ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но стоило лишь шагнуть в ворота, которые указал Руину Мэл (а ворота эти больше напоминали короткий туннель), как перед глазами развернулся совсем другой мир. Проход вел во внутренний дворик дома, наполненный зеленью, как аквариум – водой, и уж здесь-то недостатка в окнах не было. Во дворе гостей встретила рослая темнокожая женщина в облегающем великолепную фигуру черном платье, она поклонилась, сложив руки на груди, и Арман, хоть уже не первый день пребывал в сладостном любовном забытье, едва удержался от того, чтоб не сглотнуть.

Может быть, дело было в ее взгляде? Нет, она не обольщала, и глаза ее не сияли огнем, который обещает восхитительное приключение каждому мужчине, который удостоился их внимания. Но в каждой черте ее невозмутимого лица жила улыбка, и особенным был взгляд, который она кинула на Руина, прежде чем потупила его. Казалось, просто знак внимания, которым она дала понять, что видит и воспринимает нового гостя, но такая улыбка была вызовом, Руин мог поручиться за это. Уж мужчина-то это чувствует нутром.

Даже Дэйн удостоился таким взглядом, хотя выглядел сущим мальчишкой. Правда, на него улыбка хозяйки дома подействовала как-то странно – он вдруг съежился и притих надолго – на целых десять минут.

А Банга тем временем мягко потянулась к Мэлу и поцеловала его в щеку с таким видом, что у Руина не осталось никаких сомнений – они спали вместе, причем не очень давно.

– Рада тебя видеть. И вас тоже. Вы же его братья? Проходите в гостиную. Я отпустила прислугу, но вполне могу угостить вас и сама, – и повернулась к ним спиной, да так мягко и изящно, что Арману вдруг захотелось схватить ее за бедра. Он почувствовал, что краснеет, и мотнул головой.

– Мэл, последить бы за Дэйном, – неуверенно сказал он старшему брату.

– Зачем? – лениво проговорил ликвидатор, пропуская младшенького вперед.

– Да он весь дом разнесет.

Банга вдруг обернулась и одарила мужчин обольстительной улыбкой.

– Сомневаюсь, что вашему брату удастся тут многое разнести. Но если даже что-нибудь получится, я бы с удовольствием посмотрела на это. Проходите.

Руин с интересом оглядел гостиную, в которой оказался. Он обладал очень требовательным вкусом как в одежде, так и в интерьере: плохо отглаженная, недостаточно отбеленная рубашка или плохо подобранные шторы могли надолго испортить ему настроение. И если к чужой небрежности в одежде Арман относился снисходительно, в большинстве случаев просто не обращал внимания на какой-нибудь попугайский галстук или нечищеные ботинки, больше похожие на грубые топталы солдата, то пороки обстановки ранили его вкус.

Здесь же он почувствовал себя вполне уютно. Конечно, на его взгляд обстановка дома Банги казалась чересчур экзотической, может быть, слишком яркой, но определенный вкус чувствовался несомненно. А большего, пожалуй, Руину было и не нужно. Он с комфортом устроился в глубоком кресле и с готовностью согласился попробовать кокосовую наливку – изысканный и весьма крепкий местный напиток. Банга сама принесла из столовой костяные кубки и наполнила их белесой жидкостью, немного напоминающей плохо очищенную самогонку. Пригубив, мужчины убедились, что наливка весьма приятна на вкус и нежна.

– Ну как у вас дела? – поинтересовался у Банги Мэлокайн.

– Тебя, разумеется, интересует, как осуществляется Программа, – ласково улыбнулась она. Каждое движение ее восхитительного тела так настойчиво говорило о чувственности, что Руин, как и многие мужчины до него, невольно решил, что эта женщина стремится соблазнить хоть кого-нибудь из них, а может, и всех сразу.

– В первую очередь. Но не только. Я знаю, ты наслышана о том, как у других кланов идут дела...

– Наслышана. Ты знаешь, извещения пришли лишь двенадцати девушкам нашего клана. И лишь три из них заявили, что отказываются в этом участвовать.

– Что же Одзэро? – заинтересовался Мэлокайн.

– Сказал, что заставит их. – Банга пожала плечами. – Наш клан ни сейчас, ни потом не в состоянии будет противостоять законникам.

– У меня такое ощущение, что и другие кланы не так давно заявили то же самое, – сказал Руин. – Причем теми же словами.

