силы, которые он чувствовал в себе, которыми мог оперировать, соответствовали тем, которыми он обладал больше двадцати лет назад. Но их должно было хватить на то, чтоб переделать обычную винтовую лестницу из черного базальта во что-нибудь пристойное.

Глава 6

– Будешь пить? – спросила Банга, стоя у бара.

Ее дом был обставлен в современном стиле, пожалуй, даже в слишком современном. Банга любила пользоваться всеми благами цивилизации, ее дом был напичкан всевозможной техникой, которой она почти и не пользовалась, а шкафы – самой модной, самой откровенной одеждой. Молодой женщине из клана Одзэро Неистовых нравилось выставлять напоказ свои прелести, словно она кичилась ими или дразнила окружающих. Скорее всего, последнее было чистейшей истиной.

Несмотря на ошеломляющую привлекательность и будоражащую сексуальность, Банга почти не пользовалась вниманием мужчин. Мужчины боялись ее и буквально шарахались от этой откровенно чувственной темнокожей девушки. А боялись они ее «профессии». В клане Одзэро Неистовых Банга исполняла обязанности палача.

Любой центритский клан пользовался определенными привилегиями, в частности правом на весьма ограниченную, но все-таки собственную юрисдикцию в соответствии со своими традициями. Далеко не все традиции признавались законами Асгердана, от многих кланам пришлось отказаться. Только клану Кехада позволялись полигамные браки. Только клану Ласомбра разрешалось пить кровь разумных жертв. Только клану Одзэро разрешался собственный палач, кровавые наказания и – в виде редчайшего исключения – смертные казни.

Банга, внучка главы клана, осуществляла приговоры патриарха, вынесенные в отношении собственных потомков, и редко когда в ее руки попадали посторонние. Кланом Блюстителей Закона был составлен подробный и исчерпывающий список преступлений против «темнокожего клана», которые подпадали под суровую клановую юрисдикцию. Как правило, это были преступления, связанные с грубым нарушением местных традиций, или с оскорблением, или с более тяжкими преступлениями. Прежде, поговаривали, наказывали за появление на улицах Одзира в чересчур открытой одежде. Те времена давно канули в Лету.

Банга чаще всего занималась собственными родственниками. Одзэро Неистовые отличались буйностью, несдержанностью, легкомысленным отношением к законам и особенной жестокостью. По безжалостности с ними могли конкурировать только представители клана Всевластных. Не сказать, чтоб поголовно, но у всех Одзэро в крови была склонность к совершению преступлений, и в своем большинстве они знать не хотели никаких законов. Как только возникало желание, они немедленно стремились удовлетворить его – брали понравившихся женщин, спьяну резали обидчиков и упрямо соблюдали древние религиозные обряды, давно запрещенные в силу своей кровавости.

29
{"b":"15221","o":1}