ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Катрина вздохнула. Она чувствовала, что спорить с Руином не может. Он не был слишком настойчив, но в его поступках, словах, даже жестах чувствовалась сильная воля, которой приятно было подчиняться.

– Хорошо, как хочешь, – сказала она. Официант принес охлажденное вино, показал Руину бутылку и лишь тогда откупорил. Налил несколько капель в широкий бокал и предложил попробовать. Пригубив, Арман кивнул и дал знак разливать. Девушка подождала, когда официант поставит на стол мелко нарезанные фрукты со взбитыми сливками и уйдет. – Мне нелегко будет уговорить моих родных.

– Почему?

– Говорят, будто Мортимеры очень непостоянны.

– Непостоянны? – Руин рассмеялся. – Мой отец решил жениться на моей матери, когда они еще учились в школе. Он в конце концов сделал это, став ее третьим мужем, спустя много-много лет. Разве это можно назвать непостоянством?

– Да уж, – развеселилась в ответ Катрина. Вино заиграло в ее крови, румянец залил щеки, и она больше не напоминала призрачное видение. Посмотрев на нее, Арман невольно подумал о бутоне бледной розы, который только-только начал распускаться. Пришедшая в голову метафора нисколько не порадовала его. «Как банально», – укорил он себя.

– Так что не бойся, родная. В моей крови нет гена непостоянства, – пошутил он и, чтоб еще смягчить сказанное, ласково взял ее за руку. – Я люблю тебя.

– Ты впервые это сказал.

После ресторана Руин проводил невесту до квартиры ее родителей. Катрина заверила, что пока не решится сказать отцу и матери о предстоящей свадьбе, и потому просила, чтоб и он молчал, но уже была согласна выйти замуж через месяц. Ей по большому счету было все равно. А в голове молодого жениха уже складывались длинные столбики цифр. Он решил подойти к делу со вкусом и пригласить на праздник не только своих центритских родственников, но и Киана Воина, который правил в Провале после смерти отца, Армана-Улла. А если приглашать Киана, то предстоит рассчитывать на большую свиту – без нее он не явится – и, конечно, раздобыть артефакты, при помощи которых черные маги смогут находиться в Асгердане, не испытывая при этом неприятных ощущений.

Конечно, следовало пригласить и патриарха Мортимеров.

Мэрлот отнесся к известию спокойно.

– Жениться собрался? – переспросил он. – Молодец. Еще не выбрал день свадьбы? Когда планируешь? Примерно через месяц? Тогда выбирай – шестое или тринадцатое число.

– А почему именно эти числа? – осторожно поинтересовался Руин.

– Потому что остальные уже заняты твоими родственниками.

– Не понял?

– В следующем месяце двадцать шесть твоих родственников регистрируют браки. И еще два дня по причине национальных праздников регистрация браков не производится – такова традиция. Потому у тебя остается только два дня на выбор. В клане не принято играть две свадьбы одновременно, это грубейшее нарушение традиций.

– Я не хотел бы нарушать традиции, тем более грубо, но что случилось-то? Что за бум свадеб?

– А ты не понимаешь? Только женатые мужчины и замужние женщины могут избежать принудительного участия в Генетической программе. К тому же брак между двумя участниками Программы способен наилучшим образом усыпить внимание законников, и они вряд ли будут разбираться, реален ли брак или фиктивен.

– Действительно, я вижу, Мортимеры склонны приспосабливаться.

– Это единственный шанс выжить, Руин, я полагал, что ты это понимаешь лучше других.

– Да, я понимаю, – негромко согласился Арман.

– Наш клан не отличается силой и особым влиянием, а финансовая власть не так безгранична, как кажется большинству. Тем более мне стало известно, что Блюстители Закона собираются нанести очередной удар по нашим финансовым возможностям. Предполагают ограничить оборот средств, который дозволено будет производить клану, если он не относится к категории старших. Впрочем, только наш клан и превышал предполагаемую сумму. До недавних пор.

– А ты говоришь, что финансы не дают большой власти. Ты же смог получить эту информацию.

– Конечно. Информация – надежное и могучее оружие, но оно тоже не всесильно. Порой необходимо пускать в ход иное, более простое, но зато более прямолинейное.

– Деньги могут купить множество войск.

