ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Каждому своё 3
Под струной
Кишечник и мозг: как кишечные бактерии исцеляют и защищают ваш мозг
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира
Аромат от месье Пуаро
Двойник
Незнакомка, или Не читайте древний фолиант
Алмазная колесница
Драйв, хайп и кайф
Содержание  
A
A

– Момент. – Мэрлот достал мобильный телефон. – Майнар? Все готово? Ну, вези. Все копии сделали? А меня не волнует. Ну ладно, посмотрим. – Он закрыл телефон и повернулся к Дракону Ночи. – Сейчас подвезут Илвара, предупреди своих привратников, чтоб пропустили машину моего сына. Назвать номер?

– Нет, не надо.

– Представь себе, мои потомки решили допросить одного из пленников, показали ему часть документов, а он возьми и кинь их в шредер. Сейчас маги все по волокнам восстанавливают.

Эндо смерил собеседника внимательным взглядом.

– А этот пленник – точно не из твоих потомков?

– Бог его знает, – легкомысленно ответил Мэрлот. – Не могу ручаться за своих отпрысков. Но надо отдать должное пленнику. Его, кажется, даже не били толком – от восхищения. Беда в том, что часть документов – те самые, о которых я тебе говорил. Придется подождать.

– Не к спеху. – Дракон Ночи махнул рукой. – Идем, Мэрлот. В кабинете будет сподручнее обсудить законников.

– Я вот что хотел сейчас обсудить с тобой, – сказал Мортимер, сдвинув брови и вдруг став очень серьезным. – То, что мы сейчас делаем, выглядит однозначно.

– Ты о чем?

– О том, что при большом желании наш договор можно назвать изменой.

Эндо свел брови в единую линию. Посмотрел на собеседника.

– Что ты имеешь в виду?

– По закону у глав домов есть лишь одно право, связанное с принятием-непринятием закона, а также с вынесением вотума недоверия высшему должностному лицу или лишением какого-либо клана его привилегий, – подача предложения в Совет.

– Пока это по ряду причин невозможно.

– Я знаю. Но факт остается фактом. При желании Блюстители Закона смогут обвинить нас в предательстве, нарушении закона и так далее. Вплоть до попытки захватить власти.

– Кому ты не доверяешь? Мне? Моему сыну? Своему сыну? Или Шатадане?

– Я всем доверяю, Эндо. Просто хотелось бы, чтоб все вышепрозвучавшее каждый имел в виду. Я никогда еще так по-крупному не нарушал основной закон государственной безопасности, придуманный для того, чтоб не давать патриархам слишком много власти.

– Я буду иметь в виду, – согласился Эндо.

Глава 11

Вскоре Мэлокайн перестал прятаться от законников. На его адрес не приходило никаких извещений или повесток, Блюстители не звонили ему и не пытались его найти, и даже у патриарха его местонахождением не интересовались. Но, что самое главное, природное чутье воина шептало ему, что опасности больше нет и от него ничего не хотят. Пока.

Казалось, заставив непокорного ликвидатора провести ночь с Тайарной Эмит, они добились желаемого и успокоились. Тайарна тоже не давала о себе знать, а он не искал ее. Мэлокайн успокаивал себя тем, что, может быть, ребенка-то и не получилось. Даже у смертных один-единственный половой акт без предохранения еще ничего не гарантирует, а уж у бессмертных все намного сложнее. Бывает, что они столетиями не могут завести ребенка, а тут один раз.

Но здравый смысл подсказывал мужчине, что, не получись у них с Тайарной, его хотя бы попытались бы отловить еще разок. Не пытаются – значит через некоторое время у него появится отпрыск. Мэл никогда не подсчитывал срок по пальцам. Ему было не по себе.

Хорошо, хоть за Моргану сердце не болело. Ее спрятали, и надежно. Правда, надо признать, что и Блюстители не слишком настойчиво искали ее. Скорее так, для порядка – прислали несколько извещений и поинтересовались, где же находится девушка, но когда все ее домочадцы сделали удивленные глаза и развели руками, не стали ни на чем настаивать. Успокаивали Мэла и наладившиеся отношения между его патриархом и главой клана Драконов Ночи. Если все-таки придется выбирать пару для Морганы, Эндо намного лучше Оттара Акулы. Ликвидатор уже почти поверил, что Мэрлот сможет добиться от главного Дракона Ночи всего, что угодно.