– Да, конечно. – Женщина перевела на Армана проникновенный взгляд своих темных, почти черных глаз. – Но, думаю, вы понимаете, почему.

– Не совсем...

– О, посудите сами, я полагаю, кто угодно согласится с утверждением, что клан Блюстителей Закона приобрел невиданную по сравнению с прежними временами власть над нашей системой, – сказала она совершенно спокойно, как о нестоящем деле, и Руин едва не подскочил в кресле – столь откровенного разговора он не ожидал, ну уж по крайней мере, не сразу. Покосился на Мэла – тот, похоже, ничем не был удивлен. Что же касалось Дэйна, то он с таким вниманием изучал камин в гостиной, что, кажется, даже не слышал, о чем речь.

Банга снисходительно улыбнулась и пояснила Арману:

– Мы с Мэлом привыкли говорить откровенно. О том, что центритская автократия постепенно превращается чуть ли не в диктатуру, мы говорили давно.

– Думаю, эта информация куда больше была бы интересна патриархам.

– А вы думаете, Руин (вы позволите звать вас по имени), они этого не понимают?

– Полагаю, что понимают.

Женщина вольготно устроилась в своем кресле и поставила на столик свой нетронутый бокал. Она обольстительно улыбалась.

– Такова уж государственная система Центра. Она вроде бы продумана так, чтоб не дать ни одному клану возможности приобрести такую власть, чтоб довлеть над другими кланами. Но одновременно никто не может помешать клану Блюстителей Закона наращивать военную мощь. Никто. Конечно, существуют ограничения, с которыми клан законников так или иначе сталкивался или еще столкнется, но все их при должном умении можно обойти. Так, к примеру, как они обошли затруднение в виде клана Мортимеров.

– Обошли, но не до конца, – проворчал Мэлокайн.

– Согласись, что теперь у законников есть все основания считать, что вы будете покладисты и послушны, – возразила Банга, и Руин, задумавшись, мысленно согласился с нею. – К тому же не в характере Мортимеров выступать открыто против. Скорее уж действовать потихоньку.

– Ты уж слишком, – заметил Мэл. – Дэйн, оставь в покое дымоход. Что ты к нему прилип?

– Он странный. Любой нормальный дымоход снабжен коленцами, чтоб вода не заливала очаг. А здесь ни одного коленца.

– Одно все-таки есть, – возразила Банга. – На самом верху. В здешних широтах редки дожди, разве что иной раз подует сильный ветер. Поэтому коленца не нужны.

Дэйн, что-то бормоча, поставил бокал на столик, поддернул повыше манжеты рубашки и залез головой в дымоход. Оттуда на него щедро посыпалась сажа, но младший Арман не обратил на это никакого внимания. Слишком уж его заинтересовало необычное устройство странной печи.

Его братья в свою очередь почувствовали себя свободными от его внимания и переглянулись. Они не хотели его брать с собой, предвидя, что разговор пойдет о важных делах, в которые не стоит вмешивать ни единого постороннего. Но Дэйн заявил, что желает непременно взглянуть на знаменитую женщину-палача, а если уж он что-то вбил себе в голову, то вышибить это оттуда было невозможно. Опасаясь, как бы уязвленный брат не предпринял какую-нибудь масштабную проказу, Мэлокайн и Руин смирились с необходимостью показать младшенькому братцу Бангу.

К счастью, опасное направление разговора Дэйн легкомысленно игнорировал.

– Я не хотела обидеть ваш клан, – поспешила объяснить хозяйка дома. – Стремлюсь лишь намекнуть на то, что Блюстители, видимо, не планируют против Мортимеров других выпадов – если, конечно, Мэрлот будет вести себя благоразумно с их точки зрения.

– Не сомневаюсь, так оно и будет. Дедуля – головастый тип, – заявил ликвидатор.

– Иначе не стал бы патриархом, конечно. Если посмотреть на сложившуюся ситуацию, так сказать, с высоты птичьего полета, любой аналитик скажет, что кланы оказались в безвыходном положении.

– Не надо спешить с суждениями...

63
{"b":"15221","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ненужные (сборник)
Молчание сердца. Учение о просветлении и избавлении от страданий
Не смогу жить без тебя
Список заветных желаний
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Мой любимый враг
Потерянные девушки Рима
Последнее дыхание