– Этого недостаточно. Нельзя воевать против всех кланов Центра, а это придется делать, если не поступить умно, если законники получат хоть какой-то шанс обвинить Мортимеров в попытке узурпации власти. Перевалить на других свою вину – это же самое милое дело.

– Я понимаю. Что ты собираешься предпринять?

– Делать вид, что клан Мортимеров способен только приспосабливаться. Тем временем большая часть наших средств будет вложена в финансовые структуры других кланов, и учитываться будут только дивиденды, сам понимаешь. При условии, что и их можно будет тут же пускать в оборот...

– Верю-верю. Законникам нас не перехитрить.

– Просто они плохо разбираются в экономике. Далеко не всегда оборот средств клана показывает подлинное финансовое состояние его дел. Впрочем, это и неважно. Руин, я хотел бы, чтоб после свадьбы ты снова занялся магией. Надеюсь, у тебя будет время получить хорошее образование.

– Непременно.

– Если ты сможешь достичь уровня старшего магистра, это будет прекрасно. В нашем клане не так много магистров.

Руин покивал.

Свадьбу решено было играть шестого числа. Накануне жениху и невесте пришлось побывать на свадьбах всех родственников, которые решили спешно заключить браки и таким образом выскочить из-под гнета Генетической программы. В большинстве своем церемонии и празднества получались скромные, потому что праздновать по сути нечего и появиться на каждом из них хотя бы минут на пятнадцать требовала простая вежливость.

Катрина вздыхала, что она ничего не успевает приготовить, но Руин заверил ее, что невесте следует заботиться только об одном – о своем убранстве, остальное же предусмотрит жених, и она поверила ему. Ее будущий муж был как раз из тех людей, кто способен все предусмотреть. К тому же рядом постоянно была мать Катрины, Альдева Айнар, и Дебора Диланэй, пришедшая в восторг, когда узнала, что ее сын женится. Обе женщины прекрасно представляли себе все сложности и обе вызвались помочь, раз уж Руин готов был предоставить необходимые средства.

Он заплатил огромные деньги владелице дорогого ателье, но платье, сшитое всего за три недели, превзошло все ожидания Катрины, привыкшей одеваться более чем скромно. Она лишь выражала сомнения, стоило ли тратить так много денег на платье, которое она наденет лишь однажды в жизни, но стоило ей надеть его, как все возражения куда-то улетучивались. Одетая и уже причесанная, она смотрела в зеркало и краснела – ей казалось, что она отняла чей-то облик. Катрина казалась самой себе слишком красивой, и, хотя ей действительно очень шел подвенечный наряд, гораздо больше ее красила любовь.

В отличие от большинства свадеб в этом месяце, церемония бракосочетания Руина и Катрины должна была стать именно такой пышной, как этого и ожидали от свадьбы кланового.

– Мне кажется, это слишком, – робко заметила девушка, когда узнала, что праздничный ужин на сотню гостей будет проходить в «Аэве».

– Разве тебе не понравилось там?

– Понравилось. Но это же так дорого.

– Не слишком дорого для представителя преуспевающего клана. К тому же Мэрлот собирается сделать нам с тобой денежный подарок. У Мортимеров принято подобные подарки тратить на свадьбе же.

– Господи, что ж это за подарок?

– Приблизительно сто тысяч.

– Но это же огромная сумма! Если патриарх будет дарить такие подарки на свадьбу каждого своего потомка, клан разорится.

– Ты слышала о последнем постановлении об ограничении оборота клановых средств? Мэрлоту, как я понимаю, надо куда-то девать лишние деньги, – объяснил Руин. Объяснение показалось Катрине разумным, и она не стала доискиваться, правда это или нет. Она даже не поняла, что сказанное Руином по сути было полным абсурдом.

В назначенный день – ясный и солнечный – к воротам главного столичного храма, где обычно заключали браки самые знатные и влиятельные граждане Асгердана, подкатили два роскошных лимузина. Один из них принадлежал Мэрлоту (патриарх пользовался им лишь тогда, когда надо было непременно пустить пыль в глаза, сам же ненавидел эти длинные, неуклюжие и дорогущие машины), второй был взят напрокат. Именно из него вышла Катрина в белоснежном подвенечном платье, длинной, до земли, фате, под вуалью и с бриллиантовым колье, которое ей подарил Руин. Она смутилась, когда увидела, что большая площадь перед храмом запружена народом.

67
{"b":"15221","o":1}