ЛитМир - Электронная Библиотека

– Фокус, которому меня научил отец Люка, – объяснил я. – Давай поговорим.

– Да, – сказал Знак Пути. – Как благоразумные существа, коими мы являемся. Не желаешь ли подушек?

Немедленно рядом появились три пуфика.

– Спасибо, – сказал я, пододвигая к себе зеленый. – Я бы не отказался от чая со льдом.

– Сахар класть?

ГЛАВА 11

Я сидел на подушках, рядом лежал кинжал. Левую руку я держал над Образом, сложенная лодочкой ладонь была наполнена кровью. Знак Образа парил передо мной в воздухе, совершенно забыв про Корал, Найду, Далта и Люка. Я потягивал чай из покрытого изморозью стакана; среди колотого льда лежала веточка свежей мяты.

– Принц Мерлин, – начал Образ, – скажи мне, каковы твои желания, и мы быстро все уладим. Ты полагаешь, я не успею подстелить салфетку в нужное место, чтобы избежать опасности? Не думай, это не для того, чтобы лишить тебя возможности заключить соглашение, просто дабы избежать ненужных случайностей.

– Нет-нет, не стоит беспокоиться, – произнес я, качнув ладонью; красная капля поползла по запястью. – Тем не менее спасибо.

Знак Образа задрожал, потом успокоился.

– Хорошо, принц Мерлин, будь по-твоему. Однако вряд ли ты до конца осознаешь смысл своей угрозы. Несколько капель твоей крови на моем физическом узоре способны нарушить порядок вещей во вселенной.

Я кивнул.

– Знаю.

– Хорошо, – промолвил Знак. – И каковы же твои условия?

– Мое условие – свобода, – ответил я. – Отпусти нас, и останешься в целости и сохранности.

– Выбора у меня нет, но то же касается и твоих друзей.

– Ты о чем?

– Далта отправляй, куда пожелаешь. Что касается леди-демона, я уступаю ее с сожалением, ибо чувствую, что она могла бы составить хорошую компанию…

Люк пристально оглядел Найду.

– Что еще за «создание Преисподней» и «леди-демон», черт побери? – спросил он.

– Ну, есть некоторые вещи, которых ты обо мне не знаешь… – отозвалась Найда.

– И это длинная история?

– Да.

– Тебя ко мне приставили? Или я тебе действительно нравлюсь?

– Никто меня к тебе не приставлял, и ты действительно нравишься мне.

– Тогда мы послушаем твою историю позже, – вздохнул он.

– Как я и сказал, забирай ее, – продолжил Знак. – И Далта. И Люка. Буду счастлив отправить этих троих, куда пожелаешь. Что же касается тебя, то вам с Корал, возможно, здесь будет безопасней, чем где бы то ни было.

– Возможно. А возможно, и нет, – ответил я. – Корал, ты как?

– Забери меня отсюда, – попросила она.

– Достаточно ясно. Теперь…

– Подожди. Ты хочешь быть честным по отношению к своим друзьям, не правда ли?

– Разумеется.

– Тогда позволь мне указать на некоторые обстоятельства, которые они могли не принять во внимание.

– Давай.

– Леди Корал, – сказал Знак, – повелителям Двора Хаоса нужен твой глаз. Твои желания тут не играют никакой роли. Если для этого потребуется держать тебя в плену, значит, так и будет.

Корал тихо рассмеялась:

– Альтернативный вариант – сидеть в плену у тебя?

– Считай себя гостьей. Я обеспечу тебе любые удобства. Разумеется, для меня в таком положении дел будет явный выигрыш, не говоря уж о том, что я лишу противника твоего участия. Не спорю. Но ты должна выбрать одну из сторон, иначе неминуемо попадешь во власть другой.

Я посмотрел на Корал, она слегка покачала головой.

– Итак, что будем делать? – осведомился я.

Она положила ладонь мне на плечо.

– Забери меня отсюда, – повторила Корал.

– Ты слышал, – сказал я Знаку. – Мы уходим.

– Молю о снисхождении еще на миг! – воззвал ко мне Знак.

– Зачем?

