ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет. Я буду править в Нортимбраланде.

— Ты решил поселиться в чужой стране потому, что здесь можешь рассчитывать на кусок земли побольше?

— И это тоже. Ятмунд прислушивается ко мне, а Хакон не станет.

— Почему ты так думаешь?

— Мы не нашли общего языка, — Орм пожал плечами. — Я понимаю, матушка, твое желание умереть на земле, где ты родилась. Я бы тоже этого хотел. Как перелетная птица, я прилечу умирать на родные скалы. Но это случится не скоро. Я еще очень молод. Я оставлю Нортимбраланд не раньше, чем мой сын сможет править в моем фюльке не хуже меня.

Хильдрид долго смотрела на сына. Едва сын упомянул о скалах, как она вспомнила горную тропку, парящий под лучами солнца густо-зеленый мох, серые в потеках камни, весенний запах влажной, напоенной жизнью земли, аромат сосновой смолы и юных почек. Это было двадцать шесть лет назад. Она захворала, и жених повел ее в горы, к лекарю. Женщина вспомнила, как тяжело было забираться в гору, и как трудно ей было передвигать ноги, и каким обычным показался ей дом колдуна, к которому она тогда направлялась, чтоб попросить у него помощи.

Домик колдуна, пахнущий сухими травами. Его глаза, внимательные и улыбчивые. Их пронизывающий взгляд. Рокочущий спокойный голос, пронизанный такой уверенностью в своей правоте, что не верить ему невозможно.

— Ты знаешь… Двадцать шесть лет назад я едва не умерла. От болезни.

Орм насторожился. А женщина продолжала:

— Меня вылечил один колдун. Там, в Нордвегр. А еще он мне сказал, что когда-нибудь, через много-много лет, здесь, в Англии, будет править женщина… Она будет моим потомком. Он так сказал. Не знаю, правда это или нет, но говорил он убедительно. И убежденно.

— Почему же нет? — спокойно спросил Орм. — Это отличное предсказание. Если мои дети будут жить здесь и править в Нортимбраланде… Если они будут править там, то и предсказание осуществится с легкостью. Хоть и странно, как это Англией будет править женщина, — сын покосился на мать и усмехнулся. — Ну да, ну да. Я понимаю — всякое бывает в жизни.

Глава 11

Подразумевалось, что именно Йорвик, сильный и богатый город, расположенный почти в самом центре Англии, станет самым сердцем событий. Подразумевалось, что первый шаг сделает правитель Мерсии, не желающий подтверждать щедрый дар покойного брата. А уж Эйрику предстояло отвечать. Он, конечно, не позволил бы Орму разгуливать по своей части страны.

На то и был расчет. Орма устраивало, если б удалось закончить дело поскорее. Тем более, в его армии было немало саксов, которые смотрели на войну иначе, чем природные скандинавы, к тому же оказавшиеся вдали от родных поместий — драться, конечно, дело полезное и почетное, но урожай важнее. Бесконечно держать их под своим знаменем не получится.

Да, молодой викинг обзавелся даже знаменем, правда, не мог считать его своим. На этом настаивал Ятмунд, потому что у саксов и христиан именно так было принято. Разговор короля и Орма перед выступлением войска Хильдрид услышала сама, так как Ятмунд сам явился в залу, где ночевали люди ее сына и их предводитель, и где Орм обсуждал с ними и с матерью, что будет лучше — идти в Йорвик на корабле или тащиться по земле.

— Лошадей я уже видеть не могу, — сказал он. — Но голова должна быть с телом. А всех саксов на корабли не посадишь.

— В трюм набить! — предложил Харальд.

Викинги загоготали.

— Ну, так-то уж не надо, — сказал, придерживая дверь, Ятмунд. — Ты увидишь, Олаф, англичане отлично умеют биться.

— Моего сына зовут Орм.

— Да, конечно. Так вот, Олаф, в знак того, что ты выступаешь от моего имени, я даю тебе мой стяг. Ты должен будешь поднять его перед боем.

— Ладно. Только я Орм.

Ятмунд кивнул.

— Под этим стягом англичане встанут охотнее. Он освящен в Риме — я был там на паломничестве. И тебе бы не мешало, Олаф.

— Орм.

— Да, конечно. Еще ты можешь рассчитывать на пару сотен человек — они подойдут с запада. Но только две сотни.

— И то хорошо.

