ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но молотьба длится до Имболка!

– Некоторые тянут с молотьбой и до Бельтайна, и что ж с того? – нетерпеливо прервал Эльфред, кое-что узнавший о сельском хозяйстве от Аларда. – Зачем на молотьбе нужен эрл или тан? За работниками присмотрит и управитель. Армию можно начинать собирать прямо сейчас. Уже конец ноября.

Эрлы, да и сам король, были склонны согласиться. Этельреду становилось не по себе при мысли о том, что норманны уже у его границ, и вторгнуться в Уэссекс могут в любой момент. А тут еще и договор с Родри Мауром. На мгновение король даже порадовался, что необходимость срочно выдавать дочку за какого-нибудь отпрыска знаменитого валлийца подступила именно теперь. Дав согласие, можно будет тут же потребовать военную помощь.

Что, собственно, Этельред и решил сделать немедленно. Какое счастье, что Родри отправил к нему молодого и бойкого гонца, который так хочет выслужиться. Надо будет дать ему золотой, чтоб он знал – усердие всегда вознаграждается – и приказать нестись к своему правителю с самой большой скоростью, какая только возможна.

К тому же, пришли слухи, которые несколько изменили отношение короля Уэссекса к валлийскому государю. Почти одновременно с гонцом из Кройланда прибыл гонец с западного побережья Уэссекса – того, что граничит с Валлией. Он сообщил, что датчане насели на валлийцев, отгрызают от Дифеда кусок за куском. Уж если Родри и придет в голову с кем-то воевать, так только с северными бандитами. Разумеется, они пограбят и уйдут, но валлийский король с куда большей охотой, чем прежде, даст свое войско, чтоб воевать с норманнами в других областях Британии. Так думал Этельред.

Вульфтрит рвала и метала. Она требовала, чтоб муж выкинул из головы идею отправляться на север и воевать с датчанами.

– Вам, мужчинам, лишь бы воевать! – кричали она. – Да эти северные бандиты давно нажрались добычи и дальше не пойдут!

Муж в ответ требовал, чтобы жена и думать забыла впредь совать нос в дела короля. Одного грандиозного семейного скандала ему было, пожалуй, достаточно на всю жизнь. Не мужчина тот супруг, который в ссоре кричит на жену так же, как она на него.

Но супруга короля возмущалась по понятной причине. Ведь у нее забирали пятилетнюю Эльгиву.

Девочку надо было отвезти в Валлию, показать Родри и его сыновьям, а также их женам – в знак серьезности намерений. Женщины по традиции должны были осмотреть малышку и сообщить своим мужьям, правильно ли она сложена, вырастет ли в красивую девушку, и сможет ли в будущем стать матерью, способной подарить жизнь множеству детей. Так заключались браки между знатными людьми, когда о любви не шло речи, а нужен был союз и в будущем – изобилующая потомством семья.

Этельред думал о том, что в Валлии Эльгиве будет безопаснее всего. Уэссекс вот-вот должна была захлестнуть война, и только Богу известно, куда смогут добраться датчане, а на западе все скоро утихнет. Сперва король считал, что в Валлию неплохо бы отправить и жену, а с нею – обоих сыновей, но потом передумал. Вульфтрит нельзя отпускать в соседнее королевство, там она с восторгом возьмется за интриги, и такого начудит…

Вульфтрит и обоих сыновей – Этельвольда и Этельхельма – правитель отправил в Уилтон. Стены старого аббатства почти сто лет назад сложили Добротно, из камня. Уилтон напоминал огромный замок, скрывавший в своих стенах огромное хозяйство монахов, его можно было долго защищать особенно если не будет недостатка в воинах. Своей семье Этельред собирался дать достаточно воинов, хотя каждый меч был на счету. Он приказал эрлам и элдорменам собирать армию.

В декабре стало очень холодно. На севере Британии вовсю шел снег, здесь он лишь изредка забелял воздух и сразу таял на земле, которая не успела промерзнуть. Но уж в холодном дожде недостатка не было. Поля давно оголились, на земле гнили остатки соломы, и скот начали кормить заготовленным сеном. Король вяло отметил, что урожай был хороший, и на этот раз за зиму умрет не так уж много селян.

Когда над Уэссексом бушевала настоящая снежная буря, в Солсбери появился измученный, замерзший и голодный гонец. Прежде, чем рассказать, с чем явился, он накинулся на жидкую похлебку с крупой и свининой, которая только и осталась от ужина. А потом сообщил, что датчане перебрались через Темзу близ замка Редингам[13], и там собираются обосноваться. Этельред вскочил со своего кресла, но гонец смотрел на него совершенно безразлично. Он был такой усталый, что его равнодушие растекалось волнами по всей зале. Датчане перешли Темзу – дело обычное. Они это делали постоянно. Что поделаешь?