– Обсудим. Выбор между мной и Логрусом – не просто вопрос политики: кому достанется эта особа или как выполнить отдельную работу. Я и мой противник представляем два фундаментальных принципа, посредством которых существует Вселенная. Ты можешь лепить на нас ярлыки существительных и прилагательных большинства языков и дюжин наук, но по сути мы представляем Порядок и Хаос – Аполлоническое и Дионисийское, если угодно; или разум и чувства, если больше нравится так; безумие и рассудок; свет и тьму; сигнал и шум. Впрочем, точно так же это может означать, что ни один из нас не ищет исчезновения другого. Тепловой удар или шаровая молния, классицизм или анархия, каждый из нас следует единственным курсом, и без другого эта дорога приведет в тупик. Оба мы знаем это, и та игра, в которую мы играем с начала всех начал, куда более тонкая штука; в итоге ее, возможно, следует судить только эстетически.

Сейчас я добился существенного перевеса над моим исконным противником – впервые за века. В нынешнем положении я могу воплотить в жизнь мечту историков всех Теней – эпоху высокой цивилизации и культуры, что никогда не будет забыта.

Склонись чаша весов в другую сторону, нас ожидал бы поворот к временам, подобным, как минимум, ледниковым. Когда я говорю о вас, как о фигурах в игре, это не умаляет вашей роли. Ибо настало время великой неустойчивости, когда Камень и человек, которому суждено быть королем, определят ход вещей. Останься со мною, и я обещаю Золотой Век, о котором говорил, и твою видную в нем роль… Уйдешь, и тобой завладеет другая сторона. Наступят Тьма и Хаос. Что предпочтете?..

Люк улыбнулся.

– Я сам коммивояжер и этот прием прекрасно знаю, – сказал он. – Сузить перед клиентом поле выбора и заставить его поверить, что выбор этот – его собственный.

Корал стиснула мое плечо.

– Мы уходим, – заявил я.

– Очень хорошо, – отозвался Знак. – Сообщи мне, куда вы хотите попасть, и я всех вас туда отправлю.

– Не всех, – неожиданно возразил Люк. – Только их.

– Не понимаю. А ты?

Люк вытащил кинжал и полоснул по ладони. Потом приблизился и встал рядом со мной, вытянув руку над узором.

– Если мы уйдем, прибыть на место могут только трое, – сказал он. – Я останусь здесь и составлю тебе компанию, пока ты не отправишь моих друзей.

– Как ты узнаешь, что я совершил это надлежащим образом?

– Хороший вопрос, – кивнул Люк. – Мерль, у тебя есть при себе карты?

Я вытащил колоду и показал ему.

– Мой Козырь по-прежнему там?

– Последний раз был.

– Тогда достань его и держи наготове. Прежде чем уйти, представь себе следующий ход. Оставайся на связи со мной, пока все не будет сделано.

– А что ты, Люк? Не можешь же ты сидеть здесь вечно кровавой угрозой Образу. Это лишь временный пат. Рано или поздно ты сдашь позиции, и тогда…

– В этой колоде все еще есть те странные карты?

– Что ты имеешь в виду?

– Ты их как-то называл Козырями Рока.

Я перетасовал колоду. Да, они были здесь, ближе к низу.

– Да, – сказал я. – Отменно исполнены. Ни за что не стал бы их сбрасывать.

– Ты действительно так думаешь?

– Ну. Собери их, и я устрою тебе персональную выставку в Амбере.

– Серьезно? Или ты просто говоришь, потому что…

Знак Образа оглушительно заворчал.

– Спасу нет от этих критиков, – заметил Люк. – Ладно. Вытащи все Козыри Рока.

Я так и сделал.

– Слегка перемешай. Держи их рубашкой вверх, пожалуйста.

– Хорошо.

– Разверни. – Он наклонился, взял карту. – Хорошо. Я в игре. Когда будешь готов, скажи ему, куда вас отправить. Не прерывай контакт. Эй, Образ, я тоже хочу чаю со льдом.

У его правой ступни возник заиндевевший бокал. Люк нагнулся, поднял бокал и сделал глоток.

– Благодарю.

– Люк, – сказала Найда, – я не понимаю, что происходит. Что с тобой будет?

– Ничего особенного, – отозвался он. – Не плачь по мне, леди-демон. Увидимся.

Люк взглянул на меня и дернул бровью.

– Отправь нас в Джидраш, – велел я, – в Кашфу, на площадь между дворцом и церковью.

Я держал карту Люка в окровавленной левой руке, рядом с гудящим спикартом. Я ощутил ее холод, когда Люк добавил:

– Ну, не слышал, что ли?

Мир свернулся и развернулся, и было свежее, ветреное утро в Джидраше.

39
{"b":"152272","o":1}