ЛитМир - Электронная Библиотека

– Откуда ты взял?

– Значит, с текстом знаком? – сделал вывод Еремин. – Почему мне ничего не сказал?

– Она убедила меня, что это писал сумасшедший.

– Ведь ты ей не поверил?

– Нет, но хотел разобраться сам.

– Понятно. А пряталась она все эти дни у тебя?

– Только вчера объявилась.

– А матери сказала, что живет у тебя.

– Ты разговаривал с Катрин?

– Я ведь еще веду дело о коллекции ее отца. Забыл? Надеюсь, о гильотине ты ничего не рассказал невесте?

– Она сделала вид, что это выдумка, что хотела меня разыграть.

– Пусть думает, что ты поверил. А теперь можешь отдыхать. До шестого. Мне даже будет легче, если ты никуда не станешь соваться!

– Постой-ка! – До Антона наконец дошло. – Зачем ее ищет Бадунков? Так это – Патя?..

– Ну вот. Ты ведь собрался отдыхать? Дыши глубже, Антоша, и предоставь финальную часть мне. В конце концов кто из нас герой романов Антона Полежаева?

* * *

Ей позвонили, когда она потчевала чаем молоденького эксперта. Ждала старика, а явился пацан. Старику бы, наверно, призналась, хотя та баба по телефону предупредила: никому!

– Это Василина Шведенко? – строго спросила та. – Если хочешь получить тело мужа, приезжай сегодня на ту квартиру, где он проживал. Не вздумай беспокоить своих друзей! Мы прослушиваем телефон и следим за тобой! Один неверный шаг – и ты пойдешь вслед за муженьком!

В первый миг она никак не могла собраться с мыслями. То, что это ловушка, понятно. Квартира принадлежит Роберту. Он вчера был у нее. Она сетовала, что не может даже похоронить Леню. Очень-очень расстраивалась по этому поводу. Решил облагодетельствовать? Так не бывает! Стал бы он его обратно переть на двенадцатый этаж! А она как должна забрать? Ловить такси: «Помогите мне перевезти останки своего мужа!..»? Нет, дело не в останках. Дело в ней! Он даже не пытается скрыть свое участие в убийстве, приглашая на ту квартиру! Держит ее за дуру! За выжившую из ума истеричку!

Если бы пришел снимать отпечатки старик, она, наверное, призналась бы. Пацанам никогда не доверяла! Всегда привлекали мужчины посолидней.

Парень наконец ушел. Она опустилась в кресло и заплакала.

Проплакала час. Свет не включала. За окнами – тьма. Вдалеке горят высотки и Останкинская башня, словно елочные игрушки! Залюбовалась. Приникла лицом к стеклу. В доме напротив кто-то стоит в проеме темного окна и смотрит в бинокль! Куда он смотрит?

Первая мысль – бежать! Бежать куда глаза глядят! Дура! Почему ничего не передала Еремину? Ведь человек был от него! Сидел у нее на кухне! А что может Еремин? Он не Бог!

А может, помолиться? Может, встать на колени и помолиться? Вся жизнь в грехе, но ни разу не молилась! Ничего не просила у Него! А сейчас чего просить? Чтобы защитил? Вышла на балкон. Зябко. Посмотрела на звезды. В том окне – никого. Может, показалось? Все равно кто-то должен следить! Кто-то постоянно следит!

«Послушай, что Тебе скажу! Никогда я с Тобой не говорила! Никогда ни о чем не просила! Если честно, не верила в то, что Ты есть! Я хочу предложить Тебе сделку! Не смейся! Не смейся, ради Бога! Мне не до смеха! Ведь не я первая! Каждый надеется, что сделка состоится! Вот и я предлагаю сделку! Дай пережить сегодняшнюю ночь! И тогда наутро я пойду в церковь! Честное слово, пойду!..»

Хлопнула балконной дверью так, что стекла задребезжали. Глупо! Считала себя умной! Красивой! Доброй! Нет, не добрая! Леню надо похоронить! А кто виноват, что он оказался в той злосчастной квартире? Кто боялся с ним жить в одном доме после взрыва в машине, будто он прокаженный? Вот ты во всем и виновата. Теперь отвечай…

Хватит бояться! Они хотят ее видеть? Они ее увидят!

В темпе натянула колготки. Причесалась. С лицом пришлось повозиться. Накладывать два слоя пудры. Чтобы никто не догадался о ее страхе! Ресницы никак не давались. Тушь подсохла, а новую покупать есть ли смысл? Густой румянец. Яркие губы. Туфли на шпильках. Белые. Надетые второй раз. Все. Готово.