Жена держалась с Мэлокайном так же, как всегда, в ее жестах, мимике или словах он не замечал ни следа обиды или ревности, но вина угнетала мужчину так сильно, что он приписывал ее тону или поведению то, чего там на самом деле не было. И мучился.

Лучше всего от грустных мыслей Мэла отвлекала работа. Набравшись решимости, ликвидатор наконец отвез исполненный список и получил расчет без какого-либо сопротивления, а потом сразу же новый заказ. Потом он разок съездил по частному вызову на консультацию. Вызвал его Лоанаро Алзара. Патриарх рыжекудрого клана прекрасно знал, что ликвидатор не обязан разъезжать с консультациями, поэтому в телефонном разговоре был чрезвычайно любезен, не настаивал, а просил о встрече и пообещал щедрое вознаграждение.

Мэл, который был бы только рад, если б жители Центра вызывали его к потенциальным вырожденцам, своим родственникам, ответил согласием. Это экономило бы ему время, нервы, душевные силы, раннее распознание и отсутствие препятствий в работе – это самое лучшее, о чем только может мечтать ликвидатор. Вырожденцы на ранних стадиях изменения личности ликвидируются очень легко.

Лоанаро встретил Мэлокайна у парадного входа в метрополию. Она представляла собой целый комплекс огромных зданий, которые достраивались постепенно и потому выглядели немного разношерстными. Глаз опытного архитектора легко определил бы эпохи, к которым принадлежало каждое из зданий, дворцов и даже замков, самым старым из которых, должно быть, стукнуло не меньше трех-четырех тысяч лет. Метрополия была поистине огромна, занимала площадь небольшого города, но это и понятно – клан Алзара был куда многочисленнее дома Мортимеров.

– Я прошу вас о помощи, – сказал глава рыжекудрого дома после того, как поприветствовал Мэла. – Ваши родственники передали мне моего горе-потомка, который был схвачен на Черной стороне... Который... Ну, словом, который перешел на сторону черных. Я хотел бы, чтоб вы освидетельствовали его.

Не сообразив сразу, о ком идет речь, Мортимер с любопытством поднял бровь.

– На предмет вырождения?

– Именно. – Лоанаро смотрел себе под ноги. – Я не могу понять, почему мой потомок так поступил, и, поскольку он сам не смог дать мне удовлетворительного ответа на этот вопрос, я считаю, что должен рассмотреть все варианты.

– А если я определю в нем вырожденца?

Лоанаро остановился; Мэлокайн вслед за ним. Патриарх смотрел на носки своих безупречно начищенных ботинок. Рыжая, как осиянная солнцем бронза, прядь длинноватых волос падала ему на лицо.

– А что вы делаете в подобных ситуациях? – спросил он негромко.

– Ликвидирую вырожденца.

– Так почему же вы считаете, что на этот раз я буду ждать от вас чего-то иного? В любом случае мы должны выполнять свой долг, не так ли?

– Пожалуй.

– Значит, не о чем и говорить.

Роскошь метрополии не произвела на Мэла особого впечатления – он был равнодушен к богатству, а в деньгах видел лишь средство получать все необходимое для своей жизни и жизни своей супруги. Но изысканность обстановки и произведений искусства, которые украшали залы и переходы, по которым Алзара вел своего гостя, произвели на него впечатление. Клан Лоанаро был старше клана Мортимеров, и, как убедился Мэлокайн, далеко не все его представители были лишены вкуса.

Пленника, разумеется, держали не в подземелье. Впрочем, можно ли называть пленником Алзара, которого содержат под присмотром в метрополии Алзара? Разумеется, обвиняемого не отдали бы его клану, если бы патриарх не пообещал клятвенно, что его потомок никуда не денется и, если будет такая необходимость, предстанет перед судом.

– Это позор, – признался Лоанаро. – Я не знаю, что сказать, но потомка своего выгораживать не буду.

– Думаю, в этом нет необходимости, – внешне легкомысленно ответил Мэл. – Блюстители Закона упорно делают вид, будто плена на Черной стороне не было, так с чего бы им рваться наказывать твоего потомка?

– Вы ошибаетесь, Мэлокайн, – ответил патриарх Алзара. – Я вот о чем – сейчас идет обсуждение этого вопроса – нужно ли объявлять войну Черной стороне или стоит подождать. Ваш патриарх, конечно, вряд ли рассказывал вам о том, что за вопросы ставят на Совете.

59
{"b":"15221","o":1}