ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Как же тогда Мэрлот собирается проверять, была утечка информации или нет?

– У него есть свои способы и, уверен, вполне надежные. После случившегося два месяца назад его очень мучает сомнение в верности всех клановых людей – иначе как объяснить, что черные все-таки проникли в метрополию.

– До меня доходили смутные слухи, – негромко и вроде бы совершенно бесстрастно сказал Руин, – о неких демонах...

Предостерегающий взгляд отца заставил его замолчать и не просить никаких объяснений. Несколько мгновений Мэльдор молчал, глядя в пол, а потом вполголоса осведомился:

– И у кого же это язык оказался больше норматива?

– У Мэлокайна. Впрочем, он упоминал, что рассказывает об этом только мне, и намекнул, о чем нужно молчать. Мог бы и не намекать. Я и сам прекрасно понимаю.

– Я очень рад. И рассчитываю, что здравый смысл подскажет тебе, о чем еще нельзя намекать окружающим. Только не знаю, зачем Мэлокайн рассказывал тебе об этом.

– Потому что он объяснял мне, что такое Генетическая программа. Моргана передала мне их беседу о Тайарне Эмит. Кстати, я хотел тебя спросить – ты видел списки? Моргана там есть?

Мэльдор вздохнул.

– Есть.

У Руина обострились скулы.

– И под кого же ее хотят подложить?

– Не скаль зубы раньше времени. Я назову, но не надо бежать к ним, «разговаривать по-мужски». Я постараюсь выручить ее из этой ситуации. Здесь есть одна юридическая лазейка – она замужем. В Программе это оговорено.

– Но и Мэл женат. А толку?

– В отношении него было просто применено насилие, это вообще особый разговор. А Моргану мы будем охранять. По крайней мере, постараемся.

– Правовое государство... – процедил Руин. – Замечательно. Что, интересно, по этому поводу думает наш патриарх?

– Это – тайна за семью печатями. Так что пока нам предстоит каждому стоять за себя.

– Любопытно. Зачем тогда нужен клан?.. Впрочем, как я понимаю, ты просто сам не знаешь, что на этот счет думает Мэрлот, и злишься на него.

– Злюсь, – согласился Мэльдор. – Я его не понимаю. Впрочем, это и неважно.

– Кто определен в пару Моргане?

– А вот тут начинается самое интересное. Парой Моргане указан некто Оттар Акула Ран. Ты не слышал о таком?

– Нет, признаться...

– Видишь ли, Лайавер Ран, патриарх его клана, уже давно ищет повод изгнать его и исключить из клана. Молодой человек ведет себя отвратительно и, что самое главное, он скользкий, как угорь, его не поймать за руку. Поступки – на грани преступления, или по всем параметрам полноценное преступление, но обстоятельства таковы, что не подкопаешься. Насколько я знаю, за ним числится более двенадцати изнасилований, но во всех случаях он либо умудрялся представить так, что доказательств недостаточно, то запугивал жертву, то откупался, выплатив солидную сумму. Короче...

– Я его убью.

– Ты этого не сделаешь. Иначе мне будет просто не выручить тебя. Надеюсь, ты не мечтаешь о Звездных каторгах? Лучше сиди дома с Морганой и не подпускай к ней Оттара. Другого пути нет. Он, как все мерзавцы, скорее всего труслив, и на клановое убежище, которое хорошо охраняют, не полезет. Он позволит себе что-то в отношении Морганы лишь тогда, когда за ним будут стоять Блюстители Закона. А законного постановления-то мы и не допустим. Конечно, я как близкий родственник не могу стоять за Моргану в суде, но дело пустяковое, любой юрист нашего клана справится. Формально и реально она замужем, ведет с тобой общее хозяйство, и пока брак не объявлен недействительным, он действует.

– Блюстители возьмут и объявят.

– Сторонним, не родственникам, объявить брак недействительным сложно. Это долгая история. Так что время у нас есть. Не надо преждевременно волноваться.

– Постой, ты сказал об одном претенденте на Моргану. А их должно быть два.

– Ну второй... Видишь ли, это Эндо Дракон Ночи. Его никто, даже Блюстители Закона, не смогут принудить исполнять требования Программы.