Она вышла во двор с высоко поднятой головой, пружиня шаг. Минут пять ждала троллейбус на людной остановке. Она не даст себя убить из-за угла! Будет выбирать такие места, где народ кишмя кишит!

В метро перескакивала с одной станции на другую, будто хотела кого-то запутать или сама заплутать.

Иногда теряла нить сознания. Погружалась в пустоту. А потом вдруг удивлялась, когда сквозь пустоту прорывались скрежет колес электропоезда, голоса пассажиров.

После одного из таких провалов она обнаружила, что стоит во дворе многоэтажного дома и, задрав голову, смотрит то ли на звезды, то ли на окно на двенадцатом этаже. В окне горел свет. Ее ждали.

«Вот видишь. Я просила у Тебя защиты. А ты ведешь меня к последней черте! И не даешь передышки! Ты не хочешь иметь со мной дела? Правильно. Не стоит мараться!»

Она шагнула в подъезд. В кабине стоял работяга с гаечным ключом. Лицо его было перепачкано мазутом.

«Обращалась к одному, а нарвалась на другого!»

Представитель подземного царства кричал кому-то невидимому

– Миша! Еще раз! Я закрываю!

– Лифт не работает, девушка! – успел он бросить ей.

– Как же я перевезу труп? Как? – спрашивала она в узкую щель и била кулачком в сомкнувшиеся двери, пока не поняла, что кабина лифта ушла под землю. А она осталась.

Бежала со всех ног, не обращая внимания на шпильки. Пару раз спотыкалась. Улицы уже совсем обезлюдели, но за ней никто не гнался.

Потом уже сообразила, что пробежала целых две трамвайных остановки. А трамваи-то бегали как заведенные!

Посидела на скамейке в каком-то незнакомом скверике. Выкурила сигарету. Из-за кустов вынырнул некто усатый с горящим взором. Уселся рядом и начал приставать.

– Ай, какая девушка! Почему такая грустная? Чем помочь?

– Помогите мне перевезти труп моего мужа, – попросила она искренне.

Некто усатый тотчас испарился. А по небу плыли облака. Голубые облака по темно-фиолетовому небу.

В полночь спустилась в метро. Она уже не боялась преследования. Она вообще ничего не боялась.

Вспомнилось, как месяц назад один молодой журналист, явно к ней неравнодушный, предлагал пойти с ним в ночной клуб. Что, мол, ей терять, муж живет отдельно, врасплох не застанет!

– Или он названивает каждую ночь? Проверяет? – захохотал этот тип.

Она покраснела и ответила отказом. Она избегала подобных людей. Ее пугали ночные клубы. Она представляла себе вертеп с рулеткой, за которой рушатся человеческие судьбы, а в камине полыхают деньги. Короче, что-то из Достоевского.

Теперь ей захотелось видеть этого человека. Говорить с ним! Издеваться над ним! Смеяться ему в лицо!

Он хвастал, что проводит там чуть ли ни каждую ночь! Прекрасно! Сейчас она его застукает! Возьмет за жабры! Ведь приглашал! Значит, не отвертится! Вот только название клуба совсем вылетело из головы! Где-то в центре! Кажется, рядом с «Макдональдсом».

Она больше не раздумывала. Сегодня должны исчезнуть все страхи!

Удивительно, но как только у нее появилась цель – непременно попасть в ночной клуб, – исчезли туман и пустота, провалы в сознании.

Она нашла клуб довольно быстро.

Входной билет стоил десять долларов, а у нее осталось не больше сорока до получки.

Внутри не оказалось ни рулетки, ни бильярда, ни даже карточного столика. Завсегдатаи, развалившись в креслах, потягивали коктейли и наслаждались музыкой. Рыжебородый джазмен на крохотной эстрадке насиловал саксофон, и тот хрипло, надрывно взывал о помощи.

Она остановилась посреди зала, не зная, куда ей приткнуться. Ее разглядывали с интересом, как зеленую мартышку, по рассеянности забежавшую в стадо павианов.

– Василина! – раздалось где-то впереди.

К ней направлялся молодой человек, в котором она сразу признала своего знакомого журналиста-циника.

– Вот так сюрприз! Могла бы позвонить, я бы провел бесплатно.

У него были смешные светлые усики над толстой губой и неприятная бородавка на щеке. Выглядел ее знакомый невзрачно, серо, обыденно. Для ночного клуба мог бы одеться поприличней! Хотя этот ночной мир только ей в диковинку!

70
{"b":"15227","o":1}