ЛитМир - Электронная Библиотека

Назад. Я отозвал свои щупы, захлопнул спикарт.

– Что ты сделал? – спросил меня призрак отца.

– Я обнаружил место, откуда Логрус направлял подземные удары, и переместил его. Теперь там небольшая пещера. Если она обвалится, это еще больше ослабит давление.

– Итак, теперь все в порядке?

– По крайней мере сейчас. Понятия не имею, на что еще способен Логрус, но ему придется прокладывать новый маршрут, чтобы добраться туда. А потом еще все тестировать. Учитывая, что ему надо отвлекать силы на наблюдение за Образом… Да, это его задержит.

– Итак, ты выиграл передышку, – произнес призрак отца. – Правда, следующим против нас может двинуться Образом.

– Может, – кивнул я. – Я ведь потому и перенес все сюда, что думал, будто здесь мы защищены от обеих Сил.

– Надеюсь, игра стоит свеч.

– Ну хорошо, – сказал я. – Настало время выдать им парочку раздражающих факторов.

Я посмотрел на призрака моего отца, стража этого места.

– Я знаю, где находится твой двойник из плоти и крови, – сказал я ему. – И приступаю к его освобождению.

Сверкнула молния. Внезапный порыв ветра вскинул опавшие листья, взболтал клочья тумана.

– Я должен сопровождать тебя, – промолвил призрак.

– Зачем?

– Разумеется, у меня есть собственный интерес.

– Ладно.

Вокруг грохотало, и новый порыв ветра раздул туман. К нам приблизился Юрт.

– Думаю, началось, – сказал он.

– Что? – спросил я.

– Поединок Сил. Долгое время Образ сохранял преимущество. Но когда Люк повредил его, а ты похитил невесту Самоцвета, нарушилось вековечное равновесие, баланс качнулся в другую сторону. Тогда Логрус решил атаковать, задержавшись лишь для попытки повредить Образ Корвина.

– Если только Логрус просто не испытывает нас, – сказал я, – а это просто не буря.

Пока мы беседовали, зарядил мелкий дождик.

– Я пришел сюда, ибо думал, что это единственное место, которое никто из них не затронет в перипетиях борьбы, – объяснил Юрт. – Я предполагал, что ни тот ни другой не пожелает расходовать здесь энергию, необходимую для нападения или защиты.

– Возможно, это рассуждение по-прежнему верно, – сказал я.

– Просто, в виде исключения, мне захотелось оказаться на побеждающей стороне, – продолжал он. – Меньше всего меня волнует, кто прав и кто не прав; это все равно спорные понятия. А я, ради разнообразия, хочу быть с теми парнями, которые выигрывают. О чем ты думаешь, Мерль? Что собираешься делать?

– Мы со здешним Корвином направляемся во Двор Хаоса, дабы освободить моего отца, – сообщил я. – Затем мы собираемся решить то, что нуждается в решении, а после жить счастливо.

Юрт покачал головой.

– Я никогда не мог понять, то ли ты дурак, то ли есть оправдание твоей самонадеянности. Хотя каждый раз, когда я приходил к выводу, что ты дурак, это дорого мне стоило. – Он поднял взор на темное небо, смахнул капли с лица. – Я действительно перегорел. Но ты все еще можешь стать королем Хаоса…

– Нет, – сказал я.

– …и ты наслаждаешься неким особым родством с Силами.

– Если так, то я и сам того не понимаю.

– Неважно, – сказал Юрт. – Я по-прежнему с тобой.

Я подошел к остальными, крепко обнял Корал.

– Я должен вернуться во Двор. Охраняйте Образ. Мы вернемся.

Небо расцвело тремя яркими вспышками. Ветер сотряс дерево.

Я отвернулся, сотворил в воздухе дверь и вместе с призраком Корвина шагнул в проем.

ГЛАВА 12

Так я попал во Двор Хаоса, проникнув в искривленное пространство скульптурного сада.

– Где мы? – осведомился мой отец-призрак.

– Своего рода музей, – ответил я, – в доме моего отчима. Я выбрал его, потому как освещение тут очень мудреное, и легко спрятаться.

Корвин изучил некоторые экспонаты, располагающиеся на стендах и на потолке.

– Да уж, для схватки местечко тут малоподходящее, – заметил он.

– Надо думать.

– И здесь ты рос?

– Да.

– Ну и каково?