– В любом случае, мне кажется, с ним можно будет поговорить. Я слышал о нем, он, кажется, вполне достойный человек. Во всяком случае, лучше, чем Оттар Ран. Я прав?

– Пожалуй. Но поговорить с ним будет нелегко. Он же небожитель, как и патриарх Гэллатайн. Глава одного из самых могущественных, самых древних кланов Центра. Впрочем, думаю, Мэрлот при необходимости может побеседовать с ним. Оставим это на потом. Я бы советовал тебе отправляться в оперативный отдел. Хоть познакомься с теми, с кем тебе предстоит работать вместе.

– Куда нас отправляют?

– Ты – парень опытный, – рассмеялся Мэльдор. – Тебе поручат трудное дело. Надо найти, где один черный маг держит пленницу. Мы не можем ее найти. Ты у нас решительный молодой человек. Надеюсь, у тебя все получится.

– Я постараюсь. А ты, я надеюсь, не забудешь позаботиться о Спиногрызе, ученике Рикардо Алзара.

– Обязательно. И о самом Рикардо Алзара, конечно, тоже. Подобный проступок должен быть наказан. А Моргана пока побудет в клановом убежище, в полной безопасности. Здесь ее никто не тронет.

Руин задумался. Нарисованная перспектива ему не нравилась. На какое-то мгновение ему показалось, что он снова в Провале, где единственной властью была власть силы, и можно было уповать лишь на то, что от неприятностей удастся увернуться. Неужели жизнь в Центре, такая упорядоченная и основательная, начинает превращаться в анархию по первобытному принципу: кто сильный – тот и прав?

В голову Арману тут же закралась мысль, что в любом государстве тот, кто обладает деньгами и влиянием, все-таки находится в более привилегированном положении, чем бедняк. Но Руину, как и любому человеку, склонному к романтике, хотелось надеяться, что хоть где-нибудь, хоть в каком-нибудь закутке Вселенной есть мир, где течение жизни определяется не силой, а справедливостью, где закон карает зло, а добро процветает. «Кажется, я ошибся», – криво усмехнувшись, подумал Руин. В Асгердане все было, как везде.

Впрочем, как бы там ни было, молодой человек не собирался отдавать на растерзание сильным мира сего свою сестру. Да в общем и других своих новообретенных родственников, к которым успел привыкнуть, которые с такой искренней привязанностью отнеслись к нему. Пожалуй, только от Мортимеров он видел такую искреннюю помощь и любовь. Если можно защищать их с помощью закона – что ж, он будет это делать. Если же нужно для того применить силу – тогда пусть будет сила.

Он спустился в оперативный отдел. Оказалось, что в его группе только один Мортимер помимо него – Алвэйро, сын Клиссы – и еще трое людей клана. Алвэйро был намного старше Руина, и вопросов о том, кто именно будет главным в группе, не возникло. Арман не спорил. Он спокойно выслушал обстоятельный рассказ старшего родственника о том доме, который им предстояло штурмовать...

– Да не штурмовать, – брезгливо поморщившись, поправил один из офицеров. – Там защита – не защита, а ерунда. Изъедена, как сыр с дырками. Не штурмовать, а просто захватывать. Только надо действовать быстро. Хозяин дома, насколько я знаю, тот еще парень.

– Да, именно. – Алвэйро расстелил на столе большую схему. – Вот, Руин, смотри. Это поэтажный план дома и подвалов. У этого парня три этажа глубоких подвалов, и, сдается мне, далеко не все помещения указаны здесь. Нам непременно надо раскопать все.

– Чем он занимается?

– Он... как это называется... ученый. Маг-исследователь. Он ставит эксперименты на людях и демонах. Патриарх велел непременно найти и захватить все документы, все результаты его исследований.

– Зачем?

– Глупый вопрос. Молодой человек исследует свою проблему на редкость варварскими методами, но сама проблема чрезвычайно интересна. Маг исследует особенности белой энергетики в сравнении с черной. Нам непременно нужно знать, каких результатов он достиг и какие выводы сделал, но сами мы, разумеется, ничем подобным заниматься не будем. Мы же гуманисты.

– А пользоваться недостойно полученными результатами исследований – можно? – улыбнулся Арман.

46
{"b":"15221","o":1}