— Я распорядился, чтобы они отправлялись к Нортгемптону, куда они будут двигаться дальше, решишь сам.

— Не уверен, что мы дойдем до Нортингорда.

— У тебя будут гонцы, отправишь их. Разве мне нужно тебе это объяснять, Олаф?

— Орм.

— Да, разумеется.

— Знаешь, ради тебя, конунг, я, пожалуй, даже сменю имя, — рассмеялся Регнвальдарсон.

— Только попробуй, — возмутилась Хильдрид.

— Я был бы тебе очень благодарен, — серьезно ответил Ятмунд.

От его серьезности Гуннарсдоттер потянуло захохотать, и, хоть она и сумела сдержаться, лицо пришлось спрятать в ладонях.

План Орма провалился, как только стало известно, что Эйрик всех опередил. Война была любимейшим его занятием. В Хлюмреке он набрал немало воинов, к нему на двух больших кораблях присоединились молодые викинги, которым наскучило сидеть дома, заниматься хозяйством своих больших семей. Ему было все равно, кого грабить, и Кровавая Секира напал на Бретланд, на ближайшие прибрежные селенья — только пролив переплыть. Об этом стало известно быстро — беженцы, до полусмерти напуганные тем, что вытворяли его люди в захваченных деревеньках, на одном дыхании добежали до границ Мерсии, а уж оттуда гонцы принесли новость в Лундун[39] и Хельсингьяпорт.

Услышав эти вести, Кадок побелел. Он как раз сидел поблизости от Хильдрид, и женщина, больше заботящаяся о том, как ее драккар будет подниматься по Узе, и что с ним будет под стенами Йорвика, вздрогнула от его резкого движения, покосилась на бретландца с тревогой. Она ждала, что мужчина вскочит, закричит, потребует, чтоб войско конунга немедленно отправлялось спасать села Бретланда, но Кадок тут же взял себя в руки. Помолчав, он тихо сказал:

— Сдается мне, Эйрику Валлия[40] не так уж и нужна. Он нацелился на Мерсию.

— Ты веришь в то, во что хочешь верить! — крикнул ему кто-то, Гуннарсдоттер не разглядела, кто именно — в зале было тесно. За ужином собрались все ближайшие сподвижники Ятмунда и Орма, и все лучшие воины армии, а таких набралось столько, что каменные стены донжона, казалось, трещали под напором голосов и общего шума, и столы ломились под тяжестью яств, которыми нужно было ублаготворить всю эту ораву.

— Спорить будешь? Ну, посмотрим.

— Я согласен, — сказал Орм. — Вряд ли Кровавая Секира будет пытаться покорить Бретланд. Зачем ему этот небольшой захолустный уголок?..

— Но-но! — крикнул Кадок.

Все засмеялись. Не смеялся только Ятмунд — он молчал и очень внимательно слушал.

— Бретланд лежит слишком далеко от Нортимбраланда и Денло. Какой с него толк? Эйрик дает нам повод для схватки — что ж, очень любезно с его стороны. Гонцы говорят, что его армия направляется на восток. Мы выступим ему навстречу, — он повернулся к Ятмунду. — Если мой конунг не считает нужным предложить другой план.

— Действуй, Олаф, — ответил тот. — Чем скорее ты закончишь, тем лучше.

— Вечно получается так, что воевать мы отправляемся осенью, — шепнула Хильдрид Альву. Тот что-то неразборчиво буркнул в ответ.

Орм решил не тратить время даром. Уже на следующий день его войско отправилось в путь — личная дружина и отряд саксов короля по суше в сторону Северна, а драккары викингов — по морю, вокруг Корнуолла и в устье того же Северна. Предполагалось, что корабли поднимутся по реке до самого места сбора, и там их придется оставить.

Большая часть армии Орма отправилась на север посуху, а вдоль берега к устью Северна шли боевые корабли, набитые викингами. Среди них был и «Змей», где старшим Орм оставил уже немолодого и опытного Кетиля. Молодой Регнвальдарсон остался с пешими ратниками. Из Хельсингьяпорта и та, и другая часть воинства выступили почти одновременно, и прибыть в место сбора собирались тоже в одно время. Кораблям предстоял более долгий путь — чуть ли не в два раза — но и двигались они намного быстрее.

вернуться

39

Лондон.

вернуться

40

Уэльс (староангл., валлийский).

44
{"b":"15225","o":1}