– Мы должны идти к Редингаму, – сказал Этельред. – Немедленно. Эльфред, я дам тебе три сотни. Нет, лучше пять.

– Я не против.

– Что датчане собираются делать у Редингама – спросил король у гонца.

– Кажется, штурмовать его.

– Что за бред? Где это видано, чтоб датчане штурмовали замки?

– Они это часто делают. Очень часто, и охотнее всего – во Франции, – сказал Осмунд. Остальные эрлы ответили невнятным гулом. – От них можно ожидать чего угодно.

– Они могут взять Редингам? Как думаете вы? – король обвел всех взглядом.

– А хорошо бы, если б они колотились об стены Редингама подольше, – проговорил Эльфред. – Сколько людей они могут на этом потерять! Любая потеря врага – нам на руку.

– Гарнизон Редингама очень мал.

– А все потому, что надо было отправить армию на границы государства, тогда и гарнизоны были бы достаточны, – рявкнул Этельред.

– Поздно теперь говорить о том, что нужно было сделать, – поддразнил младший брат короля и тут же сделал серьезное лицо. – Прости.

В Солсбери лихорадочно собирали армию. На удивление притихшую Вульфтрит и мальчиков отправили в Уилтон, за крепкие стены, малышку Эльгиву в сопровождении пышной свиты увезли в Валлию, где, как заверил Родри, девочка будет в полнейшей безопасности, и Этельред вздохнул с облегчением. Теперь он мог думать о войне, не беспокоясь за семью. Эльфред в свою очередь подумывал отправить жену и сына к ее отцу, но, решив, что у гаинов им может стать опасно, велел Эльсвисе укрыться в том же Уилтоне.

– И не слушай королеву, – сказал он сердито. – Мало ли что она будет тебе советовать. А если паче чаяния я не вернусь, не забудь, что у меня есть богатое поместье, которым управляет Алард. Кроме того, мой брат будет тебе выплачивать содержание.

У Эльсвисы задрожали губы, и она покрепче прижала к себе спящего малыша.

– Я не хочу, чтоб ты погиб.

– Странное совпадение – я тоже этого не хочу. Но бывает всякое, – Эльфред обнял ее, прижал к себе и поцеловал в покрывало, укутывающее ее затылок. – Не бойся заранее. Прежде мне не случалось погибать, может, и на этот раз минует.

– Тебе лишь бы шутить, – женщина улыбнулась сквозь слезы. – Ты не погибай. Знаешь, почему? Может быть, я снова непраздна. Разве это дело – погибнуть и даже не посмотреть на своего ребенка?

Мужчина еще крепче прижал к себе жену. Слегка приподнял ее над полом. Руки у него были железные, и, невольно зарывшись носом в его бицепс, женщина пискнула и завозилась, пытаясь перехватить ребенка так, чтоб отец не стиснул и его. Малыш проснулся и недовольно заворчал. Эльфред осторожно поставил жену на ноги и забрал у нее ребенка. Внимательно посмотрел в румяное и сонное личико, где самыми большими казались наливные щеки.

– Давай-давай, сынок, – проговорил он негромко. – Расти и учись отстаивать свои права. И если с папкой что-нибудь случится – не забудь, мужчины нашего рода всегда мстят за своих… Запомни, Эльсвиса если родится сын, назови его Эдвардом. Просто и звучно.

– А если девочка? – на губах Эльсвисы появились лукавая улыбка.

Эльфред ненадолго задумался.

– Что ж… Если девочка, назови ее Этельфледар. Красивое имя. Или вот еще – Этельвгофу. Тоже звучно и значительно. Выбирай. Ты же мать.

Этельред заспешил, когда до него донеслись слухи, что отряды датчан уже вовсю принялись опустошать окрестности Редингама. Элдормен Беарроксцира[14], Этельвульф, поставленный еще старшим братом Этельреда, не остался в стороне, собрал войско и постарался оказать норманнам сопротивление. Решив, что лучшая защита – нападение, он выбрал самый безопасный путь и атаковал самый небольшой из вражеских отрядов, и, как говорили, при Энглафельде[15] разбил его. Бой был нелегкий, в схватке погибли два нормандских ярла, а элдормен остался невредим. Но это был лишь один отряд из множества.

вернуться

13

Город Рединг, в тридцати километрах от Лондона, на западе

вернуться

14

Область Беркшир

вернуться

15

Энглфилд-Грин, западный пригород современного Лондона, в четырех милях от Виндзора

32
{"b":"15226","o":1}