– О, я не знаю. Не с чем сравнить. Было и хорошо – одному и с друзьями, – а бывали и плохие времена. Как у всякого ребенка.

– Так это..

– Пределы Всевидящих. Я бы хотел показать тебе тут все, каждый закоулок.

– Возможно, когда-нибудь…

Я осмотрелся по сторонам, надеясь, что появится Колесо-Призрак или Кергма. Как бы не так.

Наконец мы прошли в коридор, приведший нас в зал гобеленов, откуда вел путь в нужное мне место, соединенное переходом с галереей металлических деревьев. Но прежде я услышал голоса, как раз оттуда, куда мы направлялись. Мы затаились в комнате – здесь находился скелет Бармаглота, раскрашенный оранжевым, голубым и желтым в раннепсиходелическом стиле. Голоса приближались. Один я сразу же узнал – мой брат Мандор; другого только по голосу определить не смог, но, исхитрившись подглядеть, когда они проходили мимо, я узнал лорда Бансеса из Инобежцев, Верховного Жреца Змея, Который Являет Собой Логрус (чтобы разок привести полный титул). В дурном романе они остановились бы у дверей, и я подслушал бы их беседу, поведавшую мне обо всем, что нужно знать.

Проходя мимо, они замедлили шаг.

– Значит, так и будет? – сказал Бансес.

– Да, – ответил Мандор. – Вскоре.

И они прошли, и дальше я не смог различить ни слова. Я вслушивался в удаляющиеся шаги, пока те не утихли.

Потом подождал еще немного. Я мог бы поклясться, что услышал тоненький голосок: «Сюда. Сюда».

– Слышал сейчас что-нибудь? – прошептал я.

– Не-а.

Тогда мы ступили в проход и повернули направо, двигаясь в противоположном от Мандора с Бансесом направлении. И тут я ощутил какое-то жжение у левого бедра.

– Думаешь, он где-то поблизости? – спросил призрак Корвина. – Пленник Дары?

– И да и нет, – сказал я. – Ой!

Будто раскаленный уголек впился в ногу. Скользнув в первую попавшуюся нишу, где в янтарном гробу лежала мумифицированная дама, я сунул руку в карман.

Я понял, что это такое, едва нащупав предмет, который сразу попытался завести всевозможные философические рассуждения, на которые у меня сейчас не было ни времени, ни желания; а потому я обошелся с ними освященным веками манером – отложил в долгий ящик.

Это был спикарт; горячий, он лежал у меня на ладони. Почти сразу маленькая искорка проскочила между ним и тем, что я носил на пальце.

Последовала бессловесная связь, цепочка мыслей, образов, ощущений, побуждающих меня отыскать Мандора и прыгнуть к нему в лапы для подготовки моей коронации в качестве следующего правителя Двора Хаоса. Теперь было ясно, почему Блейз запретил мне надевать эту штуку. Не будь моего собственного спикарта, мне бы не справиться с его приказаниями. Я использовал свой, дабы отключить этот, воздвигнув крошечную изолирующую стенку.

– Теперь у тебя две чертовых штуковины! – заметил призрак Корвина.

Я кивнул.

– Знаешь о них что-нибудь неизвестное мне? – спросил я. – То есть хоть что-нибудь о них знаешь?

Он покачал головой:

– Лишь то, что они артефакты древних сил, из той эпохи, когда вселенная была весьма мрачным местом, а Тени лишь чуть обозначены. Когда пришло время, их обладатели уснули, или рассеялись, или преобразовались, как всегда бывает с такими личностями, а спикарты – выброшены, утеряны или преобразованы, как оно положено в конце сказки. Версий, разумеется, масса; версии всегда есть. Но пребывание во Дворе сразу двух колец может привлечь к тебе много внимания, не говоря уж о том, что их присутствие на этом полюсе естества добавляет мощи Хаоса.

– О Боже! – воскликнул я. – Своему я тоже велю затаиться.

– Вряд ли сработает, – сказал он. – Хотя… Полагаю, они должны поддерживать постоянное энергетическое взаимодействие с каждым источником и, по своей природе, непрерывно дают о себе знать.

– Тогда я велю ему настроиться на самый возможно низкий уровень.

Призрак кивнул:

– Вреда не будет, если попросить спикарт специально, хотя скорее всего он каким-то образом делает это автоматически.

42
{"b":"152272","o":1}